1475

Академик Жорес Алфёров: когда надо, наш народ может и горы свернуть

Жорес Алфёров.
Жорес Алфёров. www.russianlook.com

«Я по природе своей интернационалист. Иначе и быть не может, ведь во мне кровей намешано будь здоров! Но должен сказать: сегодня происходит славян­ский холокост. Сначала была разрушена Югославия, теперь взялись за Украину», - уверен академик Жорес Алфёров, лауреат Нобелевской премии по физике, ректор Санкт-Петербургского академического университета. Недавно он отпразд­новал 85-летие, с чем мы его от всей души и поздравляем.

«СтоЛИЧНОСТИ» знаменитый физик рассказал, что вообще-то «наука интернациональна» и куда утекают «молодые мозги» из России и других стран мира.

Об Украине

-Знаете, на Украине я раньше бывал каждый год. Дело в том, что там погиб мой старший брат, он похоронен в братской могиле у деревни Хильки Черкасской области. Брат, закончив школу, ушёл добровольцем на фронт. Воевал в Сталинграде, потом был участ­ником битвы на Курской дуге и погиб в одном из сражений на Украине, когда немцы пытались вырваться из котла.

Никогда не забуду, как я приехал в Хильки в 1969 г. Я был с товарищем. Мы стояли у братской могилы, когда к нам подошла местная жительница, пожилая женщина, и спросила: «Кто вы такие, что тут делаете?» Товарищ ответил, что здесь похоронен мой родной брат. Через полчаса к нам пришла вся деревня, человек 200. Они принесли столы, накрыли их, и все сели справлять поминки по моему брату. Большинство жителей этой деревни помнили войну, те суровые дни февраля 1944 г., когда в страшном сражении у деревни погибло около 10 тыс. человек. И я стал для них, что называется, родным человеком. Потом они нас провожали, надавали в дорогу гостинцев. С тех пор я каждый год приезжал в Хильки, стал у них почётным гражданином.

В 2013 г. я проводил в Киеве заседание Сколковского консультативного совета. И когда научная повестка была исчерпана, я предложил всем, включая иностранных учёных, съездить в Черкасскую область, в Хильки. Разумеется, нас тепло приняли. После чего мой американский коллега, профессор и нобелевский лауреат Роджер Корнберг, сказал: «Жорес, вы ведь один народ! Вас нельзя было делить!»

О санкциях

Сегодня наша страна оказалась в сложной экономической ситуации. Мы живём в условиях жёсткой международной изоляции. Впрочем, нам к этому не привыкать. Советская Россия и затем СССР с самого начала также подвергались бойкоту со стороны Запада. Но в условиях изоляции, преодолевая многие лишения, мы стали мощной и самодостаточной державой.

Сейчас у нас масса проблем. Но плохое финансирование, утечка мозгов и прочее - это всё следствия. Основная проблема, на мой взгляд, - это невостребованность наших научных результатов экономикой и обществом. Нужно, чтобы руководство страны обратило наконец внимание на науку, стало привлекать для работы в выс­ших эшелонах власти учёных. Мы более 20 лет находились на технологической обочине. За четверть века в стране не было создано ни одной прорывной технологии. У нас есть труба, есть нефть и газ. Но в области высоких технологий Россия отстала от остального мира, и это отставание нужно срочно навёрстывать. Наша экономика построена на сырье. Очевидно, что нужно менять экономическую модель. Меня вдохновил лозунг президента, что к 2020 г. должно быть создано 25 млн высоко­квалифицированных рабочих мест. Без участия науки это будет невозможно.

Об утечке мозгов

Гранты не предотвратили утечку мозгов из России, а стали просто расходованием средств. Гранты - вещь полезная, н­еобходимая, но при финансировании науки это не главный источник, а дополнительный. Наука должна финансироваться из государственного бюджета, причём в первую очередь должно быть обеспечено базовое финансирование научных учреждений.

Что касается отъезда научных работников за рубеж... Знаете, молодые учёные едут в США не только из России. Едут из всех стран - из Германии, Франции, Великобритании. Почему? Да потому, что в США созданы хорошие условия для того, чтобы заниматься наукой: там развиты научные школы, там хорошее финансирование, там востребованы результаты молодых учёных.

Вообще наука интернацио­нальна. Нет физики российской или американской, есть просто физика. А вот доход от науки - национальный. Выгоду имеют те страны, которые развивали её у себя. Кто лидирует в науке, тот лидирует и в мире! И мы должны создавать условия, чтобы молодёжи было интересно, престижно и выгодно заниматься наукой у нас. Это и есть решение проблемы.

О Нобелевской премии

Если вы посмотрите, то большинство наших нобелевских лауреатов, получивших Нобелевскую премию в научных номинациях, - это физики. И все эти физики вышли всего из трёх институтов - Физического института им. П. Н. Лебедева, Института физических проблем им. П. Л. Капицы и Ленинградского физтеха. Институтов сот­ни, а все лауреаты вышли только из трёх! Почему? Да потому что работы уровня Нобелев­ской премии могут быть сделаны только там, где сформирована своя научная школа. Такая же картина, кстати, и в Соединённых Штатах.

Поэтому, для того чтобы в России появились новые нобелевские лауреаты, нам необходимо возрождать научные школы. Хотя в современных условиях сделать это очень непросто.

Об оптимизме и пессимизме

Когда после вручения Нобелевской премии я читал в Стокгольме лекцию, меня спросили: «А как обстоят дела в России, как вы смотрите в будущее?» Я ответил: «В будущее я смотрю с оптимизмом. И вообще Россия - это страна оптимистов, потому что все пессимисты давно из неё уехали».

А самое главное, что вселяет в меня оптимизм, - это колоссальная талантливость нашего народа. Когда надо, он может и горы свернуть. 

СтоЛИЧНОСТЬ №3 (64), 24 марта 2015
Издается ЗАО «Аргументы и Факты»

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество