aif.ru counter
5139

«Забыл» о ДТП. Судья из Краснодара сбил велосипедиста и избежал наказания

Краснодарский судья Юрий Захарчевский в своей машине сразу после аварии.
Краснодарский судья Юрий Захарчевский в своей машине сразу после аварии. © / Диана Матюшенко / Из личного архива

Громким делом о смертельном ДТП с участием краснодарского судьи займутся московские следователи. Такое поручение им дал глава СКР России Александр Бастрыкин, после того как адвокат семьи погибшего в аварии пожаловался на работу местных следователей в открытом письме. Родственники и защитник уверены, что историю хотели замять из-за высокой должности её участника.

Дорога боли

Поздним вечером 7 апреля в краснодарскую больницу с тяжёлыми травмами головы попал 29-летний Данил Юханов, которого не дождались дома беременная жена и маленький сын. Он ехал на велосипеде в аптеку за обезболивающим для зуба, когда его путь прервал большой чёрный внедорожник Toyota Land Cruiser 200. Из-за сильного удара о стойку автомобиля у молодого мужчины сразу начался отёк мозга. Он с трудом смог сказать приехавшим на место ДТП медикам своё имя, после чего впал в кому. Только благодаря быстрым и умелым действиям врачей Данил Юханов не умер в ту же ночь. Но худшее было ещё впереди.

Водитель дорогой иномарки не остановился и не попытался помочь пострадавшему, а сразу покинул место ДТП. Но его очень быстро нашли. Когда полицейский остановил на дороге помятую машину, то увидел в руке её владельца «корочку». За рулем оказался судья Краснодарского краевого суда Юрий Захарчевский. Он не стал отрицать, что совершил ДТП с участием велосипедиста, тем более что это было бессмысленно. Аварию видели прохожие и зафиксировали камеры наружного наблюдения, на её месте остались детали внедорожника. И только сам водитель почему-то не запомнил момента столкновения, о чём сказал полицейским. С его слов, он часто теряет сознание, такое могло произойти и в этот раз. Фактически это был ответ мужчины на вопрос о том, почему он покинул место ДТП.

«Я читал объяснения господина Захарчевского в материалах дела, и там именно так написано, — говорит адвокат семьи Данила Юханова Алексей Иванов. — То есть здесь помню, здесь — не помню».

Данил Юханов с женой.
Данил Юханов с женой. Фото: Из личного архива/ Диана Матюшенко

Судья ссылался на состояние здоровья как на возможную причину аварии и в беседе с родственниками Данила Юханова. Юрий Захарчевский сам позвонил им на следующий день после случившегося и сказал, что хочет подъехать для разговора. На встречу он прибыл не за рулём битой «Тойоты», а на пассажирском сиденье другой машины. Все обратили внимание на то, что на её номерах были три буквы «С». Водителя этого авто судья назвал своим сыном.

«Со слов молодого мужчины, в тот вечер отец позвонил ему с работы и сказал, что плохо себя чувствует, — пересказывает разговор двоюродная сестра Данила Юханова Диана Матюшенко. — Якобы сын сказал ему ехать домой, тот сел за руль, и по дороге произошла авария. Вот так нам всё объяснили. При этом Захарчевский просил прощения за случившееся и обещал оказывать помощь в лечении брата. Она была очень нужна, и мы не отказывались. Тогда мы думали только об одном: как поднять Данила».

На той первой встрече судья также пытался вручить матери пострадавшего 50 тысяч рублей. Она с удивлением на них посмотрела и не взяла, предложив мужчине самому пустить эту сумму на медицинскую помощь для её сына. Юрий Захарчевский говорил о наличии у него связей, которые он может задействовать для помощи в лечении. Но, по словам Дианы Матюшенко, это были пустые обещания.

Данил Юханов с Дианой Матюшенко и детьми.
Данил Юханов с Дианой Матюшенко и детьми. Фото: Из личного архива/ Диана Матюшенко

Хождение по кругу

В ночь аварии Данил Юханов перенёс шестичасовую операцию, в ходе которой ему удалили половину костей черепа. Без этого отёк мозга мог вызвать скорую смерть. Также от удара пострадал глаз, врачи не исключали и полной слепоты. При таких травмах вообще можно было ждать чего угодно, поэтому все были счастливы, когда через месяц после ДТП Данил впервые очнулся, открыл один глаз и узнал всех родственников. Он помнил всё, кроме аварии, мог говорить, двигаться и очень просился домой. Ему хотелось отметить с семьёй своё тридцатилетие 2 июня. Но этому не суждено было сбыться. Вскоре начались осложнения, из-за которых Данил опять чуть не умер. Его спасли на операционном столе, но после этого он уже не был прежним. Пациент находился «в глубоком оглушении», впадал в кому. Опасные сбои в организме шли один за другим, состояние ухудшалось, и 22 августа мужчина умер в больнице.

«Мы до конца верили, что он будет с нами, и делали для этого всё возможное, — продолжает Диана Матюшенко. — И сам Данил тоже до последнего хотел жить, хотя испытывал адские мучения. Наверное, именно поэтому он смог продержаться четыре с половиной месяца».

Но, даже когда Данила хоронили, следствие по делу практически не сдвинулось с мёртвой точки. Из опасения, что виновник трагедии уйдёт от наказания, родственники умершего наняли адвоката.

«Я многое видел, и меня сложно удивить, но здесь степень цинизма перешла все границы, — говорит Алексей Иванов. — За пять месяцев следствия было вынесено четыре постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Это делалось по одним и тем же основаниям: в связи с отсутствием согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ привлечь господина Захарчевского. На мой вопрос о том, обращалось ли туда следствие, мне ответили: „Нет“. Мол, они думали, что им всё равно откажут. Аргументация на уровне детского сада. Я сказал родственникам, что их долго будут так водить за нос и нужны активные действия».

Иванов разослал жалобы во все инстанции, дав понять, что не остановится. С другой стороны, следствие подталкивала к действию смерть Данила. В итоге 11 сентября появилось постановление о возбуждении уголовного дела о смертельном ДТП (п. «б» ч. 4 ст. 264 УК РФ). Но адвокат был поражён, когда его увидел. Дело возбудила полиция и вовсе не против судьи, хотя в материалах был указан номер его машины.

«Следствие уже не могло ничего не делать, — говорит Алексей Иванов. — Но они не придумали ничего лучше, чем резво скинуть материалы в полицию. И там появилось это незаконное постановление. Нарушение закона в том, что дела в отношении судей возбуждаются и расследуются Следственным комитетом, но никак не полицией. Поэтому дело было возбуждено по факту совершения ДТП неустановленным водителем, а не в отношении господина Захарчевского. Это напоминает игру с подследственностью».

А потом прокуратура изъяла это дело из полиции и передала материалы обратно в Следственный комитет. 

Постановление о возбуждении уголовного дела.
Постановление о возбуждении уголовного дела. Фото: Из личного архива/ Диана Матюшенко

Странная радость

7 октября Иванов опубликовал открытое письмо Александру Бастрыкину.

«Пять месяцев близкие боролись за жизнь и здоровье Данила, обивая пороги больниц и врачебных кабинетов в отчаянных попытках заручиться надеждой на спасение их сына, мужа и отца, — написал в открытом письме адвокат. — Следствие же всё это время топталось на месте, отмахиваясь однотипными отказами по формально-бюрократическим признакам. Чем бы ни было вызвано такое отношение к делу — близорукостью, непрофессионализмом или подобострастием перед высоким чином, — но по отношению к семье Юхановых его сложно расценить иначе, чем как форменное издевательство. Нет сомнений, что оно могло бы продолжаться и дальше, до бесконечности, но 22 августа Данил умер».

Адвокат назвал всё случившееся «насмешкой над законом», обесценивающей саму суть работы Следственного комитета. Он отметил, что в результате «круга абсурда» получено дело по факту ДТП, в котором Захарчевский проходит в качестве свидетеля. В письме адвокат выразил опасение в связи с тем, что не отстранённый от работы судья может повлиять на исход дела. В конце Иванов попросил Александра Бастрыкина взять расследование под личный контроль. Реакция последовала быстро. Восьмого октября стало известно, что Бастрыкин поручил передать дело в производство Главного следственного управления СК России для «объективного и всестороннего исследования всех обстоятельств преступления». Кроме того, он назначил служебную проверку «в связи с волокитой, допущенной сотрудниками следственного управления по Краснодарскому краю» по этому делу.

«Мы рады такому повороту, хотя это странная радость, — говорит Диана Матюшенко. — Такой подход должен быть нормой, а не каким-то достижением, как у нас. Мы хотим правды, чтобы ничего не замалчивали. Та боль, которую терпели брат и мы четыре с половиной месяца, не должна бесследно пройти. И вообще страшно, что совершивший преступление человек продолжает ездить по дорогам нашего города. Мы не хотим, чтобы такое же горе пришло ещё в чью-то семью».

По её словам, Данил Юханов был очень добрым, неконфликтным и незлопамятным человеком. Поэтому она думает, что брат, скорее всего, простил бы виновника аварии. В конце концов, от совершения ДТП не застрахован никто. Но есть закон, перед которым все должны быть равны вне зависимости от должностей. Судья же пока расплатился за совершённую им аварию только деньгами. Хотя сумма, о которой идёт речь, даже не покрыла понесённых семьёй расходов. За всё время Юрий Захарчевский перечислил на банковскую карту мамы Данила Юханова 150 тысяч рублей. Причём первый из трёх платежей был сделан только месяца через два после аварии, а последний — когда мужчина уже умер.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы