aif.ru counter
1541

Объединяй и властвуй

Вадим Самодуров.
Вадим Самодуров. © / Из личного архива

Глава Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет выступил с жестким заявлением относительно «голосования за федерализацию» Украины: «Не нужно думать, что население Донбасса невиновно в этих страданиях. Виновно! И свою вину должно искупить страданием и кровью. Голосовали на референдуме за федерализацию? Голосовали. Согрешили? Согрешили. Вот этот следствие этого греха. Если бы не согрешили, не голосовали бы, то не было бы этого». Речь идёт, скорее всего, о референдуме 1994 года, имевшего совещательный характер, в ходе которого большинство жителей Донецкой и Луганской областей заявили, что русский язык должен быть вторым государственным языком Украины, а сама Украина — членом СНГ. Сразу после появления в сети выступления Филарета прошла акция в Мариуполе, в ходе которой произошел поджог церкви, принадлежащей УПЦ Киевского патриархата.

На Украине православие оказалось в весьма бедственном положении. Помимо униатской Украинской греко-католической Церкви (УКГЦ) существуют три православные церкви — УПЦ Московского патриархата, УПЦ Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная Церковь.

Филарет возглавляет УПЦ, отколовшуюся от Московского патриархата в 1992 году. Тогда он был лишен сана, а позже — в 1997 году, предан анафеме за поддержку униатов, присвоение соборной власти и углубление раскола. Украинский пастырь стоит на радикальных позициях — не раз посещал зону АТО и благословлял военных. В апреле 2016 года патриарх заявил: «Сегодня люди больше страдают на востоке Украины, а не на западе. А почему? Потому что там безбожников гораздо больше. Если они не покаются и не обратятся к Богу, то и страдания будут продолжаться». Помимо собственно идеологического обслуживания новой украинской власти, чем, собственно, Филарет занимается с момента образования независимой Украины, у этого деятеля есть и свои хозяйственные интересы. И сам патриарх, и поддерживающий его президент Порошенко не раз поднимали вопрос о создании единой поместной автокефальной украинской церкви. Понятно, что имущество других церквей — УПЦ (МП) и УАПЦ, окажется в собственности филаретовских структур. 175 монастырей УПЦ (МП), одна академия, 7 семинарий и 12 училищ, в три раза больше приходов больше, чем у Филарета — есть на что позариться. В религиозном плане у патриарха также не останется конкурентов. Поразительно, что государство до сих пор не арестовало имущество УПЦ (МП), чьи младшие чины саботируют пропагандистскую и агитационную работу Киева на Донбассе. Возможно, это следующий ход властей.

УПЦ Московского патриархата получила ряд имиджевых ударов — в 2014 году умер её предстоятель Владимир, руководство осудило присоединение Крыма к России. Начался отток паствы в другие Церкви. Были совершены попытки лишить церковь льгот на оплату налогов, однако заступившийся за УПЦ (МП) Виталий Кличко не дал этому произойти. Самое оппозиционное действие, которое могли себе позволить представители духовенства — это организованный ими в июле 2016 года молебен-шествие за мир на Украине. Националисты тогда объявили митрополита Онуфрия «врагом народа» и агентом России в Незалежной, но власти чинить проблем Московскому патриархату не стали, очевидно, опасаясь отпугнуть многочисленную паству от потенциального сближения её с Киевским патриархатом. Однако работа по купированию попыток церкви пойти на сближение с пророссийским элементами на Украине продолжается.

Украинская автокефальная Церковь представляет собой возвратившуюся из эмиграции националистически настроенную организацию, превратившуюся в придаток Киевского патриархата УПЦ. Сейчас на неё оказывается давление — происходит демонтаж без согласования с «автокефалами» крыши над Патриархией УАПЦ, в СМИ попала история с пьяными похождениями в баре архиепископа Тернопольского и Подольского Мстислава. Филарет готовится к полному поглощению УАПЦ. И вряд ли у последней найдутся влиятельные союзники.

Пока Филарет ждёт официального признания от Константинопольского патриарха, в Раде готовятся изменения в законе о свободе совести и вероисповедания. Должен упроститься переход из одной религиозной общины в другую. За ним последует и переход собственности — храмов и приходов по воле прихожан, захотевших в новую и единую УПЦ.

К сожалению, ни Россия, ни ДНР и ЛНР не понимают и не знают, как взаимодействовать с симпатизирующими им гражданами, выявившимися в огромном количестве в стране во время молебна. То есть люди, чтящие Владимира Крестителя вместо Бандеры, всё-таки есть, и их немало, а как с ними работать, какие каналы коммуникации использовать — понимания нет. УПЦ стремительно национализируется, окрашиваясь в черно-красные цвета, противодействия этому — ноль.

В стране 65% населения заявляют, что они православные, и все равно, что они разделены между церковными конторами. Апеллировать необходимо ко всем, эти люди способны голосовать за партию мира, появись она в будущем на Незалежной, и проводить крупные акции солидарности с народом Донбасса.

Мы все прекрасно знаем, что «в окопах не бывает атеистов» и любая война сопровождается всплеском религиозности. Эту духовную энергию масс необходимо направлять, потому что с каждым месяцем становится очевидным: сам по себе Порошенко без мощного давления не пойдет на мир в регионе. Значит, надо использовать все возможные инструменты, чтобы его к тому принудить. А «власть религии» — первая в этом списке.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы