aif.ru counter
4748

Погода совсем никуда. Выживет ли человечество в климатическом апокалипсисе?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. Пора ли строить новый ковчег? 10/06/2020
Гроза в Москве.
Гроза в Москве. © / Владимир Сергеев / РИА Новости

Май-2020 бил один погодный рекорд за другим. Для столицы он стал самым дождливым за всю историю метеонаблюдений: за месяц на Москву вылилось три месячных нормы осадков. По Сибири 26 мая пронёсся разрушительный ураган. Болгарию, Сербию, некоторые штаты США бомбардировал град. Краснодар 23 мая замело снегом, а Таймыр в это время изнывал от жары – там было +25С. Но и наступивший июнь погодой не радует. Что происходит?

Плоды «Эпохи катаклизмов»

Из-за погодных аномалий плохо всем – и растениям, и людям, которые только успевают подсчитывать финансовые потери.

Ударили по почкам

От капризов погоды на Ставрополье в этом году первыми пострадали плодовые деревья. В КЧР заморозки лишили завязи 500 га садов. В Чечне из-за минусовой температуры в начале апреля ввели режим ЧС по всей республике и попросили помощи у федерального центра на частичное возмещение потерь сельхозпроизводителей.

В Ставропольском крае Ассоциация питомниководов и садоводов совместно с кубанскими коллегами и Национальным плодоовощным союзом попросила Совфед поддержать аграриев ЮФО и СКФО: в двух округах тут потеряно 80% урожая яблок и груш, 85% – слив, черешни, абрикосов и персиков. Власти Ставрополья уже выделили им порядка 80 млн руб.

Не лучше ситуация и с посевами на полях. Треть из 2 млн га в крае – в плохом состоянии, 13% – в критическом, 8% и вовсе погибли. Если на юге, в предгорной зоне, урон нанесли заморозки, то на северо-востоке края сказался недостаток влаги, ощущавшийся с осени. 1 мая на семи территориях Ставрополья из-за засухи объявили чрезвычайное положение. В Петровском горокруге, например, засохли 8,5 тыс. га озимых зерновых, 1 тыс. га озимого рапса, 300 га кориандра и 95 га гороха. Фермеры уже перепахали поля, урожай с которых не оправдал бы затраты на его уборку.

«Почти все районы в той или иной степени пострадали от неблагоприятной погоды, – говорит зампредседателя Ставропольского отделения АККОР Геннадий Сабынин. – Выстояли озимые, посеянные по парам, а также те, что получили достаточно осадков».

Для борьбы с засухой власти Ставрополья решили вызывать искусственный дождь. Из крае­вого бюджета на это выделили 40 млн руб. «На Ставрополье эту технологию уже применяли в 1990-х, – рассказала пресс-секретарь краевого Минсельхоза Юлия Бекурина. – Работы опла­чивали сельхозпредприятия. Когда их финансовое положение ухудшилось, от искусственного дождя пришлось надолго отказаться».

А 2 и 3 июня по Северному Кавказу пронёсся ураган. Град побил сады и поля. С Беслан­ского медцентра сорвало крышу, здание затопило. Счёт вывороченных с корнем деревьев в городах и сёлах идёт на десятки. Есть человеческие жертвы.

Чьих рук дело?

Иркутская обл. до сих пор расхлёбывает последствия «капризов» погоды 2019 г. Катастрофические паводки тогда смыли едва ли не половину городов Тулун и Нижнеудинск. Пока южную и центральную части региона топило, север «задыхался» от пожаров. У этих катастроф, как считают учёные, климатическая природа. Виновниками разгула стихии часто становятся «блокирующие» арктические вторжения, которые заканчиваются формированием обширных антициклонов, а также выходы южных циклонов. Учёные установили: к катастрофическим осадкам летом прошлого года в Приангарье привели мощный высотный циклон, блокирующий высотный меридиональный гребень над Восточной Сибирью, а также фронтальный раздел, чётко разделивший воздушные массы (холодные и с температурой выше +30°С).

– В происходящем виновен не человеческий, а природный фактор, – уверена старший научный сотрудник лаборатории гидрологии и климатологии Института географии им. Сочавы СО РАН Ольга Осипова. – Конечно, человек в небольшой степени влияет на климат, но он никак не может воздействовать на изменения циркуляционных эпох, они как менялись, так и будут меняться.

Кстати, в Сибири они меняются гораздо чаще, чем в других регионах России и в целом по полушарию. Если во всём Северном полушарии с конца XIX в. до нашего времени они сменили друг друга трижды, то в сибирском регионе – уже пять раз.

Кто установившейся в Сибири погоде обрадовался, так это клещи – они в этом году «зверствуют». Как отметила представитель Управления Роспотребнадзора по Иркутской обл. Светлана Каурова, из-за ранней и тёплой весны паразиты проснулись раньше.

– На 1 июня 2020-го в регионе зарегистрировано уже 6,7 тыс. обращений по поводу присасываний клещей. В 2019 г. к этому времени к медикам с укусами обратились 4,6 тыс. жителей, – сказала Каурова, отметив, что заболеваемость инфекциями, которые передают насекомые, наоборот, снизилась.

Майские снега

А мурманчан нынешний май «порадовал» внеплановым снегом. 14 мая в Мурманской обл. прошёл обильный снегопад: за сутки выпало 19 мм осадков – более 50% от нормы. Спустя неделю на полуостров пришла весна и снег начал активно таять – эта зима на Кольском полуострове вообще выдалась снежная. Из-за ухудшения ситуации с паводком на реке Кола в зоне подтопления оказались несколько дачных участков в пос. Кильдинстрой.

Жертвой стихий власти попытались объявить и мост, что рухнул 1 июня на Коле: выйдя из берегов, река сместила опору моста. Однако специалисты с ними не согласны.

– Говорить о том, что железнодорожный мост через реку Колу обрушился из-за паводка, пока преждевременно, – рассказала «АиФ» начальник Мурман­ского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Оксана Чаус. – Судите сами: 31 мая максимальные уровни воды в Коле повышались до 350 см. Это отличается от средних многолетних значений на 99 см. А максимальный уровень воды в Коле был зафиксирован в 1942 г. – 422 см.

Снегозапасы на реке Коле составили 115–130% от нормы – это незначительное превышение. Тем не менее запредельные уровни воды в этом году не достигнуты.

А вот пределы выносливости самого моста, видимо, оказались исчерпаны. Он был по­строен 90 лет назад. Несмотря на две реконструкции – в 1970-х и в 2014 г., фундамент сооружения не укрепляли ни разу.

Выверты климата: и жарко, и влажно

Вспышки «влажной жары» сделают жизнь в некоторых регионах планеты невыносимой для людей. Эти изменения уже начались.

Можно сколько угодно спорить о причинах глобального потепления (учёные делают это уже несколько десятилетий), но отрицать, что оно происходит, глупо. Есть данные наблюдений с середины XIX в. Они показывают, что средняя температура воздуха на планете растёт каждое десятилетие, а с 1980 г. этот рост ускорился. За всю историю наблюдений 20 самых тёплых лет пришлись на последние 22 года. 

Но в различных частях Земли температуры меняются по-разному, и вообще климатические изменения проявляются порой весьма неожиданным образом, поэтому некоторые учёные стали избегать термина «глобальное потепление». Они говорят просто – «изменения климата». Из-за того, что потепление идёт неравномерно, вся климатическая система Земли стала нестабильной, превратившись в некое подобие качелей. Отсюда всевозможные природные катаклизмы, которые раньше в России, например, были редкостью. Тревожных климатических прогнозов становится всё больше. Расскажем о некоторых. 

Загорятся ли торфяники?

В летние месяцы на Россию могут обрушиться ливни, смерчи и ураганы, считает ведущий научный сотрудник Главной геофизической обсерватории им. ­Воейкова Андрей Киселёв: «Об этом говорит статистика Росгидромета и мировых страховых агентств. Где-то будут засухи, где-то, наоборот, пройдут сильные ливни. Ветровые нагрузки, как правило, растут – будут возникать всевозможные смерчи, ураганы».

С климатологом солидарны специалисты МЧС. По их прогнозу, лето будет жарким. В Центральной России и регионах Сибири вырастет число смерчей и ураганов, а в Волгоградской, Астраханской и Нижегород­ской областях возможна засуха. Аномальная жара спровоцирует природные пожары на Дальнем Востоке и в сибирских лесах. А на европейской части страны ожидаются возгорания торфяников сразу в нескольких областях – Нижегородской, Тверской, Московской, Владимирской и Рязанской. Правда, первый зам­главы МЧС Александр Чуприян говорит, что служба к этим угрозам готова: «За прошедшие годы было проведено обводнение торфяников, увеличено количество наблюдательных постов и улучшена система мониторинга, в том числе из ­космоса».

Океан всё выше

Теперь о планете в целом. В начале этого года между­народная группа учёных подсчитала, что за последние 25 лет Мировой океан нагревается с огромной скоростью – почти 5 «хиросимских бомб» в секунду. А в мае в журнале Climate and Atmospheric Science вышла статья, прогнозирующая его катаст­рофический подъём. Более 100 авторов научных изданий оценили процессы, происходящие в океане. Что же удалось узнать?

Рост уровня океана в XXI в. окажется более сильным, чем было предсказано ранее. Самый ожидаемый сценарий: Мировой океан поднимется на 1,3 м уже до конца текущего столетия. Причина происходящего – ­таяние ледников. 

Ещё одно исследование, сдвигающее прогнозы в худшую сторону, опубликовано в издании Science Advances. Климатологи давно предсказывали, что в тропических и субтропических поясах планеты к концу XXI в. возникнет такая комбинация температуры и влажности, что вынести её человеку будет не под силу. Так вот, подобные ­«невыносимые» условия на Земле уже возникали, утверждают исследователи из Колумбийского университета США.

Все мы знаем, что жара во влажном воздухе воспринимается гораздо тяжелее, чем в сухом. Затрудняется процесс естественного охлаждения тела через потоотделение. Если в сухом горячем воздухе пот быстро испаряется, понижая нашу температуру, то во влажном испарение замедляется, а может и вовсе остановиться. А это чревато летальным исходом: даже выносливый человек может умереть от перегрева. Исследования показывают, что люди не в состоянии выполнять активные действия, когда температура воздуха при повышенной влажности достигает 32°C. А пределом выносливости в таких условиях считаются 35°C. Жаркий и влажный климат не только вредит здоровью, но и способен подорвать экономику тех регионов, где он становится нормой.

Каков запас прочности человека

Исследователи из США проанализировали данные метеослужб с 1979 по 2017 г. и выяснили, что количество экстремальных климатических состояний за указанный период выросло вдвое. Чаще всего они случались на полу­острове Индо­стан, юге Китая, северо-западе Австралии, в различных частях Африки и Карибского бассейна, вдоль побережья Красного моря и Мексиканского залива. А у Персидского залива было зафиксировано несколько вспышек, когда теоретический порог выживаемости человека был ­превзойдён.

Пока такие случаи наблюдаются на ограниченной территории и длятся по несколько часов. Но их интенсивность и частота нарастают. На Земле увеличивается количество мест, где жить скоро станет невозможно.

«Многие районы планеты оказались намного ближе к достижению устойчивой невыносимой жары. Запас проч­ности у человечества не такой большой, как мы думали раньше», – рассуждает руководитель научного проекта Колин Раймонд.

Учёные считают, что изменения климата приблизили нас к этому пределу. Наи­большему риску подвержены бедные страны, где у большинства людей нет не только кондиционеров, но и электричества, а работать они вынуждены под открытым ­небом. Но даже там, где население обеспечено более комфорт­ными условиями, экономику ожидает серьёзный урон. 

Спасали урожай – и полярников

Точность метеопрогнозов – залог успешной экономики и обороны страны. В СССР это понимали, уверен историк отечественной гидрометеорологической службы, кандидат военных наук Владимир ­Прямицын.

– Владимир Николаевич, считается, что метеорология в СССР по возможностям была мощнее нынешней. Это так?

– В ряде вопросов гидрометслужба СССР действительно располагала несколько большими возможностями. Кроме того, в советские времена было выше значение гидро­метслужбы в системе органов власти: отрасль была представлена не федеральной службой в составе какого-то из министерств, как сегодня, а госкомитетом при Совете министров, и её руководитель входил в ­состав правительства.

– Говорят, что советские метео­рологи совершали подвиги. А какие?

– Всем памятно спасение полярников: экспедиции Умберто Нобиле, папанинцев и челюскинцев. Сделано это было во многом благодаря точным метео­рологическим прогнозам. А вот о чём известно мало, так это о вкладе гидрометеорологов в борьбу за урожай в 1920-е. В засушливые и голод­ные годы усилия гидромет­службы были сосредоточены на обеспечении посевной и уборочной кампаний. Никакому подсчёту не подлежит, сколько людей ­выжило благодаря этому.

Советская гидрометеорология была одной из самых лучших в мире. Наши специалисты поддерживали в этой сфере паритет с ведущими странами планеты: в чём-то выступали в роли догоняющих – скажем, в массовом производстве высоко­технологичных средств. А в фундаментальных исследованиях весь мир равнялся на нас.

– Историки отмечают, что в эпоху Второй мировой войны разыгрались настоящие «метеорологические сражения».

– Гидрометеорологическое обеспечение боевых действий было неотъемлемой частью всех войн и конфликтов. Однако никогда эта работа не имела такого масштаба, как в годы Великой Отечественной. Всё – от заурядного вылета одиночного самолёта до крупнейших стратегических наступательных операций – проводилось при участии гидрометеорологов. Для этого отрасль пришлось мобилизовать, «одеть в погоны», а гидрометеорологические сведения перевести в разряд совершенно секретных.

Каноническим стал пример прогноза накануне парада на Красной площади в ноябре 1941-го. Он мог состояться лишь в условиях нелётной погоды, обеспечивавших без­опасность войск от налётов вражеской авиации. Так как гражданские и часть военных гидрометеорологических коллективов были эвакуированы и находились на пути в Свердловск, задачу прогнозирования поручили небольшой группе специалистов Главной авиационно-метео­рологической станции ВВС. В итоге они составили прогноз, который был доложен высшему руководству государст­ва и полностью оправдался. На кадрах хроники мы видим низкое небо со сплошной облачностью и снегом, надёжно защитившее парадные расчёты.

В годы Первой и Второй мировых войн нашим прогнозистам пришлось столкнуться с понятием «обрезанная карта» – имелась в виду синоптическая карта, на которой отсутствуют данные о погоде с территории, занятой противником. В Великую Отечест­венную по мере отступления советских войск вместе с оставленными районами прекращали работу и бесценные для синоптиков точки наблюдения за погодой. Поэтому использовали каждую возможность получения сведений о погоде из-за линии фронта, откуда к нам обычно и смещается погода. За линию фронта летали самолёты-метео­разведчики, наблюдения были организованы в партизанских отрядах в немецком тылу. Союзники передавали нам данные о погоде по своей территории, с самолётов и кораблей.

– Говорят, что сила у того, у кого правильный прогноз погоды. Мы этим сильны?

– 1990-е гг. потрепали нашу гидрометеорологическую отрасль. С распадом страны существенная часть наблюдательной сети оказалась в распоряжении суверенных государств. Однако ей удалось сохранить научный и кадровый потенциал, сберечь школу, традиции и обеспечить преем­ственность поколений.

Станут ли прогнозы точнее?

Сегодня метеорологи столк­нулись с новыми вызовами, – считает научный руководитель Института физики атмосферы РАН Игорь Мохов.

– Качественный скачок в глобальной метеорологии произошёл в конце 1970-х. Тогда появились метеорологические спутники, компьютерное моделирование атмосферных процессов и другие технологические новшества. Точность прогнозов сегодня несопоставима с преж­ней: прогноз погоды на неделю делается такой, какой раньше давали на день, если не лучше.

Конечно, есть и потери. В конце 1970-х, например, советские метеорологи считались лидерами в области спутниковых наблюдений облаков – наши данные были более репрезентативными, чем у других стран. Сейчас это лидерство в значительной мере утеряно. Сказалось на точности прогнозов и разрушение сети наблюдательных станций после распада СССР. Полностью восстанавливать её, может быть, и нецелесообразно – пора частично переходить на новые методы измерений. Например, в нынешних условиях уже невозможно представить себе работу полярных научных станций на дрейфующих льдинах – в том числе и из-за постепенного исчезновения в Арктике подходящих ледовых полей. Зато можно вморозить в арктические льды ледокол, который служит базой для станции, на нём учёные могут проводить наблюдения в более комфортных условиях.

Глобальное изменение климата создаёт для метеорологов новые трудности, которых полвека назад просто не было. Часто приходится слышать о климатических явлениях: «впервые», «беспрецедентно», «впервые за 200 лет», «впервые за весь период инструментальных наблюдений». Мы живем, по сути, в ином климате, нежели наши отцы и деды. Им наша погода показалась бы невероятной – например, жара 2010 г. в Москве. Количество экстремальных метеорологических явлений в России за последние десятилетия выросло в разы. Поэтому и реагировать на такую нервозность атмосферы приходится иначе.

Как спасётся человечество?

Приспособимся ли мы к предстоящим изменениям или научимся менять климат под себя?

Владимир Семёнов, завлабораторией климатологии Института географии РАН, доктор физматнаук:

Существуют геоинженерные проекты, предлагающие активно воздействовать на окружающую среду, чтобы остановить потепление. Например, распылять в страто­сфере аэрозоли: частицы, отражая солнечный свет, вызовут охлаждение Земли. Это технически осуществимо, но эффект будет длиться ровно столько, сколько он будет поддерживаться. Понадобятся десятки тысяч полётов ежегодно, и как повлияет такое количество реагентов на экологию, неясно. Поэтому гео­инженерные проекты пока считаются нереалистичными.

Самый очевидный путь – сокращение выбросов парниковых газов, для чего было принято Парижское соглашение. Дальше предполагается переводить промышленность и транспорт на возобновляемые источники энергии. Кроме того, идёт разработка технологии извлечения углерода из атмосферы с его по­следующим хранением. Пока это пилотный проект, но, возможно, через 20–30 лет он станет вполне реальным. Тонны углерода будут изыматься из воздуха и храниться в виде брикетов где-то в ­заброшенных шахтах.

При нынешнем уровне науки и технологий человек может приспособиться к чему угодно. Вопрос в цене. Кроме того, меры нужно принимать своевременно. Скажем, при подъёме уровня океана на метр возникнет реальная угроза затопления Нидерландов и других прибрежных стран. Придётся строить гигант­ские дамбы, что повлечёт огромные затраты, но начинать делать это надо уже сейчас.

Для России последствия изменений климата не столь страшны. Но и нам нужно принимать меры. Раз глубина протаивания вечной мерзлоты увеличивается, значит, надо думать, как быть дальше: переносить инфраструктуру, которая на ней стоит, в другие районы или, может, укреплять сооружения? Другой пример. Если количество ливневых осадков вырастет в 2 раза (а модели показывают, что такое возможно), пора увеличивать пропускную способность стоков. Иначе через 20 лет у нас будут возникать регулярные потопы.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы