485

Отвечает за то, что не делал? Почему суд оставил в ИВС золотопромышленника

Сын — в заложниках

Генеральный директор ПАО «Ксеньевский прииск» Егор Литуев арестован судом до 18 августа. Уголовное дело возбуждено в последних числах июня по двум статьям: ст. 160 УК РФ («Присвоение и растрата»), а после добавили два эпизода ч. 3 статьи 260 УК РФ («Незаконная вырубка леса»).

Литуева задержали в Москве. Произвели обыск в офисе и дома в присутствии малолетних детей. А затем самолётом доставили в Читу в качестве подозреваемого. Из Читы направили в Могочу, где поместили под стражу в изолятор временного содержания на основании решении Могочинского суда. Хотя по закону данный районный суд не был уполномочен рассматривать ходатайство старшего следователя УМВД России по Забайкальскому краю об избрании в отношении Литуева меры пресечения в виде заключения под стражу. Это могло быть сделано по месту задержания или месту, где ведётся следствие (то есть, соответственно, Москва или столица Забайкальского края). Обоснование: ч. 4 ст. 108 УПК РФ и часть 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Уголовное дело в отношении предпринимателя возбуждено, вероятно, на фоне корпоративного конфликта вокруг Итакинского золоторудного месторождения. Суть конфликта, по словам адвокатов Литуева, состоит в том, что принадлежащая Сергею Янчукову группа компаний «Мангазея», получив авансом операционный контроль над стратегическим месторождением, затем отказалась платить. Владелец лицензии Виктор Литуев обратился в Арбитражный суд г. Москвы и потребовал вернуть актив и выплатить неустойку. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал. Но апелляционная инстанция, по словам адвокатов, восстановила справедливость: по решению суда стратегический актив стоимостью 100 миллионов долларов должен быть возвращен Литуеву, а Янчукову необходимо выплатить неустойку в размере почти 500 миллионов рублей.

— Я считаю задержание сына <наездом, осуществленным руками правоохранителей>, — предполагает отец задержанного Виктор Литуев. — Моего сына используют в качестве заложника в преддверии заседания кассационной инстанции.

Уголовное дело возбуждено 20 июня, а уже через несколько дней, 29 июня, Литуеву предъявлено обвинение.

«С решением суда не согласен»

5 июля Краевой суд Забайкальского края рассмотрел апелляционную жалобу. Адвокаты просили выпустить из-под стражи Литуева под домашний арест или под залог в 5 миллионов рублей.

В зале суда тихо. Настроена видеоаппаратура. Обвиняемый, хоть и находится в Могоче, посредством видеосвязи участвует в процессе.

Кроме прокурора и адвокатов в зале присутствует уполномоченный по правам предпринимателей в Забайкальском крае Виктория Бессонова. Она просит права быть общественным защитником в рамках рассмотрения апелляционной жалобы, предъявляет документ и получает согласие. Представители СМИ насторожены. Резонансное дело, которому придают особое внимание.

Судья Ольга Налетова разъясняет права, обсуждаются организационные вопросы, предъявляются ходатайства. «С решением суда первой инстанции я не согласен, — по видеосвязи обращается Егор Литуев к судье. — Как понял, меня обвиняют в незаконной вырубке леса, при этом в протоколе допроса потерпевший указывает: <На данной территории работает подрядческая организация>. Какая? Никто не знает. Ксеньевский прииск не работает в лесу, отношение к вскрышным работам не имеет».

Егор Литуев работает в Забайкалье 12 лет. За это время Ксеньевский прииск стал одним из крупнейших предприятий региона и 25-м в России. Только за прошлый год предприятием перечислено в бюджет более 450 миллионов рублей.

«У суда первой инстанции нет доказательств тому, что мой подзащитный может скрыться или оказать влияние на свидетелей, — поддерживает адвокат Ирина Полещук. — Прошу учесть нарушения, которые были допущены при составлении протоколов. Не причинён ущерб ни государству, ни заявителю. Существуют определённые притеснения со стороны следственных органов. Например, отказано в возможности допуска к нотариусу».

Бизнес-омбудсмен Виктория Бессонова тоже встаёт на сторону предпринимателя.

«Егор Литуев является генеральным директором крупнейшей золотодобывающей компании, которая обеспечивает сотни рабочих мест. Для Забайкальского края это значимое предприятие, и заключение под стражу его руководителя может способствовать дестабилизации его деятельности. Тогда как избрание иной меры пресечения, не предусматривающей лишения свободы, например, залог, позволит и предпринимателю вести бизнес, и следствию продолжить свою работу. До настоящего времени, учитывая необходимость в сборе доказательств, допросе свидетелей и т. п. процессуальных действиях, принимая во внимание, что дело возбуждено 19 апреля и до настоящего времени, исходя из тех документов, которые поступили в мой адрес, такие действия не произведены, даже не проанализированы договоры подряда. Следствие вело себя пассивно, — подчёркивает Виктория Викторовна. — Активность была проявлена примерно в период, который совпал с возбуждением дела по корпоративному спору, рассмотрение которого происходит не в экономическом суде, как должно было быть. Можно сделать вывод, что предприняты действия, чтобы решить его уголовно-правовыми методами. Очевидно, что все вменяемые преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, именно поэтому прошу суд применить иную меру пресечения. Глава государства неоднократно подчеркивал, что бизнес не должен ходить под уголовным преследованием, а на последней „Прямой линии“ с ним обсуждался вопрос о применении залога для предпринимателей в целях сохранения хозяйственной деятельности. Полагаю, что именно такая мера будет соответствовать не только закону, но и общегосударственной политике по снижению административного и уголовного давления на бизнес».

А вот прокурор, присутствующий в зале заседания, решение Могочинского суда поддерживает и считает законным.

«Не согласен со стороной защиты и считаю подозреваемого общественно опасным лицом, которое должно находится под стражей, — комментирует сотрудник прокуратуры. — Существенных нарушений процессуального кодекса не допущено. Считаю, что мера пресечения обоснованна».

Будущий прецедент?

«ПАО „Ксеньевский прииск“, являясь пользователем недр, самостоятельно не осуществляет разработку месторождений, привлекая к процессу добычи подрядные организации, — ещё раз подчёркивает Литуев, когда судья ему даёт последнее слово. — Какой-либо имущественный ущерб Янчукову, как следует из постановления о возбуждении уголовного дела, не причинен, поскольку он не обладает какими-либо правами в отношении имущества общества до момента его ликвидации, то есть не может, в соответствии со ст. 42 УПК РФ, быть признан потерпевшим. В качестве потерпевшего (юридического лица, которому причинен имущественный вред путем якобы отчуждения имущества общества) может быть признано только ПАО „Ксеньевский прииск“, а Янчуков С. В. полномочиями действовать от имени указанной организации не обладает».

Суд удалился на рассмотрение дела и буквально через десять минут вынес решение: отклонить апелляционную жалобу и оставить Егора Литуева в изоляторе временного содержания.

«Я всякое видел, но такого абсурда — ещё никогда, — на выходе из зала Забайкальского краевого суда комментирует адвокат Сергей Малюкин. — Это всё равно, что вы купите машину, а сосед обвинит вас в растрате семейного бюджета, которая причинила ущерб ему самому. С лесом ещё интереснее: отвечай за то, чего не делал и физически сделать не мог. Меня не удивляет то, что привлекают к уголовной ответственности при наличии доказательств в невиновности, удивляет, что суд на это закрывает глаза. Суд ссылается на то, что не исследует доказательства. А как можно исследовать обоснованность привлечения к уголовной ответственности, не исследуя представленные доказательства? И главное: нарушен принцип территориальной подсудности. Законность решения судьи вызывает сомнения. Какой-либо опасности Егор Викторович для общества не представляет, у него есть семья, двое малолетних детей, окружающие его характеризуют исключительно с положительной стороны, в связи с чем, принимая во внимание надуманность обвинения, доказательства его невиновности, избрание меры пресечения в виде заключения под стражу является чрезмерным.

Сторона защиты не согласна с решением суда. Будет обжаловать его в кассационном порядке, затем — в Верховном суде РФ, который либо создаст прецедент (и тогда у следователей появится возможность увозить подозреваемых на ту территорию, куда они сами захотят), либо придётся отменить решение Могочинского районного суда Забайкальского края и все последующие судебные решения».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество