aif.ru counter
8486

Патриарх и Папа: историческая встреча без серьезных последствий

Сюжет Встреча Патриарха Кирилла и Папы Римского Франциска
Пётр Романов.
Пётр Романов. © / Из личного архива

То, что объявленная на днях встреча глав православной и католических церквей в Гаване станет исторической, несомненно. Хотя бы просто потому, что за многие века обоюдного противостояния и недопонимания подобный разговор произойдет впервые.

В свое время Павел I, когда Наполеон угрожал Ватикану, даже предлагал Папе Пию VI поселиться в Петербурге. Иоанн XXIII, по свидетельству дочери Хрущева, приглашал Никиту Сергеевича в гости. Встреча, правда, сорвалась: то ли по политическим соображениям, то ли из-за быстрой кончины римского понтифика. Зато постсоветские президенты общались с Папами не раз. С Бенедиктом XVI встречался Дмитрий Медведев, а с нынешним Папой Франциском уже дважды беседовал Владимир Путин.

Владимир Путин и Папа Римский Франциск.
Владимир Путин и Папа Римский Франциск. Фото: www.globallookpress.com

А вот Патриархи Московские и всея Руси от личных контактов с римскими понтификами до этого отказывались, неизменно оговаривая подобную встречу разнообразными условиями. Папы были расположены к переговорам в большей степени, однако и они горячего стремления пообщаться со своим православным «коллегой» никогда не демонстрировали. А тут... Что же случилось? И, может быть, самое главное: а что из этого выйдет?

Формальную причину столь резкого изменения своей позиции РПЦ объяснила. Все старые разногласия, как было подчеркнуто, остались. В прозелитизме, то есть, упорных попытках католиков насадить на русской земле свою версию христианства, православные обвиняли Ватикан с очень давних времен. Напомню об одном эпизоде времен Ивана III, который ради укрепления своего имиджа женился на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог. Это факт известный. Куда менее известно, что на этот шаг прагматичный Иван решился не без труда. Ключевский пишет даже о «религиозной брезгливости», поскольку православное наследие Царьграда к тому времени себя изрядно запятнало. А потому не вполне «чистой» казалась и сама Софья, жившая под крылом римского понтифика.

Подозрения оказались не напрасными. Чем ближе подходил кортеж невесты к Москве, тем больше там было волнений. Как выяснилось, в голове обоза папский представитель Антонио Бонумбре вез большой католический крест, с которым и собирался торжественно въехать в православную столицу. Очень похоже, что вместе с Софьей Палеолог Риму очень хотелось привезти в Москву и идею унии.

Не вышло. Митрополит Филипп заявил: если католический крест ввезут в город, он немедленно его покинет. Поэтому проблему решили кардинально: боярин Федор Хромой, исполняя поручение Ивана III, просто-напросто силой отнял «крыж» (крест) у папского священника, встретив обоз невесты за 15 верст от Москвы. Действительно, какой уж тут католический «крыж», когда в московском воздухе в ту пору уже витала идея «третьего Рима»!

Старая проблема унии и сегодня серьезно портит отношения между РПЦ и Ватиканом. Более того, в связи с событиями на Украине эта проблема резко обострилась. Как было отмечено на пресс-конференции РПЦ по поводу встречи, Украинская грекокатолическая церковь стала еще активнее использовать русофобскую риторику и нападки на православие. Правда, подозреваю, что виновен в этом уже не столько Ватикан, сколько сама русофобская обстановка на Украине и действия властей. Полагаю, это понимает и руководство РПЦ, поэтому, отметив существующую проблему, оно, тем не менее, не стало на этот раз выдвигать ее в качестве причины для отказа от встречи.

Поводом изменить свою позицию в отношении контактов на высшем уровне с Ватиканом стала для РПЦ, цитирую, «ситуация, сложившаяся сегодня на Ближнем Востоке, в Северной и Центральной Африке и в некоторых других регионах, где экстремистами осуществляется подлинный геноцид христианского населения». Что, безусловно, правда  достаточно заглянуть в хронику последнего времени. Трудно не согласиться и с выводами: ситуация «требует неотложных мер и более тесного взаимодействия между христианскими церквями. В нынешней трагической ситуации необходимо отложить в сторону внутренние несогласия и объединить усилия для спасения христианства в тех регионах, где оно подвергается жесточайшим гонениям».

Непонятно другое: а что реально может сделать встреча в Гаване для улучшения положения христиан? Как Ватикан и РПЦ могут помешать действиям фанатиков-террористов? Скорее всего, после встречи появится совместное заявление, осуждающее подобные преступления и призыв «ко всем» противостоять действиям, направленным против христиан. Только вот, кто эти «все»?

Если говорить об РПЦ, то Патриарх может, конечно, встретиться с президентом и рассказать ему о новой исторической волне гонений на христиан. Не сомневаюсь, что он будет в Кремле внимательно и с сочувствием выслушан, несмотря на то, что Владимир Путин обо всем этом, разумеется, уже знает. Что дальше? Россия и так делает все, что в ее силах, для борьбы с терроризмом. А возможно, даже более того, учитывая ситуацию с экономикой.

Что сегодня реально может сделать Ватикан? Времена, когда римский понтифик диктовал политику европейским королям, давным-давно в прошлом. У нынешней Западной Европы и других проблем хватает, не говоря уже о том, что там взят курс на дехристианизацию ЕС. Католиков среди европейцев, конечно, и сегодня немало, но не они определяют политический курс Брюсселя. А потому заявления нынешнего понтифика, который отличается резко критическим отношением к современным реалиям капиталистического мира, вызывают у европейских политиков в лучшем случае равнодушие, а в худшем — неприязнь.

Ну а если к Папе так относится европейская политическая элита, то не трудно представить, как нынешнего понтифика воспринимают протестантские по преимуществу США.

Приведу выдержку из послания Франциска Evangelii Gaudium, или Радость Благой Вести: «До тех пор, пока проблемы бедных не будут радикальным образом решены с помощью отказа от абсолютной автономности рынков и финансовых спекуляций, а также за счет устранения структурных причин, порождающих неравенство, не будет найдено решение мировых проблем и не будет решена ни одна проблема». «Мир отравлен духом потребления» — это тоже его слова.

Папа Римский Франциск.
Папа Римский Франциск. Фото: www.globallookpress.com

Причем, это официальная платформа нынешнего Ватикана. То, что далеко не все кардиналы из окружения понтифика ее разделяют, не сомневаюсь. Нынешний Папа-аргентинец привез с собой из Латинской Америки особое отношение к социальным вопросам. В этом регионе нищета и голод обитают слишком близко к храму, чтобы их игнорировать. Именно поэтому тут родилась «Теология освобождения», которая попыталась объединить Нагорную проповедь и марксизм. Именно тут священники играют немалую роль в вопросе защиты прав человека. Именно тут даже самые откровенные консерваторы от католицизма (скажем, известный Орден «Opus Dei»), и те играют немалую роль в решении социальных вопросов.

Вот и Папа Франциск — кстати, иезуит — отдает себе отчет в том, как живут люди, не входящие в «золотой миллиард». Впрочем, даже история иезуитов в Латинской Америке совсем иная, чем в остальном мире. Это иезуиты, например, обучали и лечили парагвайских индейцев, а затем встали на их сторону во время восстания против работорговцев. Хотя образованные монахи-иезуиты изначально понимали, что идут на гибель. Все это латиноамериканское наследие и привез с собой в Ватикан Франциск.

Наконец, некоторые высказывания нынешнего Папы наводят на мысль, что, в отличие от многих его предшественников, Господь ему все-таки ближе корпоративных интересов Ватикана. К тому же он не из породы интриганов, а поэтому с уважением относится ко всем христианским конфессиям.

Вот с таким своеобразным понтификом предстоит встречаться Патриарху Кириллу. Но эти же положительные стороны нынешнего понтифика, которые делают его приемлемым собеседником и для РПЦ, с другой стороны, сводят шансы Ватикана на защиту христианства в сегодняшнем мире к минимуму. Франциск симпатичен очень многим, но среди сильных мира сего сторонников у него мало. А его личной охраны — швейцарцев с алебардами — для обороны всех христианских церквей в горячих точках явно не хватит.

Патриарх Кирилл.
Патриарх Кирилл. Фото: www.globallookpress.com

Таким образом, если главная заявленная цель встречи в Гаване — выработать меры против сегодняшних гонений на христиан, не вижу, что реально могли бы сделать для этого понтифик и Патриарх. Разве что поможет их общая молитва.

Впрочем, не будем забывать и о другой цели встречи. Как заявлено, обе стороны надеются, что гаванский диалог позволит «открыть новую страницу в отношениях между церквями». Надежда — штука полезная, поскольку сама по себе создает предпосылки для успеха. Однако и тут все очень непросто. Слишком велики старые завалы обид и недопонимания между Ватиканом и РПЦ. Не говоря уже о чисто религиозных разногласиях.

Не стоит забывать и об инерционности мышления паствы, которую представляют главы двух церквей. Здесь взаимного негатива (где реальные обиды дополнительно помножены на мифы) скопилось еще больше. Просвещенным иерархам договориться проще, чем пастве. Тем не менее, от мнения паствы не может не зависеть и позиция иерархов.

Иначе говоря, если учесть, что эту «новую страницу» в летописи двусторонних отношений Святого Престола и Московского Патриархата никто не перелистывал уже многие столетия, и на этом направлении никаких чудес в результате встречи ожидать, полагаю, тоже не стоит.

Но пообщаться римскому понтифику и московскому патриарху хотя бы раз за многие века в любом случае, безусловно, полезно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (13)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы