Примерное время чтения: 12 минут
5368

Чужие среди своих. Мать с 8 детьми выживают после пожара

На этом месте был дом семьи с 8 детьми.
На этом месте был дом семьи с 8 детьми. / Надежда Уварова / АиФ

Домишко по улице Могильникова, где обитает спустя несколько лет после пожара семья Мамадрахимовых, похож скорее на дворовую постройку. Братья-погодки обследовали здесь каждый сантиметр: покосившийся забор, едва живые от времени сараи, туалет, еле-еле закрывающийся на щеколду, и пятак пустой земли во дворе. Избушка имеет всего одну комнатушку и небольшую кухню. Хозяйка дома, вдова Эрка Мамадрахимова, рада только одному: из восьми её детей трое уже выросли и живут отдельно. На плечах многодетной матери пятеро несовершеннолетних. Их надо воспитывать, одевать, кормить и учить.

У Эрки Мамадрахимовой пятеро несовершеннолетних детей.
У Эрки Мамадрахимовой пятеро несовершеннолетних детей. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Всего лишились в один момент

Эрка, молодая и активная женщина, с грустью вспоминает былые прекрасные времена. Уроженка Таджикистана, женщина давно имеет российское гражданство. Гражданами нашего государства являются и все её дети, рождённые на территории РФ.

«Я жила в Челябинске и работала в больнице, — вспоминает она. — Но экология в промышленном городе сами знаете, какая. Я стала задыхаться, врачи рекомендовали переехать в сельскую местность».

Семья приняла решение обосноваться в деревне. И детей легче поднимать, и воздух свежий. С помощью материнского капитала Мамадрахимовы купили дом по улице 1 мая в Бродокалмаке. Обустроили быт по своему вкусу и кошельку. У всех детей было спальное место, хорошие просторные столы для уроков. Эрка, которую все в селе зовут на русский манер Ириной, поддерживала чистоту и уют в доме и готовила вкусные национальные блюда. Беда пришла, откуда не ждали.

Согласно экспертизе пожарных, причина возгорания – неисправность проводки.
Согласно экспертизе пожарных, причина возгорания — неисправность проводки. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Сначала умер глава семейства. Доходы, конечно, сократились, а женщина осталась вдовой, да ещё и на шестом месяце беременности. А в 2015 году сгорел дотла и дом, в котором проживала большая дружная семья.

«Вот здесь у нас была спальня, — Эрка ходит по обугленным брусьям. — Это то, что осталось от нашей мебели. Всё было красиво, нам нравилось. Мы остались без документов, одежды и денег».

Дома нет, но семья в нём прописана.
Дома нет, но семья в нём прописана. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Приехавшие пожарные констатировали: причина возгорания — ветхая электропроводка. Хозяйки дома в момент пожара не было, она уезжала по многочисленным делам большой семьи. Вернулась, когда от дома не осталось ничего. «Слава богу, все живы», — печально вздыхает многодетная мать.

Приютить большое семейство, где пятеро детей мал мала меньше, без раздумий решил дядя Эрки. Сам подался в Челябинск, нашёл там работу и снял жильё. Только благодаря дружбе и солидарности таджикской диаспоры Мамадрахимовы не остались на улице.

В новом доме в распоряжении семьи всего одна комната.
В новом доме в распоряжении семьи всего одна комната. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Доход — только пенсии

Именно в этом домике сейчас и ютится всё семейство. В единственной комнате старшая дочь Эрки укладывает спать младшую. В это время мальчишки тихонько садятся попить чаю. Гостеприимная женщина приглашает к столу, но всем здесь не разместиться. Крохотная кухонька около печи вмещает максимум четыре человека. И всё бы ничего, но дом этот продувается всеми ветрами. На потолке враждебно накренились балки, того и гляди протекут, а то и похуже: начнут падать. Неровный пол, застеленный коврами, сквозит. Вся немногочисленная одежда большой семьи сложена в углу и укрыта большим пледом: никакой шкаф сюда не войдет.

«Спасибо добрым людям, дали вот стенку, — хозяйка показывает нехитрую мебель в кухне. — Стол тоже соседи принесли. Я не работаю, конечно, в селе и работы-то толком нет, да и куда с такой оравой, за ними же следить надо. Живём на государственные выплаты: пенсии по потере кормильца».

Тихие, скромные, послушные дети Эрки привыкли обходиться без изысков. Едят нехитрую пищу, на которую хватает средств у матери. Воды в доме нет, её носят через полсела из колодца. Конечно, когда был первый дом, у детей был компьютер. Теперь не до хорошего: ни о каких гаджетах они не мечтают.

Эрка говорит, что периодически обращается в соцзащиту. Ей как малообеспеченной, конечно, выделяют предусмотренные законом продуктовые наборы и денежные выплаты. Вот только семья её слишком большая, чтобы этого хватало.

Дом, в котором живёт сейчас многодетная семья, отапливается печкой и имеет всего одну маленькую комнату.
Дом, в котором живёт сейчас многодетная семья, отапливается печкой и имеет всего одну маленькую комнату. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Три адреса, а толку нет

Когда первые эмоции после пожара улеглись, женщина стала думать о своём собственном доме. Родственник, конечно, — мужчина благородный, но не может же она пользоваться его добротой вечно. К тому же в жизни всякое бывает, вдруг придётся ему вернуться. Как вдруг один из жителей села предложил женщине купить у него домишко покойных родственников по адресу Коммуны, 5. Сумма символическая: 10 тысяч рублей. Эрка посмотрела дом. Конечно, состояние его ужасное: рушится буквально на глазах, электричество не подведено. Но это лучше, чем ничего. К тому же, подумала женщина, в крайнем случае его вполне можно изрубить на дрова. Из постройки их выйдет больше, чем можно купить новых. Сделку с Романом, который сказался хозяином и наследником, оформили распиской. Эрка, сколько могла, подшаманила дом изнутри и снаружи. Роман вскоре умер. А Мамадрахимова обратилась в администрацию села с предложением переехать в этот дом. Однако выяснилось, что не всё так просто.

Читайте также: Наказание за человечность? Волгоградца, спасшего людей от пожара, ждет суд

«Роман этот наследником не был, — объясняет женщина. — Он то ли свидетельство не оформил, то ли вообще этим не занимался. Дом перешёл в собственность государства, то есть распоряжается теперь им глава поселения».

Этот дом в аварийном состоянии, Эрка его купила, но сейчас даже не может снять.
Этот дом в аварийном состоянии, Эрка его купила, но сейчас даже не может снять. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Цена вопроса — 80 тысяч и ремонт дома

Обратилась Эрка к главе сельского поселения Юрию Хрулю с просьбой предоставить ей и детям какой-то кров. Сразу указала на этот дом, мол, может, в него переехать? Глава ответил на письмо отказом: в доме имеется долг старых хозяев за электроэнергию в семьдесят с лишним тысяч рублей, его необходимо погасить, чтобы занять жильё.

Мамадрахимова расстроена: таких денег у многодетной вдовы нет, да и накопить необходимую сумму нет возможности.

Чтобы заехать с семьёй в пустующий дом, женщина должна оплатить долги за электроэнергию предыдущих хозяев.
Чтобы заехать с семьёй в пустующий дом, женщина должна оплатить долги за электроэнергию предыдущих хозяев. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

В телефонном разговоре глава поселения подтвердил, что всё действительно так: «Рад бы помочь Мамадрахимовым, да нечем. Никаких статей расходов, чтобы оплатить за неё долг, в бюджете не предусмотрено». Предоставить какую-то другую жилплощадь Хруль также не может: давным-давно в селе ничего не строится. Все нуждающиеся имеют возможность так же, как Эрка, занять свободный дом, который на балансе администрации, по договору сроком на год, и каждый год этот договор продлять. Конечно, право собственности при этом не возникает, но иметь крышу над головой можно. И Мамадрахимовых он знает прекрасно: дети вместе ходили в школу, да и на пожаре он в числе других сельчан бегал с вёдрами и помогал тушить дом. Однако сейчас других вариантов просто нет, кроме как оплатить долг за электроэнергию, заключить договор и уже после занимать дом по улице Коммуны.

Глава поселения говорит: «Рад бы помочь, да нечем».
Глава поселения говорит: «Рад бы помочь, да нечем». Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Юрий Михайлович понимает, что у вдовы нет денег, потому предлагает ей взять в долг у родственников. Но ведь дом находится в аварийном состоянии, что очевидно даже любому неспециалисту. Но чиновник утверждает: никакого другого выхода из ситуации он не видит.

Мамадрахимова устала писать письма высоким чинам в село, район, область. Говорит, что единственная надежда — это обратиться к президенту. Эрка уже попросила знакомых грамотно составить письмо.

Оцените материал
Оставить комментарий (4)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах