2449

О Феликсе бедном замолвите слово...

Михаил Любимов.
Михаил Любимов. / Dmitry Rozhkov / Commons.wikimedia.org

Ветеран разведки Михаил Любимов:

Еще в 1990 году я писал в своем огоньковском романе «И ад следовал за ним» о памятнике Несостоявшемуся Ксендзу, расположенном близ улицы Убиенного Царевича (Кирова) и Застарелой (Старой) площади, где располагался ЦК КПСС. Эта литературная ирония отнюдь не уменьшает мое уважение к выдающемуся революционеру Феликсу Дзержинскому и памятнику Вучетича. Конечно, его возвращение вызовет смятение умов, но не это главное. Нигде в мире не установлены памятники шефам тайной полиции, тем паче в самом сердце столицы. Даже представить не могу памятник прославленному начальнику французской полиции Жозефу Фуше в Париже или шефу тонтон-макутов в Гаити (помню лишь чудище, тирана Дювалье).

Что касается беспризорников и прочих добрых дел службы, то воцарившееся у нас после 1991 года буржуазное мещанство (включая ворье) превратило КГБ поистине в исчадие ада. Акцент делался и делается на сталинские кровопускания 30-х годов, резко осужденные впоследствии самой партией, и абсолютно бездарную и неуклюжую борьбу с единомыслием (5-е управление, отнюдь не главное). А ведь КГБ занимался не только беспризорниками, но и порядком на железной дороге (было транспортное управление КГБ), эффективным радиоперехватом и дешифрованием, там работали ученые, вплоть до академиков (в США это целое агентство национальной безопасности), борьбой со шпионами и охраной государственных секретов (2-й Главк). Существовала блистательная советская разведка (1-й Главк), немало сделавшая для государства. Что там далекие беспризорники, если разведка и контрразведка (два главных управления!) постоянно масштабно занимались промышленным шпионажем, получавшим высокую оценку ВПК (военно-промышленная комиссия). Как известно, в 1948 году на Западе был создан комитет по контролю над экспортом (КОКОМ), запрещавший вывоз в СССР определенных товаров. Это было убийственное решение для нашего хозяйства, почище всяких санкций. Преодолеть эту несправедливость было поручено советской разведке и контрразведке (последней — через иностранных бизнесменов, посещавших СССР). Да! Мы крали без всяких патентов все, что необходимо для народного хозяйства. Это не только и не столько военная и атомная промышленность, но и необходимые народу инсулин, другая фармацевтика, компьютеры, станки, разная химия, рецепты для пищевой промышленности — список огромен, это миллиарды долларов, и все это для народа, а не в карман дельцов. Понимаю, что сейчас неудобно раскрывать в деталях эту тайну, ибо нас засудят «партнеры» и обдерут до нитки, но это факт для всех, кто знает историю. Так что не одними беспризорниками славны чекисты, превращенные нынешней пропагандой в отморозков. А уж сталинские чекисты расплатились жизнями за своих прегрешения, в отличие от некоторых сталинских руководителей-холуев, доживших почти до ста лет. 

Я достаточно долго проработал на Лубянке до переезда разведки за кольцевую, в Ясенево, ох, как мы не хотели переезжать! А ведь сидели в тесноте, в неуюте, в общую уборную снабженцы из экономии клали вонючее хозяйственное мыло, туда даже начальство ходило (потом стали строить для него собственные клозеты, рядовой состав не должен видеть интимы вождей). Покидать любимый центр (включая буфет в старом «Арарате», где славно шел стопарь, и книжные магазины на Кузнецком), просыпаться на заре и спешить к спецавтобусу... Оказалось, все не так ужасно: шикарные бассейн, стадион, полный спорткомплекс, лес вокруг (зимою — лыжи), речка, поликлиника, клуб, магазины, короче, житуха! Конечно, все ФСБ глупо тащить в лес, но некоторые подразделения вполне реально, пора уже разгрузить Лубянку, достойную ярких культурных учреждений. 

А как же с Феликсом? Октябрь свалился не с неба, революционная традиция прошла через всю русскую историю, выбросить ее отсюда невозможно. В советской истории достаточно крови и мрака, но было много хорошего и героического. Вредно уничтожать негатив, память об ужасном важна не меньше, чем память о прекрасном, на этом не в последнюю очередь учатся потомки. Железному Феликсу (кстати, шеф КГБ Александр Шелепин, громивший сталинских чекистов, тоже почему-то Железный Шурик) подошел бы Пантеон Революционеров там же, в Музеоне, его можно пополнить Желябовым, Фигнер, Перовской, Лопатиным, Троцким, вместе с Лениным делавшим революцию и создавшим Красную Армию, Сталиным, Рыковым, Бухариным и многими другими революционными деятелями. Рядом я поставил бы стелу всем иностранцам, сочувствующим России. Туда вошли бы не только «кембриджская пятерка», «красная капелла» — замученные гестапо уже в 1942 году немецкие агенты-коминтерновцы и «атомные шпионы». Достойное место там заняли бы великие ученые Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Фредерик Жолио-Кюри и Бруно Понтекорво, писатели Барбюс, Фейхтвангер, Мальро, Драйзер и другие. Конечно, на Лубянке хорош бы был фонтан типа Треви в Риме, с детишками, мамашами и обнаженными гризетками на травке, но места мало. Сюда бы Иисуса Христа, подобного тому, что в Рио-де-Жанейро на самой верхотуре. Мечты, мечты, где ваша сладость?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (6)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество