667

«Это не жизнь, а выживание!» В Ростове инвалиды мерзнут в аварийном доме

Виталий Колбасин / АиФ

Инвалиды по зрению замерзают в 153-летнем аварийном доме в центре Ростова-на-Дону. Семь семей добиваются у властей переселения из разрушающейся трехэтажки.

«Штукатурка падает на голову»

Власти признали здание аварийным, поэтому часть людей давно благополучно получили новые квартиры.

В аварийном доме в центре Ростова-на-Дону живут инвалиды.
В аварийном доме в центре Ростова-на-Дону живут инвалиды. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Но оставшимся здесь жить людям с ограниченными возможностями приходится обивать пороги судов, доказывая свое право на улучшение жилплощади. В комнатах не только холодно, но и опасно находиться.

«Душ на три этажа, но в нем опасно купаться, на голову штукатурка может упасть или пол провалиться, — проводит «экскурсию» корреспонденту АиФ.ru инвалид Татьяна Шпакова.  На втором этаже находятся два санузла, но одним не пользуются, иначе вода течет на голову на первый этаж. Видите, стены туалета поросли плесенью и грибком, ремонту не подлежит! А здесь когда-то была ванная комната. Сюда уже давно не ходим: опасно. Дом разрушается».

Такие «достопримечательности» в доме на каждом шагу. Хорошо себя чувствует в коридорах плесень. 

На кухне, прежде чем приготовить пищу, обитатели дома сначала чистят раковину от упавшей штукатурки. А деревянные полы вздулись от сырости так, что трещат по ночам.

«Когда идет дождь или тает снег, в этот электрический щит стекает вода, прибор каждый раз искрит, — продолжает ростовчанка. — Мы звоним, пишем в нашу управляющую компанию, но они никак не реагируют. Здесь живут социально незащищенные люди, без остатка зрения, инвалиды. В комнате температура чуть выше десяти градусов тепла, а мне за январь пришел счет за отопление на шесть тысяч рублей».

Дом разрушается.
Дом разрушается. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Татьяна Шпакова — инвалид первой группы по зрению, живет в таких трудных условиях с двумя детьми. Она переехала сюда 32 года назад, в 1989 году, и с тех пор в здании  ни разу не делали ремонт.

«На чердак подниматься не будем, он сгорел, поэтому там опасно», — говорит Шпакова.

Дом 42-А на улице Обороны построили еще в XIX веке. Сначала это были склады, а после войны сооружение передали в распоряжение Общества слепых. Здесь организовали предприятие, установили станки. В 1978 году для общества построили новый учебно-производственный комплекс, а дом передали на баланс администрации города. Здесь надстроили третий этаж и оборудовали помещения под коммуналку для инвалидов по зрению.

Новую квартиру отказались показать

Татьяна Шпакова пять лет назад выиграла у администрации Ростова-на-Дону суд: постановление обязало городские власти переселить семью в благополучную трехкомнатную квартиру.

Недавно ей сообщили, что мэрия на аукционе купила ей жилье. Женщине предложили подписать акт о приеме новой жилплощади.

Алиса Лобова приходит к родителям-инвалидам.
Алиса Лобова приходит к родителям-инвалидам. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

«Я попросила сначала показать мне новую квартиру, но получила неожиданный отказ. Вместо этого меня настойчиво просили подписать акт на вселение в новую квартиру, но я отказалась, — поясняет инвалид. — Пришлось даже судиться, чтобы осмотреть квартиру. В итоге эксперт доказал, что проживать там нельзя (заключение эксперта есть в редакции — прим. АиФ.ru). Квартира мало чем отличается от нынешней: крыша течет, раковины нету, на балкон выходить нельзя, потому что он аварийный. Меня пытались в такую квартиру переселить!»

Юрист Нина Дудзенко рассказала АиФ.ru о ситуации.

«Я поехала смотреть квартиру в многоэтажном доме, что предложила мэрия, — говорит юрист. — С улицы увидела, что окна грязные и старые, деревянные рамы, что поставило под сомнение целесообразность переезда. Через суд ЖЭК все же предоставил доступ к осмотру. Независимый эксперт сделал вывод: жить там нельзя».

Правозащитница навела справки и узнала, что квартира обошлась бюджету в 2,44 млн рублей. Но за такую цену в Ростове можно приобрести трехкомнатную квартиру с ремонтом и в благополучном спальном районе.

Бывшая ванная комната.
Бывшая ванная комната. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

«Дому около 60 лет, и с тех пор квартира не видела ремонта. Последние 20 лет в ней жили квартиранты, собственник долго не мог ее продать, — говорит Нина Дудзенко. — Квартира не соответствует стоимости, за которую ее приобрели».

Заявки на аукцион отсутствуют

Прошло ровно два года с тех пор, как инвалид отказалась переезжать. Ситуация не сдвинулась с места.

«Татьяне Шпаковой грозят принудительным выселением и вселением, — комментирует юрист. — Наши требования — чтобы инвалиду выдали пригодное жилье. В данный момент ждем приема у первого заместителя главы администрации Ростова-на-Дону».

Татьяна Шпакова все эти годы не бездельничала. Она работает на специализированном предприятии для незрячих людей, ее стаж — больше 30 лет.

«Нас, инвалидов, воспринимают как бомжей, — жалуется Шпакова. — Но я ведь обыкновенный, нормальный человек. Обратите на нас внимание! Это не жизнь, а выживание, издевательство над людьми! Другим семьям, которые выиграли суды, дали хорошие, красивые квартиры, мне дали... На тебе, боже, что нам негоже!»

Татьяна Шпакова борется за предоставление ей нормального жилья.
Татьяна Шпакова борется за предоставление ей нормального жилья. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Ходят по судам и другие жители коммуналки на улице Обороны, среди них — Надежда Лубова. Она 27 лет трудилась преподавателем в школе, а сегодня  работает в Обществе слепых.

«В мэрии пояснили, что нас включили в план переселения на конец 2021 — начало 2022 года, — говорит ростовчанка. — Есть мнение, что никто из застройщиков не заинтересовался тем, чтобы предоставить администрации для нас квартиры».

Отказавшейся переселяться Татьяне Шпаковой в администрации города сообщили, что объявленные электронные аукционы по приобретению другого жилого помещения в 2020 году признали несостоявшимися из-за отсутствия заявок…

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество