Примерное время чтения: 5 минут
7674

«Мы сделали ужасное». Почему не нужно верить слезам гендиректора «Дождя»?

Алексей Ничукин / РИА Новости

Ситуация, сложившаяся в Латвии вокруг признанного в РФ иноагентом телеканала «Дождь», напоминает старый анекдот о разнице между туризмом и эмиграцией. Встреча с современными реалиями Запада оказалась для сотрудников «Дождя» невыносимой.

Хватило на 4,5 месяца

В соцсетях популярность набирает картинка, на которой отмечены сроки работы «Дождя» в России и Латвии. Если в РФ канал продержался 12 лет, то в Прибалтике только 4,5 месяца.

«Руководство “Дождя” не понимало характер и серьезность каждого отдельного нарушения и всех нарушений в целом», — заявил глава Национального совета по электронным СМИ Латвии Иварс Аболиньш.

Фраза журналиста Алексея Коростелева, которую можно было расценить как нечто положительное в адрес ВС РФ, стала только предлогом. «Дождь» раздражал латвийские власти уже тем, что выходил в эфир на русском языке, а его сюжеты не были сплошным покаянием перед Латвией и признанием величия маленькой, но гордой республики.

В желании угодить официальной Риге боссы «Дождя» уволили журналиста Коростелева и публично принесли извинения. Но услышать их не захотели. Такая ситуация окончательно выбила из колеи признанную в РФ физлицом-иноагентом гендиректора «Дождя» Наталью Синдееву.

«Чувствую себя отвратительной гадиной...»

«Я больше так не могу, — заявила она в видеоролике, который выложила в своем Telegram-канале. — Все эти четыре дня я ужасно себя чувствую... Потому что то, за что я все эти годы боролась — за то, чтобы оставаться человеком в любой ситуации... в любой, что бы ни происходило... Чувствую себя отвратительной гадиной... Мы за ошибку уволили Лешу — это самое ужасное, что мы могли сделать в той ситуации. Нужно было отстранить Лешу от эфира, выдохнуть... Мы сделали ужасное. И все эти четыре дня я хочу сказать: “Леша, прости!” И простите наши зрители, которые, конечно, видят, что мы по б...... себя повели. И да, конечно, многие не поймут меня, скажут: “Ну как же так, на кону цена вопроса всего телеканала, потому что украинцы нас не простят” ... А как этому телеканалу дальше жить, как идти в будущее, если мы совершили подлость? Это, конечно, подлость в отношении человека, который с нами. И да, возможно, после этого заявления все разрушится, и да, возможно, не будет телеканала. Не нужно будет это г.... никому... Про какие ценности мы тогда говорим все время? Как мы можем быть перед аудиторией нашей, которая нам всегда доверяла? Как с этим жить, я не знаю... Телеканал только потому и жил, что он не б...... никогда... Ребята, возвращайтесь на “Дождь”. Это была ошибка, но никакого злого умысла. Украинцы могут нас не простить, но это просто ошибка, люди совершают ошибки. Я больше так не могу... Дорогие мои коллеги, наверное, я сейчас вас подвожу, потому что вы не согласны с этим моим решением... Но я могу вести себя только так. Я хочу остаться человеком, а не г.....».

Выступление происходило на фоне практически непрерывных рыданий госпожи Синдеевой. Призыв возвратиться был адресован к журналистам «Дождя», добровольно покинувшим канал после увольнения Алексея Коростелева.

Кто и перед кем виноват?

В свое время «Дождь» в России создавался как канал, ориентированный на людей, так сказать, либеральной направленности. Но приходить на него в качестве гостей и экспертов не считали зазорным люди разных политических взглядов. Однако в какой-то момент для тех, кто работал на «Дожде», политические цели стали важнее собственных принципов. И это проявляется даже в плаче Натальи Синдеевой. Повторение фразы «Украинцы нас не простят» не может не удивлять — а за что, собственно, должны прощать канал жители Незалежной? За то, что изначально российский ресурс назвал армию собственного государства «нашей»? За то, что ведущий не хочет смерти всем своим солдатам-соотечественникам?

На протяжении восьми лет «Дождь» был рупором киевского режима, выражая его точку зрения, оправдывая карательную операцию против жителей Донбасса, не замечая нацизма, дискриминационных законов о языке, давления и поражения в правах своих же коллег-журналистов, исповедовавших иную точку зрения.

Называя вещи своими именами, «Дождь» пренебрег заявленными изначально ценностями ради борьбы с российским режимом.

«И вот я проститутка, я фея из бара...»

Дело ведь не в том, что с началом СВО канал покинул Россию. Повторим еще раз — сотрудники «Дождя» добровольно выбрали в качестве места пребывания страну с институтом «неграждан», дискриминационными языковыми ограничениями, маршами в честь легионеров СС. И на протяжении нескольких месяцев «Дождь» делал все, чтобы угодить властям Латвии. Но, вот незадача, все равно не угодил. Но это ли не то самое слово на букву «б», упомянутое Натальей Синдеевой?

В том-то и беда, что «Дождь» в слове на букву «б» буквально погряз. Не поленюсь и еще раз процитирую фразу русского эмигранта из фильма «Ошибка резидента»: «Меняются хозяева, меняются страны, и всюду мы не дома, всюду мы чужие... Как шлюхи, мы шли на содержание к одним, к другим, к третьим, не брезговали даже гестапо, а им было всем плевать на нас, на наши идеалы. Кто мы им? И кто мы теперь России?»

В словах Натальи Синдеевой осознания этой горькой истины нет и в помине.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах