aif.ru counter
1848

Кто мы в событиях Страстной седмицы?

Сюжет Великий пост и Пасха
Страсти Христовы (анонимный художник XV века, Нидерланды)
Страсти Христовы (анонимный художник XV века, Нидерланды) © / Commons.wikimedia.org

Юрий Белановский:

События Страстной седмицы начинаются с входа Господня в Иерусалим – дня, именуемого у нас Вербным воскресеньем. Обойдя израильские земли с благой вестью, собрав и воспитав учеников, Иисус приходит в Иерусалим, где его ждут предсказанные Им же страдания и смерть. Христа встречает ликующая народная толпа, та самая толпа, что буквально через несколько дней будет кричать Понтию Пилату, чтобы тот распял Иисуса. Именно здесь в Иерусалиме Иуда предаёт и продаёт своего Учителя. Иудейские первосвященники и старейшины посылают воинов арестовать Иисуса. Они же передают его на суд римскому наместнику – Понтию Пилату. Ученики в панике разбегаются, апостол Пётр отрекается от Учителя. После вынесения приговора воины по традиции издеваются над Осуждённым и, подчиняясь приказу, распинают Его с двумя разбойниками. Вот, пожалуй, это и есть основные события и лица той страшной истории, что произошла более двух тысяч лет назад и подробно описана в Евангелиях.

Где тут мы?

Для христиан в повествовании о последних днях жизни Господа есть о чём подумать. Каждую роль можно примерить. Вот, скажем, народ, сначала ликующий и боготворящий, и вдруг поддавшийся пропаганде, озлобленный, готовый растерзать. Если заглянуть в свою совесть поглубже, то можно ясно себя увидеть в подобных обстоятельствах и поставить себе вопрос: а где моё место? Будучи там в толпе, готов ли я был идти против толпы за правду, за веру, за конкретного человека?

Или вот тема несбывшихся надежд и алчности. Принято считать, да и Евангелие даёт для этого основания, что Иуда разочаровался в Учителе, не приведшем его ни к славе, ни к власти, ни к деньгам. А ведь это вечные соблазны, так или иначе поражающие каждого человека. И опять же, совесть может нам показать, что же мы лично ждём от Христа? Смогли бы мы преодолеть столь сильную обиду и опустошённость, что толкнули Иуду на предательство.

Первосвященники и старейшины – это же образ традиции, незыблемости, непреклонности закона, заботы о народе, заботы о чистоте веры. И для наших дней – это весомые добродетели. Не слишком ли легки осуждения этих религиозных лидеров с позиции современного человека?

А Понтий Пилат? Разве это такая уж невероятная история, когда известны правда и истина, но обстоятельства требуют спокойствия начальства через умиротворение большинства?

Страх и бегство учеников, предательство Петра – об этом страшно думать в отношении к себе. Первые триста лет христианства и последние сто лет российской истории дали нам столько чудовищных подробностей о страданиях, гибели и отречениях христиан, что просто немыслимо вообразить себя иным, нежели струсившие апостолы. Немыслимо, ибо невозможно разглядеть в себе столь крепкую веру и столь твёрдый характер, чтобы умереть за Христа здесь и сейчас.

Воины – служивые люди, им просто приказали, они исполнили. Формально, это лишь инструменты, ответственность не на них. Слишком много над ними и ума, и власти, чтобы размышлять, чтобы обсуждать. И всё же совесть христианина не обходит стороной даже эту роль, а смело примеряет её, находя сходства с нашей жизнью.

Ну и, конечно, разбойники – яркие полярные примеры нравственности и отношения ко Христу. Любимые персонажи проповедей и нотаций. Оба распяты, оба переживают нестерпимые муки. Но нераскаянность, отвержение Христа и гнев одного противостоят покаянию доверию и добрым словам другого. Даже тут, если по совести, не так уж просто быть уверенным, с кем мы можем отождествить себя. Многим ли из нас приходилось делать нравственный выбор за мгновение до смерти, да ещё переживая адскую боль?

Причём тут мы?

Я знаю многих людей, для которых предложенные выше рассуждения очень важны и значимы. Порой – это один из немногих способов так или иначе прочувствовать, пережить, осмыслить последние дни жизни Господа Иисуса, чтобы в Пасхе увидеть надежду, радость, прощение и избавление.

Примерка чужих ролей и размышления о своём возможном месте в былых историях рождают эмоциональный отклик и дают определённый настрой. Вероятно, такой подход помогает продвинуться в самопознании. И всё же остаётся недоумение – причём тут каждый из нас?

Вот о чём я подумал. Господь Иисус Христос не заповедовал своим ученикам размышлять о том, что бы они сделали, окажись на месте кого-либо в прошлом. Он призывал их исполнять Его заповеди и подражать Ему не в воображении, а в жизни. Никому не под силу оказаться в прошлом и испытать на себе чью-то судьбу, но каждому под силу быть или не быть учеником Иисуса Христа здесь и сейчас. Причём быть не вообще, а именно каждому лично, как он есть – уникально и неповторимо. А при таком взгляде каждый миг даёт шанс быть христианином, делая нравственный и религиозный выбор. И это на самом деле самое трудное, но и самое необходимое.

Определённый настрой и эмоциональная включённость в события страстной седмицы – это очень важно. Но это не более чем влага, орошающая наши дела здесь и сейчас. Нет смысла во влаге, если из земли ничего не растёт. От полива со временем на поверхности появится разве что тонкий слой мха, но ни цветов, ни плодов мы не увидим. Ответственность мы несём не за наш настрой и размышления, а за наши дела и наши отношения с ближними.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (52)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы