Примерное время чтения: 11 минут
1611

Айболит из зоопарка. Главный ветеринар зоосада Москвы о спасении и надежде

Как спасают потерявшихся белых медвежат и животных в Донбассе, чем лечат зубы тиграм и как делают анестезию диким животным. Об этом и многом другом aif.ru рассказал главный ветеринар Московского зоопарка Дмитрий Егоров.

Николай и Аяна

Юлия Борта, aif.ru: — Дмитрий, недавно вся страна следила за спасением вашими коллегами белой медведицы, у которой консервная банка застряла в пасти. У вас тоже были подобные истории?

Дмитрий Егоров: — Несколько лет назад спасали медвежонка на Чукотке, в очень отдаленном поселке Рыркайпий. Видимо, медведица погибла, он остался сиротой и начал баловаться и терроризировать местное население. Медвежий патруль обратился к московскому зоопарку с просьбой приютить животное, потому что более взрослый зверь мог его убить. Росприроднадзор дал разрешение, а Минобороны предоставило самолет. Летели семнадцать с половиной часов до Анадыря. Потом пять дней ждали погоду. Когда наконец дали добро на взлет, на вертолете Ми-26 пролетели еще 500 км. Мы уже знали, что медвежонка заманили в пространство под заброшенным трехподъездным двухэтажным домом (дома там стоят на сваях) и завалили выходы строительным мусором. Когда мы туда прибыли, погода начала резко меняться, шел циклон, и вертолетчики предупредили, что у нас есть два часа, если не хотим застрять на несколько дней.

Надо было умудриться стрелять (шприцем с анестезией — прим. ред.) настолько точно и с первого раза желательно, чтобы улететь вместе с ним в этот день. Медвежонка обездвижили и посадили в клетку. Потом была ночь на аэродроме. Он, конечно, кричал, нервничал. Но нам удалось его покормить и все-таки довезти. Сейчас он сидит с такой же спасенной медведицей в зоопарке Нижнего Новгорода. Зовут его Николай, а медведицу — Аяна. У них уже сформирована пара. Ждем потомства.

Если зверь вышел к людям, то обратно не вернется?

— По-разному. В таких местах активно работает медвежий патруль, который отгоняет белых медведей, старается вернуть зверье в природу. Иногда могут сначала обездвижить и отвезти за 300 км. Зоопарк — крайний случай, когда не получается отогнать зверя, либо когда понимают, что животное в природе погибнет. Как-то в Якутии белая медведица прошла вглубь материка 1 500 км. Это был первый такой зафиксированный случай. Все-таки белые медведи обитают возле береговой линии. Возврат в природу ее был невозможен. Она могла бы уже дел натворить, потому что ушла в густонаселенный район, насколько так можно сказать про Якутию. Сейчас медведица находится в Московском зоопарке. Ей дали кличку Томпа, по названию Томпонского района, где ее нашли.

Фото: Из личного архивa

Тест на охоту

Вам приходится спасать животных, которые пострадали от рук человека? Могут их принять в зоопарк?

— Спасти животное и куда-то его пристроить — это еще полдела. С такой помощью как раз проблем нет. Но мы не можем принять животное с улицы… К примеру, совенка. А если он окажется болен птичьим гриппом? Мы поставим под угрозу всю уникальную коллекцию птиц.

Кроме того, мы все-таки спасаем животных, которые очень ценны в плане редкости вида и которые изымаются законно. Если животное пострадало, то Росприроднадзор направляет его в специализированный центр. Например, тигра, леопарда или медведя обездвиживают, осматривают врачи, после лечат, откармливают. Дальше проводится тест на охоту — сможет ли зверь поймать добычу. Если он этот тест проваливает, либо есть проблемы со здоровьем, то принимается решение не выпускать на волю. Бывает, что у леопарда отсутствуют фаланги пальчиков (из-за попадания в капкан), такое животное добычу не удержит и умрет от голода. Девятимесячного медвежонка тоже вряд ли можно выпустить в природу — он просто себе еду не добудет. Дальше Росприроднадзор определяет, в какой зоопарк поедет то или иное животное. Прежде всего смотрят, есть ли условия для его содержания. Если зоопарк не может для леопарда или белого медведя обеспечить уход, питание на достаточной площади, никто ему не отдаст животное. Как бы он ни хотел.

Знаю, что вы ездили в Донбасс помогать в местном зоопарке.

— Ездили мы с замдиректора Московского зоопарка Алексеем Юрьевичем Сусловым в рамках помощи зоопаркам Донбасса и Украины. Зоопарк частный, располагается примерно в часе езды от Донецка. Осмотрели животных, привезли лекарства, корма. Конечно, достается там сейчас всем — и людям, и животным. Звери ведь не меньше страдают от обстрелов. Потом директор нашего филиала — зоопарка в вотчине Деда Мороза Великом Устюге — посетил Докучаевский зоопарк в ДНР. Сейчас туда регулярно направляется гуманитарный груз. Мы были первой ласточкой.

В самом Московском зоопарке есть сложности из-за санкций в обеспечении животных лекарствами, вакцинами?

— Мы сделали стратегический запас. Кроме того, всегда можно найти аналоги препаратов, которые стали дефицитны. Есть трудности, но не могу сказать, что они непреодолимы.

Звери, которых удается вылечить, могут испытывать чувство благодарности?

— Да, бывает такое даже у диких животных. Конечно, они не покажут избыточную ласку, как домашняя кошка или собака. Но, может быть, уже не убегут, как раньше, когда пройдешь мимо, не станут сильно рычать. Иногда любовь выражается в том, что животное тебя игнорирует, а раньше могло кидаться. Это тоже некое проявление лояльности.

Фото: Из личного архивa

Стоматолог для тигра, кардиолог для совы

Насколько труднее лечить диких животных?

— Намного сложнее, чем домашних. Конечно, в обоих случаях у нас — безмолвный пациент. Но если домашнее животное можно зафиксировать и сделать УЗИ, рентген, забрать кровь, то амурскому тигру весом 180 кг для той же процедуры приходится выполнять общий наркоз. Мы решаем своего рода кроссворд, когда по тем или иным признакам (если не делается анестезия) пытаемся подобрать лечение. Наши большие помощники — зоологи и киперы, которые закреплены за определенными животными. И когда они говорят, что у кого-то глаза грустные или, скажем, тигр лежит не на своем привычном месте, отказывается от любимой курицы, для нас это повод бежать и смотреть.

Очень перспективны медицинские тренинги, когда животных приучают к определенным манипуляциям. Например, тот же белый медведь может научиться совать в специальную конструкцию лапу, чтобы мы могли сделать рентген, забрать кровь, или открывать пасть, чтобы можно было осмотреть зубы. Это делается с помощью кликеров, которые применяются в дрессировке животных.

Врачам-ветеринарам нужно еще и уметь метко стрелять.

— Нередко применяется дистанционное введение препаратов. Летающие шприцы специальной модификации заправляются антибиотиком, анестетиком (наркоз) либо витаминами. Есть множество систем доставки — от модифицированной духовой трубки до двуствольных ружей с оптическими прицелами.

Можете ли вспомнить самую необычную операцию?

— В зоопарке много стоматологических пациентов, которые попадают в том числе из дикой природы. Тиграм ставили штифты в зубы. Вылечили от кариеса уже не одного леопарда, белого медведя, харзу (крупная куница — Ред.), росомаху.

К слову, почему в зоопарке животные проживают долгую жизнь? Потому что есть уход, питание и медицинское обслуживание. У нас есть фосса (отдаленно напоминает кошку — Ред.), которая перенесла операцию в 23 года. Притом что в неволе они живут обычно 16-18 лет. Конечно, животное в глубокой старости, слепое, есть проблемы со слухом. Но мы никого не бросаем на произвол судьбы. Решили, раз хорошо кушает, не чувствует боли (а врач видит такие вещи), продлить старику жизнь. Успешно удалили кожную опухоль. Сейчас ему 24,5 года. Бродит по вольеру и помирать не собирается.

У животных тоже опухоли бывают?

— Да, у них болеет все, почти как у людей. Был случай — вылечили папу троих птенцов полярной совы от инсульта. Совиный инсульт выглядит примерно как у людей — глаза закрываются, возникает кривошеесть, раскоординация движений. Для диагностики тоже смотрится глазное дно. Дали отцу семейства лекарства на улучшение работы сосудов, и он восстановился.

Случается, во время гона самцы в запале могут нанести травму самке. Нечастая история, но, к сожалению, случается. Такое и в природе бывает. Так вот одной самке барана пришлось после «брачных игр» ампутировать ногу. А второй — наращивать кость в течение года. Самки возрастные. На них, наверно, можно было бы поставить крест. Но они за год принесли больше детенышей, чем молодые, у которых не было проблем со здоровьем. Одна одноногая, инвалид, вторая с почти искусственной ногой. Вот, пожалуйста, доказательство того, что всегда надо бороться за жизнь.

Опасное селфи с мартышкой

А стрессу животные тоже подвержены?

— Стресс — явление сугубо индивидуальное. Из Приморского края к нам приехала в центр воспроизводства на реабилитацию и лечение молодая тигрица, которая готовилась к выпуску в природу. Но когда ее обездвижили и осмотрели, выяснилось, что у нее серьезная проблема с зубами и некроз нижней челюсти. Она не сможет удержать добычу и погибнет. Животное находится у нас почти две недели и все равно не может привыкнуть, испытывает сильный стресс.

А недавно мы забирали спасенную из передвижного цирка пуму в Волгограде. Росприроднадзор принял решение отправить ее в наш филиал в Великом Устюге. Животное сидело в благотворительном приюте вместе с львятами, обезьянами и собаками, в маленьком вольере. Понятно, что, где было место, там и приютили. Ее кормили и выхаживали — огромное спасибо этим людям. Мы ее отвезли за 1 600 км на север. Выпустили в вольер. Думали, у нее будет жуткий стресс после всего перенесенного. Но она вышла и как ни в чем не бывало обследовала вольер, выбрала себе место, замечательно покушала.

Хотя в моей практике, наверно, кошки больше подвержены стрессу, потому что наиболее балованные. После перевозок они могут не подходить к еде по 3-4 дня. Причем неважно какие — малые кошки в виде манула или такой представитель семейства кошачьих, как амурский тигр.

Какие советы дадите посетителям зоопарка?

— Они банальны. Когда приходите в зоопарк, не кормите, пожалуйста, животных. У них замечательный, специально подобранный рацион. Некоторые животные сидят на особой лечебной диете. Угощая мандаринкой, зефиром или шоколадкой не того, кого надо, вы можете привести животное к гибели. Такие случаи были. Иногда кидают в клетку какие-то вещи, чтобы посмотреть, как животные играют. А врачам приходится потом доставать это из них во время операции.

В инструкции по технике безопасности для сотрудников недаром всегда первой идет фраза: «Зоопарк — предприятие повышенной опасности». Понятно, что мы и посетители находимся по разные стороны баррикад. Но лучше ребенка на вольер не ставить, селфи с мартышками не делать. Хорошо, если это закончится тем, что мартышка отнимет телефон. А если вместе с телефоном — фаланги пальцев, будет уже значительно менее весело. Иногда от домашней кошки, собаки или даже хомячка не знаешь, что ожидать. А тут дикие животные, которые находятся на своей территории.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах