aif.ru counter
21.03.2019 00:11
34443

Насилие в сети. Создателя приложения судят за преступление пользователя

Фёдор Власов.
Фёдор Власов. © / Из личного архива

Обычный вечер в квартире, где живет программист Фёдор Власов, нарушил неожиданный визит сотрудников полиции. Они прибыли из Москвы в Пермь, чтобы расследовать дело по статье «Насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего». На момент обыска Фёдору объявили, что он проходит свидетелем по делу, но после заковали в наручники и доставили поездом в Москву.

Арест владельца моста

В 2011 году Фёдор Власов вместе со своим другом и коллегой Дмитрием Моисеевым создали мобильное приложение для социальной сети ВКонтакте Kate Mobile. Разработкой и поддержкой приложения они занимаются в свободное от работы время.

«На тот момент у соцсети не было официального клиента, и мы решили создать неофициальный, — говорит Дмитрий. — Сейчас у нас около 6 млн пользователей. Мы прислушиваемся к ним, к их пожеланиям, и стараемся их по возможности реализовывать».

Например, команда Kate Mobile адаптировала приложение для незрячих пользователей. Позже добавили возможность оставлять сообщения непрочитанными, делать скриншоты переписки и многое другое.

Федор Власов вместе с коллегой создали мобильное приложение в 2011 году, но сейчас из-за его ареста обновление приложения приостановлено.
Федор Власов вместе с коллегой создали мобильное приложение в 2011 году, но сейчас из-за его ареста обновление приложения приостановлено. Фото: АиФ/ Ульяна Трескова

Разработчики не оставили без «ВКонтакте» пользователей Украины, когда в этой стране российская социальная сеть попала под блокировку. Для этого потребовался прокси-сервер.

«Прокси-сервер — это «посредник», «мост» для обхода блокировки, — поясняет Дмитрий. — Он был сделан для того, чтобы помочь украинским пользователям обходить блокировку соцсети «ВКонтакте», которая началась в 2017 году. Пользоваться мобильными приложениями стало невозможно. Бросать пользователей Украины мы не стали».

Фёдор арендовал виртуальный сервер у компании, которая располагается в Санкт-Петербурге. Он был предназначен только для соединений с соцсетью. Дмитрий поясняет, что сотрудники Kate Mobile настроили обход блокировки так, что использовать сервер для подключения к каким-либо другим сервисам было невозможно. Через сервер шли подключения только с Украины, то есть пользователь из другой страны не попадал на этот сервер, а подключался к «ВКонтакте» напрямую.

«Для этого в Kate Mobile была настроена проверка, — поясняет Дмитрий. — Она была нужна, чтобы не создавалась лишняя нагрузка на сервер и им не пользовался кто попало. Какая-то личность с Украины переписывалась с помощью Kate Mobile с несовершеннолетней девочкой из Подмосковья. Этот человек отправлял ей фото своих половых органов и просил от неё того же. Мать девочки заметила это и обратилась в полицию, а полиция — во «ВКонтакте» с требованием выдать ip-адреса». 

Оказалось, что он подключался через разные адреса — пытался обойти блокировку. Эти адреса принадлежат разным странам, и только один — российский. Именно тот, который ведёт на виртуальный сервер, арендованный Фёдором. 

«Приведу такую аналогию, — поясняет Дмитрий. — У нас в городе есть мост через реку Каму. По мосту можно пройти. А затем арестовать владельца моста за то, что по нему кто-то прошёл».

Он утверждает, что Фёдор мог предоставить адреса предполагаемого преступника, так как вся эта информация записывается на сервере. Но, по словам Дмитрия, следователь не поинтересовался этим у Власова.

«Фёдор не предоставлял анонимности и мог помочь найти след дальше, — говорит Дмитрий. — Похоже, следствие не захотело этим заниматься дальше, запретило ему искать этот след и арестовало его. Начался поиск материалов, чтобы его обвинить. Эту статью дают насильникам за непосредственный контакт. Почему такая статья — я не знаю. Когда меня вызвали как свидетеля, я вообще подумал, что не туда попал, и обвиняют однофамильца Фёдора».

Версию о конкурентах, которые могли бы специально подстроить историю с педофилом, Дмитрий отрицает.

«Кому бы это было надо? — задаёт он вопрос. — Мы считали конкурентами только официальное приложение «ВКонтакте», но с разработчиками мы в хороших отношениях. Если бы мы представляли для них угрозу, то они бы испортили нам жизнь и без таких странных дел. Другие подобные неофициальные приложения нам тоже не конкуренты, потому что у каждого уже есть своя устоявшаяся аудитория».

Дмитрий убеждён, что врагов у Фёдора нет.

«Фёдор добрый человек, со всеми общался культурно, — говорит он. Никогда никому не дерзил, всё старался объяснить доходчиво.

Руководитель приюта для кошек Галя Море рассказывает, что Фёдор часто помогал приюту и даже взял оттуда кошку. Она знает Власова более 10 лет и уверена в его невиновности.

«Его хотят посадить на 20 лет за то, что кто-то другой отправил интимные фотографии ребёнку. Не понятно, почему так жёстко. Я уверена, что Фёдор этого не делал, он может это доказать. Почему следователь не хочет разобраться? Это очень странное дело».

«Следствие пресекло полезную деятельность Фёдора для общества, — говорит Дмитрий. — Он жертвовал деньги фонду помощи детям «Дедморозим» и эндаумент-фонду Пермского университета. Кроме того, он модератор большого городского сообщества «Отдам даром». Сейчас пользователи с Украины жалуются на неработающий прокси-сервер, просят что-то сделать с этим, опять же - это всё исправлять надо Фёдору, так как он этим занимался».

«Такова конструкция закона»

С адвоката Фёдора Александра Струкова взяли подписку о неразглашении, поэтому он не смог ответить на все вопросы корреспондента АиФ.ru.

«Это было противоправное использование прокси-сервера Фёдора, — поясняет Александр. — В связи с этим и произошло задержание. Следственные органы посчитали, что он причастен к этим противоправным действиям».

Он говорит, что многих удивляет, почему Фёдору вменяют именно «Насильственные действия сексуального характера», ведь преступление было совершено через интернет — какое же тут насилие?

«Конструкция закона такова, — говорит адвокат. — У нас в уголовном кодексе есть ответственность за насильственные действия сексуального характера (статья 132) и есть ответственность за развратные действия (135). Если бы не нежный возраст потерпевшей, то это попадало бы под развратные действия».

Он отмечает, что похожее дело в судебной практике уже было. В апреле 2017 года был задержан математик Московского финансово-юридического университета (МФЮА) Дмитрий Богатов. Ему были предъявлены обвинения по статье УК РФ «Попытка организации массовых беспорядков» и «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма с использованием сети интернет».  Несколько месяцев он провел под арестом, потом меру пресечения изменили на домашний арест. В мае прошлого года с Богатова сняли обвинения, после того, как был задержан программист Владислав Кулешов, который и совершил преступление, воспользовавшись специальным программным обеспечением для сокрытия следов присутствия в сети с использованием серверов, находящихся за рубежом. Из-за того, что цепочка серверов включала и компьютер Богатова, следствие сначала вышло на него.

Адвокат Струков не берётся сравнивать дело Богатова и Власова по сложности, но отмечает, что дело пермского программиста «совершенно нетипичное». 

«Позиция Фёдора неизменна, свою причастность он отрицал и не меняет показаний, — говорит Александр Струков. — Я не могу говорить, какие сейчас происходят действия и каковы их результаты. Но я с неким воодушевлением отношусь к тому, что происходит. Рассчитываю, что для Власова всё будет благоприятно. Итогами последнего судебного заседания защита довольна». 

Он поясняет, что Власова действительно доставляли из Перми в Москву в наручниках.

«Из того, что мне известно, оснований для применения специальных средств — наручников — не было. Надо дать этому правовую оценку. Сейчас не могу сказать, будем ли мы что-то с этим делать, но думаю, что Фёдор вряд ли подобные действия в отношении себя просто так стерпит».

Родственники, друзья и коллеги Фёдора ждут его возвращения. Мать программиста вообще с трудом понимает, в чём именно обвиняют сына, что такое прокси и как след от виртуального сервера в Санкт-Петербурге привёл к Фёдору в Пермь. В прошлом году она похоронила мужа, и сын — единственная опора.

«Сколько можно меня держать? Я переживаю за маму», — пишет в письме из СИЗО Фёдор своему коллеге.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество