aif.ru counter
12.11.2016 00:04
1664

«Грязный носорог». Что заставляет велопутешественника колесить по миру?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Где территория тепла, добра и света? 09/11/2016
Под скалой «Висячий камень» в Ергаках (Красноярский край).
Под скалой «Висячий камень» в Ергаках (Красноярский край). © / Из личного архива

И всё это время Владимир Черников ни на минуту не выпускал из рук руль своего двухколёсного друга.

В молодости у него была «Ява-350» — культовый тогда мотоцикл. Он гонял на нём даже по спортивным трассам. Захотелось ещё больше скорости, драйва — купил машину, участвовал в автогонках. «Однажды, заняв очередное призовое место, открыл дверцу автомобиля, чтобы пойти на награждение, а ноги не держат. Понял, что стрессами, адреналином я выжигаю у себя всё внутри. На моё счастье, это был 1998 год — кризис, ремонтировать машину стало дорого. И я... купил велосипед», — вспоминает сегодня Владимир.

Вплавь с велосипедом через горную речушку.
Вплавь с велосипедом через горную речушку. Фото: Из личного архива

Велосипед — это вам не мотоцикл и не машина: едешь и ощущаешь природу, чувствуешь скорость, медитируешь, вспоминаешь. А вспомнить было о чём — за плечами годы работы в школе учителем физики, 20 лет службы в КГБ, потом свой бизнес, который выжил в лихие 90-е. «Вскоре меня пригласили в Федерацию велоспорта, где я 5 лет возглавлял отделение маунтинбайка (горный велосипед. — Ред.), — рассказывает Владимир. — Начались наши знаменитые путешествия. Тогда красноярцы впервые проехали на велосипедах вокруг Байкала — до нас этого не делал никто».

Тогда же с товарищами они создали велоклуб «Грязные носороги»: «Носороги — потому что упёртые, а грязь нас сопровождает всегда». Стали организовывать путешест­вия по России и за рубежом. Но уже не спортивные, а осмысленные.

«Едешь на велосипеде и ощущаешь природу, медитируешь, вспоминаешь...»
«Едешь на велосипеде и ощущаешь природу, медитируешь, вспоминаешь...» Фото: Из личного архива

По пути легенд

Перед каждым путешествием Владимир с товарищами искали информацию в библио­теках, музеях. Прошли путём Ермака, покорившего Сибирь. Углубляясь в историю, узнали необычные интерпретации, казалось бы, известных фактов. «Например, все считают, что Ермак — народный герой. А это был бандит, а вся его ватага приговорена к смерти, — рассказывает Владимир. — Он оказался покорителем Сибири не потому, что очень этого хотел, а потому, что купцы Строгановы, у которых он обосновался, хотели от него избавиться. У них была грамота на освоение Сибири, а он им мешал. Вот они и отправили его в поход — по сути, на верную смерть.

Ещё один миф я для себя развеял. Помните знаменитую картину Василия Сурикова “Переход Суворова через Альпы”? Мы повторили это путешествие из Италии через Швейцарские и Баварские Альпы на велосипедах через 213 лет. И знаете, каково было моё главное удивление? Место, где на картине Сурикова отряд Суворова спускается по перевалу, оказалось вовсе не страшным отвесным спуском, а небольшой пологой горкой. Я немного прошёл пешком, потом сел на велосипед и покатился вниз. Когда готовился, хотел взять ледоруб, верёвки, думал, надо будет привязываться, чтобы велосипед спускать».

Со временем Владимир начал устраивать всё более сложные путешествия. В том числе и одиночные. Например, в январе — феврале в 35-градусные морозы он проехал по пути отступления Белой армии Каппеля: от Красноярска до Забайкалья. Это было одно из самых его серьёзных путешествий. Главная загвоздка — как переехать Енисей? Белая армия перешла его по льду. Но сейчас река не замерзает. Случайно он узнал, что есть тоннель под Енисеем, по которому должны возить радиоактивные отходы. Разыскал ответственного, начал переговоры, столько писем написал. И, о чудо, ответственный человек дал команду, чтобы его пропустили. «В день проезжал примерно 100 км. Доехал до Иркутска, от Иркутска до Байкала, потом по Байкалу в точном соответствии с тем, как шла армия, — вспоминает он. — Перешёл через Байкал и только там закончил свой поход. Он занял две недели. Всё время у меня было чувство, будто я вернулся в прошлое и проживаю его вместе с белогвардейцами.

Под Иланском меня сбил таксист, сломал два ребра. Но понял я это только по приезде. Крутить педали не мешало, правда, спать на боку было больно, задыхался. Ехал и думал, что белогвардейцам наверняка было труднее: тиф, постоянная стрельба, простуда».

Камчатка. У жерла действующего вулкана.
Камчатка. У жерла действующего вулкана. Фото: Из личного архива

Преодолевая себя

Дома у Владимира — жена, четверо детей, тепло, уют. А его всё время словно что-то гонит из этой спокойной сытой жизни! Побывать на двух колёсах в самых неизведанных точках планеты — разве это не мечта? О вулканах он вообще давно мечтал, побывал как-то в Монголии в одном из потухших вулканов и загорелся. Два года назад залез внутрь вулкана Бромо в Индонезии и чуть там не остался. «Очень опасно, там же пепел — ногу поставил, а она поползла, валит ядовитый сернистый газ», — объясняет путешественник.

Он рассказывает про все свои путешествия с увлечением, а потом вдруг признаётся, что каждый раз, прежде чем куда-то отправиться, ломает себя. «Можно, конечно, дать себе слабину, но это не жизнь, — уверен он. — На самом деле труднее всего собраться и выйти из дома. Все на этом первом шаге и тормозят. А нужно просто подняться, надеть ботинки и выйти на улицу. Обратно уже не вернёшься. Но чтобы сделать первый шаг, нужна огромная сила воли. Путешествия, особенно на велосипеде, — это свобода. А чувства свободы нам всем очень не хватает. Я проезжаю через мир, а мир проезжает сквозь меня. В жизни мы все “в строю”, у всех у нас много ограничений. И меня из этого строя выпускают только путешествия».

Здесь ещё не ступала нога велосипедиста.
Здесь ещё не ступала нога велосипедиста. Фото: Из личного архива

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество