Примерное время чтения: 8 минут
579

Водитель без прав и четверо погибших. Как отнесётся к этому суд?

Фото: Ольга Сапрыкина

Это случилось в сентябре 2020 года на трассе Тюмень — Курган. Автомобиль Infinity выехал на встречку и протаранил «Ладу Гранта». Водитель там был один и остался жив. Водитель «Лады» и трое пассажиров, в т. ч. 4-летняя девочка, погибли на месте.

Infinity против «Лады»

21 сентября 2020 года из Тюмени в Курган шёл по трассе автомобиль «Лада Гранта». Его водитель Никита Кетов несколькими днями ранее прилетел в Тюмень из Санкт-Петербурга в новом статусе: в августе он поступил в магистратуру Санкт-Петербургского горного университета. Он собирался забрать зимние вещи и повидаться с родными, в том числе с бабушкой и дедушкой, живущими в Кургане. В свою «Ладу Гранта» он взял попутчиков: родителей с 4-летней дочерью.

Дорога сложная: темно. И вдруг на 141-м километре трассы на полосу, по которой движется «Гранта», вылетает Infinity FX45. И всё. Четверо погибших на месте.

За рулем Infinity ехал 27-летний Константин Макаров, у которого, как оказалось, не было водительских прав. Никогда. На допросе он объяснил: «На право управления транспортным средством водительского удостоверения у меня не имеется, его я никогда не получал, однако навыки вождения у меня имеются». 

Кроме навыков вождения у него имелись и многочисленные штрафы за превышение скорости (в том числе десятки неоплаченных на общую сумму более 100 тыс. руб.), а также авария в состоянии алкогольного опьянения в 2018 году с тяжкими телесными повреждениями у пассажира. Но пассажиром была его жена, и уголовного наказания виновник ДТП не понёс, хотя в постановлении суда сказано, что водитель «проявил преступную небрежность». А в материалах дела есть документ, в котором указано, что Макаров был в состоянии алкогольного опьянения. Стороны же примирились: жена заявила, что не имеет претензий к мужу-водителю. 

То есть человек без прав регулярно ездил за рулём, нарушая ПДД. Документы, подтверждающие это, имеются в материалах данного уголовного дела. И все эти факты следствие и прокуратура не сочла отягчающими обстоятельствами в деле Макарова.

Скорость против безопасности

В тот вечер в условиях плохой видимости он снова ехал на скорости, возможно, превышающей допустимую, как следует из показаний свидетеля, автомобиль которого незадолго до аварии Infinity обогнал. К тому же на протяжении этой прямой дороги через 3-4 км установлены знаки, предупреждающие об опасности появления на проезжей части диких животных.

«В пункте 10.1 Правил дорожного движения, — говорит адвокат Артём Саркисян, — сказано, что водитель должен вести транспортное средство не просто со скоростью, не превышающей установленного ограничения, но учитывая дорожные и метеорологические условия. Это значит, что при тех погодных условиях, что были в тот день, скорость должна была быть ниже установленного ограничения в 90 км/ч».

Однако фактическая скорость автомобиля Макарова не установлена. Вывод автотехнической экспертизы, сделанный на основании показаний самого Макарова и положения застывшей стрелки спидометра, достаточно расплывчат: фактическая скорость до столкновения могла составлять более 80 км/ч. При этом автоэксперт Хайдаров указал, что часть необходимых для полноценной экспертизы данных отсутствует.

Есть ещё пара интересных обстоятельств. За день до смертельного ДТП у Макарова был день рождения. А в бардачке его машины был обнаружен прозрачный пакет с веществом растительного происхождения. Как было установлено позже, это насвай (он не включён в официальные перечни наркотических средств, но его воздействие на человека сотрудникам правоохранительных органов хорошо известно). На вопрос следователя о предназначении этого вещества, Макаров ответил, что купил для друзей. Других вопросов у следствия не возникло.

Судя по предоставленной следствию детализации звонков Макарова, он угомонился к 5 утра рокового дня, а когда ехал по трассе, отвлекался на разговоры и интернет в телефоне. И буквально за считаные минуты до трагедии включил интернет-трафик.

Был ли он под действием насвая во время аварии? По этому поводу можно лишь строить предположения, поскольку медицинское освидетельствование участника смертельного ДТП провели лишь сутки спустя. При этом, согласно справке о результатах химико-токсикологических исследований, выданной через 3 дня после аварии, в его моче обнаружен морфин. Известно, что фельдшер скорой помощи, приехавшей на место ДТП, для купирования болевого синдрома вводил ему обезболивающий препарат. Следователи не стали проверять, могло ли это обезболивающее оставить следы морфина, и поверили фельдшеру на слово.

Водитель «Лады» Кетов, согласно заключению судебно-химической экспертизы его тела, на момент совершения аварии был трезв: спирты в крови не обнаружены. 

Дело ушло в суд без квалифицирующего признака — состояния опьянения.

Участник аварии против сирот

В семье Ивановых-Адыгезаловых осталось двое сирот: 15-летняя на тот момент Ася и 19-летний Рамис. Брату пришлось быстро стать взрослым: он оформил опеку над сестрёнкой и сейчас работает, содержит её и заботится. На вопрос о том, пытался ли Макаров принести извинения, предложить помощь, Рамис и Ася ответили, что нет. Более того, по их словам, в суде он ведёт себя вызывающе.

«Приезжает демонстративно на такой же машине, что была в аварии, но новой, — рассказывает брат. — Играет на публику: ходит с тросточкой (в материалах дела у него травмы), при этом легко перепрыгивает через ленту ограждения, а по лестнице поднимается так быстро, что я, здоровый, за ним угнаться не могу. Когда суд зачитывал травмы погибших, он слушал это с улыбкой».

«В июне прошлого года я случайно заметила Макарова в кафе торгового центра, — добавляет Ася. — Никакой трости у него не было. Он меня тоже узнал и стал отворачиваться».

По версии следствия, на дорогу перед автомобилем Макарова выскочил кабан: в результате столкновения с ним машину занесло на встречку, после чего и произошла авария.

Рамис и Ася, прибывшие на место аварии сразу после того, как увезли тела погибших, говорят, что внимательно осматривали местность: сотрудники МЧС сказали им, что вещи могли разлететься и их нужно собрать. Освещали не только фонариками, но и дальним светом фар машины, на которой приехали. Ни туши кабана, ни его крови они не видели. На дороге, по словам Рамиса, были только технические жидкости: масло, антифриз. 

На следующий день при осмотре автомобилей Рамис с друзьями не обнаружили крови и на кузове Infinity. Кстати, на площадку, где хранились машины, они прошли беспрепятственно, убедившись, что никакой должной охраны не было.

Фото: Ольга Сапрыкина

Адвокат добавляет: «Материалами дела не установлено, что Макаров совершил наезд на кабана и в результате этого выехал на встречную полосу движения. Есть только одно фото, сделанное в темноте. Место обнаружения туши кабана и её расположение относительно дороги при осмотре места происшествия не описано. А акт гибели кабана, составленный лесничим Латышевым, утерян, равно как и телефон с фотографиями».

Таким образом, стал ли именно кабан причиной аварии, как уверяют Макаров и следствие, однозначно сказать нельзя. Мог ли кабан умереть от чего-то другого? Этот вопрос повисает в воздухе.

Вопросы к следствию и суду

У стороны потерпевших ещё много вопросов к следствию. В том числе почему к человеку, совершившему смертельное ДТП с четырьмя погибшими, мера пресечения (в виде подписки о невыезде) применена только 8 апреля 2021 года — почти через полгода после аварии. И почему так и не была назначена повторная автотехническая экспертиза, о которой ходатайствовала потерпевшая сторона, если в ходе первой автоэксперт Хайдаров отметил, что для полноценной экспертизы не хватает данных? 

Дело сейчас рассматривается в Исетском районном суде Тюменской области. Потерпевшие ходатайствовали о переносе рассмотрения в Тюмень (по месту жительства и их, и Макарова), но суд отказал. Все потерпевшие регулярно ездят на заседания по той самой — очень тяжёлой для них — трассе, чего не скажешь об участнике ДТП Макарове. И он, и его адвокат неоднократно пропускали заседания, не извещая заблаговременно об этом суд.

Скоро должны состояться очередные слушания. Между тем в конце прошлого года Госдума приняла в первом чтении закон об ужесточении наказаний для тех водителей, которые грубо и систематически нарушают Правила дорожного движения. 

Депутаты указывают, что за повторные правонарушения в части превышения скорости в 2020 году возбуждено 202,1 тыс. дел, за выезд на встречку — 44,8 тыс. дел. Статистика ДТП показывает, что свыше 40% водителей не останавливает факт привлечения к административной ответственности и они повторно нарушают ПДД, превышая скорость, а 10% повторно выезжают на полосу встречного движения.

Внесение соответствующих изменений в УК — инициатива фракции «Единая Россия». «Считаем правильным предложить жёсткие меры наказания в отношении тех, кто неоднократно нарушил Правила дорожного движения, создав угрозу жизни и здоровью людей...» — считает председатель Государственной думы России Вячеслав Володин.

Понимали ли следователи, направляя дело в отношении Макарова в суд, что жёсткость в отношении злостных нарушителей ПДД — это важное направление государственной политики? Что может сделать суд в такой ситуации?

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах