1130

Заплати налоги и отблагодари? За что известный строитель взят под стражу

Споры налоговой со строителями — дело нередкое. Но возможно ли, чтобы компания погасила налоговую задолженность и за это её глава решил отблагодарить руководителя управления ФНС?

Несуразицы, с точки зрения нормальной человеческой логики, в этом деле хватает. Да и вообще, один человек признаётся, что получил взятку-подарок от другого, которую ему передал третий, но второй и третий это отрицают. Можно ли в таком случае верить первому, если при этом ни точного места передачи, ни точного времени он не указал, да и сумма определена не очень точно? И как при таких вводных стало возможным заключение под стражу депутата собрания Ненецкого автономного округа и известного в регионе строителя Александра Колыбина?

«Вспомнить всё»

Эта история началась 28 ноября 2019 года, когда при получении части взятки в общей сумме 8,5 млн рублей был задержан экс-начальник УФНС по Архангельской области Сергей Родионов. По предположению следствия, взятку он вымогал и получил от северодвинской компании «КТА.ЛЕС».

Не секрет, что, оказавшись в местах не столь отдалённых, люди становятся более разговорчивыми, да и следственно-оперативная бригада куёт железо, пока горячо. Для возможного смягчения приговора по этому эпизоду 21 апреля 2020 года Родионов заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с заместителем прокурора Архангельской области.

Он, в частности, вспомнил, что два года назад имел дело с Александром Колыбиным, и дал оперативникам, а затем и следователю, показания: «в период с лета 2018 года по весну 2019 года» (т.е. 1,5-2 года назад) получил-де от Колыбина взятку-подарок в сумме «не менее 1 400 000 рублей».

В итоге мера пресечения Родионову была заменена на домашний арест.

1 февраля 2021 года за получение двух взяток (от «КТА.ЛЕС») Родионов был приговорён к 8 годам лишения свободы и штрафу 28 млн рублей. Однако 14 апреля по его жалобе этот приговор отменён и дело направлено на новое рассмотрение — из-за процессуальных нарушений (что тоже немаловажная деталь).

Ни времени, ни места, ни мотива?

Ну, а Колыбин после признания Родионова арестован 3 декабря 2020 года и переносит содержание под стражей нелегко (из жалобы, поданной его адвокатами, следует, что он страдает сахарным диабетом).

Обвинение ему предъявлено 11 декабря 2020 года, и в тот же день он был допрошен в качестве обвиняемого. В постановлении говорится, что в возглавляемом им ООО «Стройуниверсал» в 2017-2018 годах производилась выездная налоговая проверка, которая обнаружила недоимку по уплате налогов на сумму 35 565 896 рублей.

Как следует из протоколов допроса Колыбина, в один из дней в период с 17 августа 2017 года по 9 июля 2018-го он пришёл с документами на приём к Родионову, выразил ему свои возражения против размера суммы недоимки, насчитанной комиссией.

Вообще-то, споры налоговой со строителями — дело сколь обычное, столь и скучное. Но здесь криминала не было изначально, и в ходе дальнейшей сверки документов сумма недоимки по решению комиссии уменьшилась до 25 076 781 рубля, что и отражено в акте от 9 августа 2018 года.

Колыбин возместил 15 887 267 рублей, и окончательная сумма недоимки согласно решению о привлечении ООО «Стройуниверсал» к ответственности за совершенное налоговое правонарушение от 21 декабря 2018 года составила 8 534 514 рублей. Как человек основательный, Колыбин не стал «заморачиваться» и спорить с государством, хотя мог бы пойти в Арбитраж. Он немедленно погасил и эту сумму.

После этого, как предполагает Родионов, Колыбин решил отблагодарить его. За что? В обвинении это не указано. А по здравому размышлению не понятно, за что благодарить-то, если решение об уменьшении недоимки выносил не лично Родионов, а комиссия? Кстати, вопросов к её решению нет и не было.

Но почему-то исполненный желания «отблагодарить» Колыбин, по мнению Родионова, «в период с 17 августа 2017 года по 1 апреля 2019 года передал Родионову С.В. взятку в виде денежных средств в общей сумме не менее 1 400 000 рублей, которыми последний распорядился по своему усмотрению». То есть временной промежуток более 1 года и 7 месяцев — неужели у налоговика, заточенного на работу с цифрами, такая плохая память на даты?! Впрочем, не только на даты, но и на суммы: «не менее 1 400 000 рублей» — звучит, по меньшей мере, странно.

Место совершения преступления в постановлении также указано неопределённо: в городе Архангельске. А время и способ совершения преступления не указаны вовсе.

Уголовный закон, тем временем, требует от следствия точного понимания места и времени преступления. Хотя бывают преступления, длящиеся во времени, но инкриминируемая взятка-подарок — не тот случай.

Обвиняемый Колыбин ожидаемо не признал свою вину и отказался отвечать на эти предположения. Судите сами: с какой стати вменяемому бизнесмену раздавать благодарности ни за что?! Тем более что и мотива преступления у него не было — всю недоимку уже погасил, не став спорить с государством (разумно рассудил, что это себе дороже).

Далее на дополнительном допросе Родионов вспомнил, но опять не точно, что вроде бы 23 февраля 2019 года, а может быть, и в другой день, обнаружил подарочный пакет, в котором лежали бутылка спиртного и конверт с деньгами в сумме 1 400 000 рублей. Их ему в городе Архангельске около здания налоговой службы передал бывший высокопоставленный служащий городской мэрии. При этом Родионов уверенно предполагает (!), что пакет именно от Колыбина, а лицо, передавшее его, даже не знало, что в пакете лежат деньги.

Вот только данное лицо на допросе это всё отрицало.

«Ослепшая» Фемида?

Итак, что следствие имеет в сухом остатке? Непоследовательные, путаные, предположительные показания Родионова. По сути для их опровержения достаточно простого отрицания со стороны Колыбина и назначенного Родионовым посредника. Ведь нет ни мотива, ни причины давать взятку.

Кстати, и денег тоже нет. Родионов говорит, что два года назад он истратил их «по своему усмотрению». В общем, ничего.

Как можно предположить, на самом деле, не желая быть привлечённым к ответственности за получение ещё одной особо крупной взятки, Родионов дал нарочито нелепые показания («когда — не помню, где — не знаю»), а на их основании было составлено такое же обвинение.

На жалобу адвокатов Колыбина в адрес Генерального прокурора РФ ответила прокуратура Архангельской области. И ответ этот, больше похожий на отписку, сопровождается упрёком в излишней активности в адрес самих адвокатов, пишет агентство «Федерал-пресс».

Надежда остаётся на то, что на дело обратит внимание центральный аппарат Следственного комитета РФ.

Для начала, считает защита, надо хотя бы немедленно изменить меру пресечения в отношении страдающего диабетом Колыбина. Ведь непонятно, почему взяточник Родионов должен дожидаться решения своей судьбы дома, а Колыбин, обвинения против которого сформулированы весьма неопределённо, — в тюрьме?

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество