aif.ru counter
4446

Археолог поневоле. Урюпинцы остались без дома из-за древнего могильника

© / Надежда Кузьмина / АиФ

57-летний Иван Московкин из Волгоградской области внезапно для себя стал хранителем древностей: у себя на участке он обнаружил древнее захоронение сарматов. Теперь его заставляют за свой счёт провести археологические работы на древнем могильнике, клад отдать в музей, а только после этого — продолжить строить дом.

Могильник «Садовый»

История началась два года назад. На своём участке в Урюпинском районе Московкин решил построить дом для себя, супруги и своей старенькой мамы. Проект красивый, только земельный надел чуть-чуть под углом. Пришлось Ивану для усиления конструкции вбивать сваи. Только начал работы — из земли показались человеческие кости.

Фото: АиФ/ Вячеслав Ященко

«Мы купили земельный участок с домом и постройками. Люди жили здесь со времён Советского Союза, — рассказывает Иван Московкин. — Землю оформили в собственность, все документы в порядке. В 2010 году взяли разрешение на строительство. В градостроительном плане земельного участка написано: „Памятников истории, культуры, объектов культурного наследия, внесенных в реестр, нет“. Никто из жителей хутора ранее ничего древнего здесь не находил. Край у нас, конечно, интересный, но из завоевателей, кроме татаро-монголов, здесь вроде никого не было».

Первоначально Московкины подумали, что в земле лежит погибший участник Гражданской войны. Вызвали полицию. Правоохранители приехали вместе с сотрудником Урюпинского краеведческого музея.

«Он нам сказал, что ни одна археологическая экспедиция здесь ничего не смогла бы найти, визуально ничто не указывает, — говорит Московкин. — За пару лет до обнаружения этих объектов историки проводили обследование хутора Попов на наличие памятников культуры и истории, но ничего не обнаружили. А тут сразу несколько захоронений!»

План могильника по отношению к строящемуся дому.
План могильника по отношению к строящемуся дому. Фото: Из личного архива/ Иван Московкин

Следующие два захоронения в этом же котловане обнаружили случайно по едва выступающей ручке глиняного сосуда. Третий объект историки вычислили логически: большой промежуток между двумя крайними. Предположили, что между ними что-то тоже есть. Оказалось — ещё одно захоронение. Согласно заключениям историков, захоронение относится к салтово-маяцкой археологической культуре, то есть к хазарскому времени, и датируется второй половиной VIII — началом Х века н. э.

Металлоискатели местных историков зафиксировали и наличие металла в трёх других областях могильника «Садовый». В связи с этим Московкиным запретили проводить какие-либо работы на своём участке, строительство дома потребовали остановить.

Ваши проблемы — решайте сами

Иван Московкин обратился в Комитет культуры администрации Волгоградской области: так и так, что делать? Время идёт, раскопки не завершаются, могильник разрушается дождями, да и самим бы хотелось пожить по-человечески.

Найденный сосуд Иван Московкин передал в краеведческий музей Волгоградской области.
Найденный сосуд Иван Московкин передал в краеведческий музей Волгоградской области. Фото: Из личного архива/ Иван Московкин

Ему ответили: «...В соответствии с законодательством, в случае если в пределах земельного участка обнаружен объект археологического наследия, собственник данного земельного участка обязан за свой счёт обеспечить сохранность указанного объекта.

В случае невозможности обеспечить физическую сохранность объекта собственнику необходимо обеспечить разработку и реализацию в установленном законодательством порядке плана проведения спасательных археологических полевых работ...» Подпись — председатель Комитета культуры Владимир Попков.

Хуторян обязали стать хранителями древностей.
Хуторян обязали стать хранителями древностей. Фото: Из личного архива/ Иван Московкин

За проведение указанных «археологических работ» собственникам участка, то есть Московкиным, предложили заплатить больше 200 тысяч рублей.

«28 августа 2017 года вышел приказ № 123 о включении выявленного объекта культурного наследия — одиночного кургана „Садовый“ — и занесении его в списки выявленных объектов Волгоградской области под номером 101. По этой причине мы теперь обязаны найти археологов, заключить с ними договор, оплатить 240 000 руб. за раскопки, — говорит Иван. — Мы не имеем права продолжать работы на своём участке. Мы обязаны сохранять эти объекты. Вот так просто Комитет культуры решил нашу проблему».

За раскопки Московкиным предложили заплатить 247 тысяч рублей.
За раскопки Московкиным предложили заплатить 247 тысяч рублей. Фото: Из личного архива/ Иван Московкин

Конечно, Московкиных возмутила такая несправедливость, и они начали с усердием писать жалобы во всевозможные инстанции. В итоге хуторянам предложили в конце концов провести работы безвозмездно. Но теперь уже сам Иван сомневается в квалификации предложенных администрацией «археологов». Кроме того, проводить такие работы они будут только «при наличии финансовой возможности». А когда это будет, опять неизвестно. Значит, снова жить Московкиным в старой летней кухне, уповая на то, что найдутся деньги в бюджете и все останки древних сарматов будут извлечены из земли.

Клад или не клад?

Иван Московкин уверен, что предметы, найденные на его участке, государство просто обязано признать кладом.

Фрагменты останков, найденных на своём участке Иваном Московкиным.
Фрагменты останков, найденных на своём участке Иваном Московкиным. Фото: Из личного архива/ Иван Московкин

«Мы передали государству три объекта культурной ценности, — говорит Иван. — Изначально, хочется подчеркнуть, денежный вопрос перед нами не стоял. Но когда я стал разбираться и читать законы, то узнал, что кладом признаются сокрытые в земле ценности (в нашем случае это культурные ценности для всего человечества). Клад может быть не только экономического содержания (золото, деньги, драгоценные камни), но и научного. Нам тогда не было разницы, клад это или нет. Все мы учились в школе и понимаем, что это связано с археологией. Но культнаследие Волгограда и археологи решили ситуацию использовать в своих интересах. Ведь объектом археологического наследия является всё то, что выявлено в ходе проведения археологических полевых работ на основании открытого листа. Но на нашем участке в границе строительного котлована никаких археологических работ не проводилось, никаких договоров с археологами на проведение работ мы не заключали. Я, конечно, не археолог и намеренно не искал кладов. Всё это было обнаружено случайно в земле, более того, скрыто, спрятано. Эти захоронения и являются коллекцией ритуальных предметов и методов погребения прошлых эпох».

На этом участке хуторянин планировал построить дом.
На этом участке хуторянин планировал построить дом. Фото: Из личного архива/ Иван Московкин

От ответа на прямой вопрос о том, преследует ли Иван цель получить какие-то дивиденды от своей находки, урюпинец уклоняется. Говорит размыто: «Государство может оценить это и в одну копейку. Это на совести государства. Я не хочу эту тему трогать».

Но в то же время он уже практически как профессиональный историк подчеркивает: «Любое драгоценное изделие из состава клада несёт куда меньше научной информации, нежели костные останки и способы их захоронения».

Астраханские кочевники

А между тем проблема с извлечением и сохранением подобных объектов, найденных у себя на земле обыкновенными людьми, действительно есть.

Так, летом 2019 года фермер из Астраханской области Рустам Мудаев копал яму под мусор и нашёл старинный бронзовый горшок.

Участок с древними артефактами принадлежал семье Рустама давно. Сначала на этой земле пас скот его отец, теперь — он сам.

Сначала мужчина не придал особого значения находке и закинул горшок в гараж. Только спустя время сосед Рустама уговорил его отнести вещицы в местный музей. Там и подтвердили: горшок — не просто старая утварь, а самая настоящая реликвия. Также на участке была обнаружена нашивка из золота, а это уже повод для масштабных археологических поисков.

«Захоронение показательно с точки зрения культуры кочевников: рядом с головой находились порубленные части барана, это соответствует традиционному погребальному ритуалу, — рассказал РИА Новости Георгий Стукалов, один из археологов, принимавших участие в раскопках. — Вместе с погребенными лежали отрубленные лошадиные головы, при этом одна из голов была в сбруе с серебряными нашивками и бронзовыми украшениями».

После того как все ценности увезли в Астраханский заповедник, Мудаеву не досталось ничего, кроме сухих слов благодарности. Кроме того, возмущается фермер, теперь у него вместо пастбища «пустырь с песком вместо травы». Сейчас он планирует подавать иск, чтобы получить награду за найденные на его участке реликвии, а также компенсацию за нанесённый пастбищу ущерб.

Эксперты о ситуации

«Положение у тех людей, которые находят на своём участке подобные захоронения, действительно не очень хорошее. Строительство останавливают на длительное время, — говорит к. г. н., член палеонтологического общества Александр Ярков. — Очень много памятников уже уничтожено. Я сам однажды случайно разворошил подобный курган. Но поскольку очень люблю историю, то решил позвонить и вызвать специалиста. Никто не откликнулся. Поэтому у нас легче обойти закон, чем его соблюдать. Поэтому я бы посоветовал Ивану просто молча забетонировать это место и продолжить строиться».

Часть находки Иван Москвин при строительстве случайно разрушил.
Часть находки Иван Московкин при строительстве случайно разрушил. Фото: Из личного архива/ Иван Московкин

Комментарий юриста

«В данной ситуации гражданин — действительно заложник властей. С одной стороны, он должен сохранить объект культурного наследия, а с другой — власти должны обеспечить своевременное изъятие этих объектов, — говорит директор юридического агентства Иван Иванов. — Думаю, что герою надо подписать договор на раскопки в бесплатной редакции (без договора они не смогут начать раскопки и будут этим прикрываться), а потом заваливать всех жалобами и исками в суд об обязании этих структур произвести раскопки в разумный срок (ст. 314 ГК РФ).

Кроме того, согласно позиции Конституционного суда РФ, изложенной в Постановлении от 22.06.2017 г. по жалобе Дубовца А. Н., судам необходимо задействовать механизмы гражданско-правовой охраны интересов частных собственников и добросовестных приобретателей от возможного произвола и злоупотреблений публичной власти в отношениях, связанных с правами на недвижимое имущество (в данном случае гражданина фактически лишили права пользования имуществом). Конституционный суд приводит позицию Европейского суда по правам человека: „Публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно; ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица“».

«Терпение кончается»

Выходит, Московкиным действительно проще продать этот участок близким родственникам. По словам юриста, в Росреестре запреты на использование участка в данном случае не стоят, а новый собственник ни перед кем не отвечает, а значит, со спокойной душой может залить всё бетоном и продолжить строительство.

«С одной стороны, мы можем выкопать всё это и отдать налоговой в присутствии полиции для дальнейшей передачи извлечённых вещей в музейный фонд России. С другой стороны, чисто по-человечески всё это надо извлечь археологам, — говорит Иван Московкин. — Представитель музея определил наличие металлических вещей во всех объектах. С его слов, ни один археолог никогда не нашёл бы эти объекты. Всё содержимое находится в слое глины. Два года переписок с Комитетом культурного наследия ни к чему не приводят. На обращения в РАН ответов так и не получили, а терпение кончается. Весной планирую всё залить бетоном, и пусть лежат дальше, для будущих поколений. У нас всё найдено, всё раскопано, только приди и забери. Но получается, что государству это не нужно? Знал бы, что так будет, наверное, выбросил бы».

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество