aif.ru counter
6649

Горит, потому что воруют

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Почему буксует реформа медицины? 07/08/2019 Сюжет Лесные пожары в Сибири летом 2019 года
Михаил Щапов.
Михаил Щапов. © / Дарья Галеева / АиФ

— В этом году тема лесных пожаров в Сибири наконец-то привлекла внимание практически всей страны. Хотя пожары не стали масштабнее, в этом году площадь горящих лесов не больше, чем в прошлом. С 2006 года площадь пожаров растет постоянно. За это время не было ни одного года, когда бы она опустилась ниже одного миллиона гектар. А в последние пять лет площадь лесов, пройденных огнем, не падает ниже отметки в 2,5 млн га.

Не нужно стесняться уголовных дел

Однако в этот раз смог затянул половину страны, и на это стало невозможно не обращать внимание. Именно поэтому я считаю, что при недостаточных формальных основаниях правительство все же должно ввести режим ЧС федерального характера. Проблема затрагивает не один и не два региона (где ЧС уже введены), а почти всю страну. Смог угрожает здоровью минимум 25 млн человек.

И важно понимать, с чем связаны такие катастрофические площади пожаров. Первая и самая главная причина — хроническое недофинансирование. Тушение лесных пожаров — это полномочия федерального центра. Но они «переданы» на региональный уровень, потому как на местах виднее, что тушить и когда. По правилам, если федеральная власть так поступает, она должна выделить регионам деньги на тушение пожаров. И средства выделяются — в этом году заложено свыше 30 млрд рублей. Но, как мне неоднократно жаловались в регионах, эти деньги обеспечивают только 15-20% от необходимого! То есть по бумагам всё хорошо, но в реальности не хватает буквально всего: людей, техники, горючего, расходных материалов. Бывают годы, когда горючка кончается прямо посреди сезона, и регионы неделями выпрашивают дополнительную. Техника стоит, леса горят, а чиновники пишут друг другу письма.

При формировании федерального бюджета регионы просят больше денег, но каждый раз получают меньше запрошенного. Она из причин — в Москве не без оснований боятся, что деньги разворуют. Эту проблему можно и нужно решать двумя несложными действиями: финансирование должно быть увеличено минимум в 3 раза, при этом в разы должен быть усилен контроль за деньгами. Не нужно стесняться уголовных дел: от организации тушения пожаров зависят жизни и здоровье людей. Но жесткий контроль без нормального финансирования не имеет смысла.

На одного лесничего — 400 квадратных километров тайги

Вторая большая проблема — это нехватка людей и техники. В СССР была мощная система борьбы с лесными пожарами. Были тысячные группировки воздушных десантников, обширная система лесничеств. Сейчас на всю страну десантников несколько сотен, штат лесничеств катастрофически сокращен, техники не хватает. А ведь именно лесничие могут потушить 90% пожаров еще на стадии первоначального очага. И не будет трёх млн га горящего леса. Но если на одного лесничего приходится 400 квадратных километров тайги(!), у него нет машины или горючего к ней, то не стоит удивляться, что пожары разгораются до такого состояния, что нужен приезд чуть ли не всего правительства, чтобы справиться с ситуацией. Решение проблемы лежит всё в той же плоскости: будут деньги и контроль за их расходованием — будет и необходимое количество людей для тушения пожаров.

Причина третья — это неразбериха. У нас за тушение лесных пожаров отвечает пять различных ведомств! Региональные министерства лесного комплекса, или их аналоги, отвечают за земли лесного фонда. Структуры министерства обороны отвечают за леса на своих землях. Лесами на особо охраняемых природных территориях федерального значения занимаются федеральные учреждения, заповедники или национальные парки. Муниципалитеты должны следить за лесами на землях поселений. Если гореть начинают поселки, то в дело включается МЧС. Естественно, когда дело доходит до выяснения, почему горят леса, начинается занимательная игра «передай ответственность другому». Наблюдать её было бы весело, если бы речь не шла о судьбах и жизнях людей.

К сожалению, пожар не особо разбирает, на чьих землях он находится. Он может начаться на землях национального парка, перейти на земли лесного фонда, а потом в несколько часов уничтожить оказавшийся на пути населенный пункт. В мае этого года часть пожаров начались на землях нацпарка «Заповедное Прибайкалье» и, как сообщалось, у парка просто не было средств на тушение.

Нужен один ответственный

При этом у нас есть средства космического мониторинга, системы наблюдения с воздуха, системы для демонстрации плотности очагов возгорания. Но порядка нет. Мы пожары видим, а кто их должен тушить, понимаем не очень. Пока ответственные органы пытаются координировать свои действия и выясняют, кто отвечает за пожар, люди лишаются своего имущества и гибнут в огне, а ущерб экономике составляет порядка 50 млрд рублей ежегодно. 

На мой взгляд, тушение всех лесных пожаров нужно полностью передать в ведение одного ведомства. Пусть это будет МЧС или Рослесхоз. Главное, чтобы ответственный был один, и мы точно знали, с кого спрашивать.

Есть и еще две существенные причины, но их можно устранить в рамках действующей системы. Первая — коррупция. Не секрет, что лесная отрасль очень коррумпирована. Но у правоохранительных органов есть все необходимые полномочия, чтобы сажать коррупционеров, в том числе и коллег, сросшихся с криминалом. Нужны только воля и честность. Вторая — незаконные вырубки. Лес воруют, бросают ветки и опилки. Они становятся причиной пожара. Это также зона ответственности правоохранительных органов. 

Пока мы не устраним эти пять причин, леса в России так и будут гореть, люди — терять имущество, здоровье и жизни, ну а страна продолжит терять стратегический ресурс.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество