aif.ru counter
17.04.2017 00:20
4921

Правосудие для слепого. Почему незрячему сочинцу не место в колонии

© / Марк Яворский / Из личного архива

Он был обычным парнем

«Это кому-то было нужно, потому что следствие и суд шли только с обвинительным уклоном в отношении сына. Марк добрый и неконфликтный человек, но он попал в систему, и теперь мы не можем пробить эту стену. Я не вижу справедливости, неужели она не восторжествует?», — это слова мамы сочинца Марка Яворского, приговорённого к длительному лишению свободы. Его обвинили в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Но подробности этого дела вызвали большой резонанс и породили споры о выводах Фемиды. Многих шокировало, что в избиении двух взрослых мужчин обвинили никогда не имевшего проблем с законом слепого 16-летнего парня. Ещё большее внимание общественности к делу привлекло его помещение в СИЗО почти на полтора года, хотя по закону человек с таким недугом не может находиться в местах заключения.

Марк Яворский был обычным подростком. Он хорошо учился в школе, серьезно занимался плаванием и полиатлоном, имел много друзей. Но его жизнь изменила внезапная болезнь — частичная атрофия зрительных нервов с выпадением центральных полей зрения.

До своей болезни Марк Яворский серьёзно занимался спортом.
До своей болезни Марк Яворский серьёзно занимался спортом. Фото: Из личного архива/ Марк Яворский

«Эта беда случилась 17 февраля 2013 года, — рассказывает Оксана Яворская. — Сын вернулся с соревнований и лёг спать, а утром пожаловался, что один глаз стал очень плохо видеть. Через две недели то же самое произошло и со вторым глазом. Зрение упало до нескольких процентов от нормы, фактически он стал различать только свет. Его обследовали во многих клиниках, и везде было установлено серьёзное заболевание. Марка признали ребёнком-инвалидом. Восьмой и девятый классы он оканчивал уже на домашнем обучении».

Подросток пытался адаптироваться к новой жизни. Он стал сочинять и читать рэп, поступил в колледж на социальный факультет, начал встречаться с девушкой по имени Яна. Но судьба нанесла ему новый удар.

Недалеко от дома парня расположен заброшенный санаторий «Москва», в котором они с Яной устраивали свидания. Там жили приезжие рабочие, и молодые люди случайно с ними познакомились. 18 января 2015 года один из них позвонил Марку, попросив купить и привезти кое-какие лекарства. Отзывчивый по натуре школьник согласился помочь, хотя не собирался встречаться с новыми знакомыми в тот день. Он отправился в санаторий с Яной, и они вместе пробыли там до вечера. А 20 января Марка задержали полицейские и стали обвинять в том, что он участвовал в избиении двух мужчин, находившихся в санатории. От полученных травм оба скончались.

По словам Оксаны Яворской, её сын воспринял задержание как недоразумение. Марк был уверен, что его сразу отпустят, когда он расскажет о событиях того вечера. Он сообщил полицейским, что в «Москве» они с Яной действительно стали невольными участниками конфликтных ситуаций, но отрицал, что сам кого-либо избивал. Когда они с Яной уезжали, все находившиеся в санатории люди были живы. В полиции Марк сразу сказал, что он несовершеннолетний, инвалид по зрению и дал номер мамы. Но, по словам Оксаны Николаевны, эти сведения никак не повлияли на отношение к нему оперативников.

«Сын рассказал, что после задержания ему угрожали и заставляли признаться в убийстве, — говорит женщина. — Когда я его увидела в полиции, он был очень напуган и плакал, умолял не бросать его. И с тех пор его постоянно заставляли признаться в преступлении. Как-то следователь даже при мне предлагал ему это сделать. Мол, в твоих интересах быстрее отправить дело в суд, ты же всё равно слепой и сидеть не будешь. Но Марк всегда отвечал, что ни в чём не виноват и ничего не подписывал».

Марк был уверен, что его сразу отпустят, когда он расскажет о событиях того вечера.
Марк был уверен, что его сразу отпустят, когда он расскажет о событиях того вечера. Фото: Из личного архива/ Марк Яворский

«Он оказался не в том месте»

По версии следствия, в «Москве» у школьника возникла ссора с 43-летним Валерием Шулико, которого обвинили в краже мелких денег из кошелька Яны. В уголовном деле сказано, что Марк участвовал в его групповом избиении. А затем он якобы также вместе с другими мужчинами нанёс травмы 28-летнему Максиму Корниенко, который ни с того ни с сего вдруг предложил «пустить по кругу» Яну. Вместе с Марком на скамье подсудимых оказались Сергей Дмитриенко и Андрей Козлов. В августе 2016 года Хостинский районный суд Сочи признал всех троих виновными. Яворскому дали восемь лет, хотя была масса поводов усомниться в его причастности к преступлению.

Странная картина получилась с алиби. Установлено, что потерпевшие умерли в период с 4:30 до 7:30 утра 19 января и изначально следствие придерживалось версии, что приведшие к этому травмы были нанесены за 1-3 часа до смерти, то есть после полуночи. Тогда защита доказала, что Яворский вернулся домой намного раньше. Видеокамера возле его дома зафиксировала, что он вышел из такси в 21:06 18 января. К слову, эту запись раздобыла мама юноши, а не стражи правопорядка. А по звонкам с мобильного установили, что после этого Марк не выходил никуда до утра. Но, по словам адвоката Яворского Алима Таукенова, в ответ на это обвинение стало корректировать позицию по времени совершения преступления. Судмедэксперты начали заявлять, что теоретически потерпевшие могли оставаться в живых и до 12 часов после нанесения травм, хотя сами же назвали это «крайне маловероятным». Но, выходит, что именно этот самый нереальный временной сценарий суд и взял за основу. Также у защиты было много вопросов по уликам.

У Марка всегда было много друзей и подруг.
У Марка всегда было много друзей и подруг. Фото: Из личного архива/ Марк Яворский

«Следствие велось безобразно, — говорит Алим Таукенов. — На месте преступления всё было в крови и логично предположить, что на избивавших остались её следы. Но ни у одного из подозреваемых не изъяли одежду и обувь для экспертизы. Хотя мама Марка много раз просила проверить его одежду. Пропали вещественные доказательства, и я считаю, был переписан протокол осмотра места происшествия. Мы узнали, что оттуда изъяли следы пальцев рук, обуви и клок волос. Но в уголовном деле этого нет. В нём сказано, что с тел потерпевших срезали ногтевые пластины. Взрослые мужики, они наверно оборонялись и следы нападавших могли остаться под ногтями. Следователи должны были провести сравнительную биологическую экспертизу, но этого тоже нет в деле».

Также логично предположить, что на руках Марка должны были остаться следы от ударов, если он виновен. Но сразу после задержания его осматривали медики и не нашли ни царапины. По словам адвоката, обвинения против Марка строились только на предположениях и показаниях двух человек. Один из них — это Андрей Козлов, которого также осудили. Вторым был свидетель обвинения Александр Афонин, и с ним получилась очень странная история.

«К нам случайно попала явка с повинной Афонина, где он указывал, что участвовал в преступлении, — продолжает Алим Таукенов. — Но этот факт отрицали оба следователя, которые вели дело. Когда мы предъявили суду копию этой явки с повинной, они взяли большой перерыв. Не знали, что делать, но в итоге придумали. Следователь заявил, что забыл вшить эту явку с повинной в дело. Якобы Афонина решили не привлекать, и поэтому она была не нужна. Но это просто детский лепет. Словом, было много нарушений и оснований для возвращения дела на дополнительное расследование, но на всё закрыли глаза».

Марк Яворский с племянником.
Марк Яворский с племянником. Фото: Из личного архива/ Марк Яворский

В любом уголовном деле очень важен мотив. Следствие посчитало, что Марк пошёл на преступление из-за упомянутых конфликтов с потерпевшими, в избиение которых он как-то вовлёк Дмитриенко с Козловым. Но и здесь не всё однозначно. Дело в том, что в тот вечер Дмитриенко с другим мужчиной из санатория пытались снять деньги с карточки погибшего Корниенко, но дважды вводили неверный пин-код. Это зафиксировала камера банкомата. На суде адвокат предлагал проверить, сколько денег было на той карточке и снимались ли они, но ему отказали.

«Эпизод с карточкой выделили в отдельное производство, чего нельзя было делать по закону, — считает Алим Таукенов. — То есть они просто увели в сторону основной мотив и, мне кажется, тем самым укрыли реальных преступников. У Марка стопроцентное алиби и доказательств его вины нет, кроме показаний двух человек. Он единственный из всех не написал явку с повинной, хотя её пытались получить даже недозволенными методами. Также только он прошёл полиграф, подтвердивший его показания, и готов сделать это снова. Марк просто оказался в то время в том месте — в санаторий его позвал один из свидетелей обвинения. Мне жалко этого парня и его маму. Она, бедная, вместе с ним прошла все муки ада».

Примечательно, что оба следователя, которые вели это дело, уже не работают в следственных органах края. Алим Таукенов и Оксана Яворская считают, что это не случайность.

Марка ждут дома

Это дело активно обсуждается в интернете и многие вопрошают: как нуждавшийся в поводыре парень вообще мог избивать здоровых мужчин, да ещё и в темное время при плохом освещении? Казалось бы, такое сложно игнорировать, и раз суд всё же признал вину Яворского, то, по идее, и ошибки быть не может. Но и тут есть объяснение. Раньше Марк был просто ребёнком-инвалидом по зрению, а после совершеннолетия по закону нужно новое медицинское освидетельствование. Но 18-летие парень встретил под следствием.

«Из-за этого освидетельствование проводились без точного оборудования, — объясняет Алим Таукенов. — Офтальмолог приходил с простым прибором и в итоге Марку дали вторую группу инвалидности. А раз не первая, суд предположил, что, значит, он теоретически мог видеть и убивать. Пока мы обжаловали выводы медиков, суд вынес приговор. Только после него ошибку исправили и Марку дали первую группу инвалидности. А согласно постановлению правительства России, даже признанный виновным в преступлении человек не может отбывать наказание с таким заболеванием».

Марк Яворский с мамой Оксаной Николаевной.
Марк Яворский с мамой Оксаной Николаевной. Фото: Из личного архива/ Марк Яворский

Вынесенный Марку приговор обжаловали в апелляционной инстанции. В тот момент он уже был под домашним арестом — в мае 2016 года удалось добиться его освобождения из СИЗО. Оксана Яворская с адвокатом рассчитывали, что парень при любом исходе не вернётся за решётку. Но и второй суд, по сути, не учёл слепоту парня. Он лишь снизил сочинцу наказание на полгода, после чего его взяли под стражу и отправили в колонию. Вопрос об освобождении Марка из-за болезни был оставлен на откуп ФСИН.

Конечно, у каждого своя правда, и приведённые здесь доводы защиты тоже можно ставить под сомнение. Но сложно поспорить с тем, что Марк Яворский в любом случае уже понёс очень суровое наказание. Причём речь не только о его лишении свободы и связанных с этим страданиях, о которых можно рассказывать очень долго. Хотя заболевание Марка неизлечимо, его течение можно было замедлить. Но только не в условиях заключения. В результате если до него юноша различал боковым зрением очертания предметов, то сейчас он почти ничего не видит. Также в СИЗО у него начались проблемы с давлением, он стал падать в обмороки. А ещё из-за слепоты парень оступился и сломал шейный позвонок, поэтому сейчас нуждается в операции. Хотя всё могло быть ещё хуже, если бы не помогли общественники.

«Никто не обращал внимания на мои многочисленные жалобы по поводу происходящего с сыном, — говорит Оксана Яворская. — Но в августе 2015 года как будто бог сошёл с небес. Марка в камере случайно увидели члены Общественной наблюдательной комиссии Краснодарского края. Он всё им рассказал, дал мой телефон. Они выезжали по моим заявлениям, когда сына ударили по голове в СИЗО Краснодара. Я очень благодарна им и другим людям, которые помогли привлечь внимание общественности к нашей проблеме, добиться перевода сына под домашний арест».

Заключение медицинской комиссии ФСИН от 22 марта 2017 года.
Заключение медицинской комиссии ФСИН от 22 марта 2017 года. Фото: Из личного архива/ Оксана Яворская

В марте медицинская комиссия ФСИН провела новое освидетельствование сочинца и подтвердила его заболевание. Согласно её выводам, острота зрения Марка не превышает 0,05, что препятствует отбыванию наказания. Оксана Яворская ездила к сыну и помогла ему написать ходатайство об освобождении. Все нужные документы подали в суд, который изначально назначил рассмотрение этого вопроса на 20 апреля. Но неожиданно для всех служители Фемиды форсировали процесс — 12 апреля было принято решение освободить Яворского из-под стражи по болезни. Он должен выйти на свободу спустя десять дней, когда постановление вступит в силу. Дома Марка с нетерпением ждут родители и сестра Алина. Также ему предстоит первая встреча с сыном Ярославом, которого Яна родила от парня уже после его ареста.

Пока готовился материал, также стало известно, что на 26 апреля назначено заседание президиума Краснодарского краевого суда, где будет рассматриваться представление прокуратуры с требованием изменить приговор парню. По словам Алима Таукенова, скорее всего, его подзащитному просто снизят срок наказания. Но в любом случае Яворские с адвокатом намерены добиваться пересмотра приговора и полного оправдания Марка во всех инстанциях.

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество