4068

Предчувствие Ленина

Константин Кудряшов.
Константин Кудряшов. АиФ

Плакали дети, кричали ослы,
Плохо жили крестьяне.
Жил такой человек, он трубку курил,
Имя его было Сталин.
Он живёт далеко, зимою там снег,
Туда на осле не доехать.
Он сказал: «Маслина растёт для всех – 
Зачем обижать человека?»

Стихотворение неизвестного испанского крестьянина, 1936 г.

Хотим мы того или нет, но приходится признать — современное человечество, как и во времена допотопные, живёт в пространстве мифа. Реальность от нас либо далека, либо скрыта, либо намеренно искажена.

Кто не верит, пусть вспомнит, что многие свято убеждены: Аляску продала Екатерина II, Черчилль обожал армянский коньяк, а Людовик XIV, Король-Солнце, объявил: «После нас — хоть потоп».

Самое забавное, что правды во всём этом нет. Но нет и особого вреда. В конце концов, кое-кто свято верит даже в возвращение абсолютно легендарного короля Артура. От себя замечу — давно пора.

Однако есть мифы не то чтобы приносящие вред, но оказывающие серьёзное влияние на реальность. Скажем, римский миф. Миф о величайшей в истории мира, непобедимой Империи. Нет, никто не спорит, она примерно такой и была. Но прекратила своё существование, поскольку немытые варвары силой оружия наглядно продемонстрировали — непобедимых империй не существует.

Миф оказался сильнее реальности. А римская риторика сильнее оружия. Удивительно, но стоило кому-нибудь из правителей, пусть даже самовольно и нелегитимно принять на себя насквозь римский титул императора, как тут же его государство начинало пухнуть, как на дрожжах, предъявлять претензии к соседям и даже подминать их под себя.

Вот некое восточноевропейское государство. Зависимое от более сильных восточных кочевых соседей. Даже платящее им дань. И вот его правитель, некто князь Иван, довольно-таки нагло начинает именовать себя ни много ни мало, а царём. То есть, натурально, Цезарем. И тут же, всего за полтораста лет, его страна раздаёт оглушительные плюхи татарам и распухает до самого Тихого океана. Да ещё и разрабатывает концепцию «Третий Рим». Это мы, да.

Вот ещё одно государство, в Центральной Европе. Одно из немецких княжеств. И вот его правитель тоже примеряет на себя венец Цезаря. Только по-немецки это звучало как Кайзер. Результат — внезапно вырастает одна из самых мощных империй, бросившая вызов всему миру и развязавшая Первую мировую войну. Это я о Пруссии.

А вот не очень-то и большая британская колония. Заокеанская. Ей, как и нам, тоже надоело находиться в зависимости. Но они пошли другим, впрочем, тоже римским путём. Завели у себя Сенат, Капитолий, и вот, извольте. Прошло менее двухсот лет, а у них — самый крупный авианосный флот. И они пытаются навязать свою волю всему миру. Узнаёте, кто?

И ведь это только те примеры, когда, вооружаясь духом римского мифа, создавали новую реальность почти из ничего. Из колоний. Из зависимых данников.

Такова сила мифа.

В Историческом музее, в бывшем здании Музея Ленина, открылась выставка, которая позволяет задуматься об этой силе, но уже в приложении к другим делам. Называется она «Миф о любимом вожде».

Здесь испытываешь реальное чувство гордости за свою страну. Потому что именно она внесла солидный, можно сказать, решающий вклад в копилку мировых мифов. Причём, что особенно ценно, в мифологию новейшего времени.

Ленин.

Как же смеялись над маленьким человечком, который явился в Россию из ниоткуда и выглядел абсолютным клоуном! В нелепом буржуазном котелке, галстук в горошек, на голове — совершенно идиотский рыжий парик. И он осмелился сказать, что «есть такая партия, которая возглавит революционное движение»!

А ведь это был вполне реальный человек. Невысокий и слабосильный, чему свидетельством очень маленькая коса, которой он косил сено в Разливе, маскируясь под батрака. Комплексующий по поводу своего роста — уж очень высоки каблуки его ботинок, такие впору носить разве что женщинам. Человек из мяса и костей, которого можно ранить и убить — свидетельством тому пуля, извлечённая из его плеча после покушения эсерки Каплан. И пуля, и коса, и парик, и ботинки, всё это представлено на выставке.

Но возник другой Ленин. Ленин-миф. И сумел навязать себя и своё видение реальности всему миру. И мир был вынужден на долгое время с ним согласиться. Да, есть такая партия и такой Ленин. Он одной рукой поднимает многометровое бревно, а другой изгоняет буржуазную скверну с планеты. Абсолютное добро. Своего рода бренд.

Ключевые слова — «навязать себя и своё видение реальности всему миру». Потому что только так и таким образом может сложиться миф. Если альтернативную реальность разделяешь только ты, это называется шизофренией. Если кучка твоих соратников — сектой. Если весь мир — то, извините, это уже натуральная магия.

Работает элементарный закон подобия. Как если бы кто-то сумел навести отражение свечи в зеркале, не имея её в руке. Случись такое, по всем законам физики свеча тут же должна, просто обязана появиться в реальном мире. Иначе миру кранты.

Ленину это удалось. И что с того, что над ним смеялись даже соратники по партии. Что с того, что его называли лысым шпионом? Подумаешь! Не исключено, что римский плебс кричал вослед Цезарю вместо «Ave Caesar!» что-то вроде: «Лысый додик!».

Но Гай Юлий навеки в лавровом венке триумфатора.

А Ленин — в кепке. И оба представляют собой универсальный миф планетарного масштаба. Но одно дело — седая древность, а совсем другое — события столетней давности. Даже я могу вслед за героем Довлатова повторить: «Я видел тех, кто видел Ленина». И это будет чистая правда.

Забавно, как работает закон сакрализации. С первых же дней после покушения на Ленина, а уж тем более после смерти Владимира Ильича, началось переформатирование истории его жизни. Писали ведь совершеннейшую ерунду. И что он родился в крестьянской семье, и что хворал, недоедал, но вот, пожалуйста, принёс народам «Евангелие революции», как назвал Троцкий ленинскую работу «Что делать?».

Результаты ошеломляющие. Если верить Фазилю Искандеру, то дремучие, неграмотные абхазы почтительно называли Ленина: «Тот, Кто Хотел Хорошего, Но Не Успел». Всё — с заглавной буквы.

А в Латинской Америке до сих пор называют детишек именем «Ленин». Фанаты футбола должны вспомнить эквадорского футболиста, которого звали Ленин Порозо. Увлечённые политикой сразу же назовут знаменитого революционера-террориста с именем Ильич Рамирес Санчес. Характерно, что имена «Ленин» и «Володя» достались его старшим братьям.

Примеры можно перечислять сотнями. Даже тысячами. Выставка прекрасно и предельно ясно показала, как и из чего был сформирован миф.

Нам теперь осталось осмыслить, что с этим мифом делать. Куратор выставки, Татьяна Колоскова, процитировала одного из вождей Французской революции, Марата: «Чтобы народ не был снова порабощён, ему необходимо сохранять постоянную бдительность в отношении своих вождей и уметь правильно оценивать их поступки».

По-своему правдиво. Но если можно оценить вождя, то как оценить миф? Есть только один критерий — работает он, или не работает. Жив или умер. Эффективен или нет.

Миф о Ленине чрезвычайно эффективен. Вы будете смеяться, однако фраза «Ленин умер, но дело его живёт», абсолютно верна. С одной поправкой — не столько дело, сколько миф.

Равно как верна фраза Маяковского о Ленине и Партии — говорим одно, а подразумеваем другое. Потому что первой ассоциацией со словом «коммунизм» будет даже не Маркс, и тем более не какой-нибудь Ким Чен Ын, а Ленин.

Думается, самое малое, что можно сделать с мифом о Ленине, как об Абсолютном Добре С Кулаками, это им гордиться.

Самое глупое — постараться о нём забыть.

Самое безумное — надеяться на слова Владимира Высоцкого: «Наши мёртвые нас не оставят в беде, наши павшие — как часовые».

Впрочем, то, что совсем недавно казалось безумием, сейчас как по волшебству становится реальностью. Всё возвращается на круги своя. Ленин — в Музей Ленина, что и продемонстрировала выставка. Лично я надеюсь на продолжение.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (10)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы