1061

Кто ответит за историю с Дзюбой и можно ли защититься от травли?

Травля. Как правило, в интернете. С этой проблемой сегодня может столкнуться любой: взрослый и ребёнок, знаменитость и самый простой человек. Для кого-то буллинг обернется лишь испорченным настроением, а кто-то не выдержит и решится на крайний шаг. Такими историями полны новости в последние месяцы. Пути решения этой острейшей проблемы искали на круглом столе в Общественной палате. Среди его участников были те, кто на собственном горьком опыте испытал, что такое травля в соцсетях.

Бесконечная пытка

— Проблема очень животрепещущая. У нас всё сейчас выходит в цифровое пространство. Очень многие коротают время с соцсетях. Вы только можете представить, какое количество информации поступает в детские головы? — говорит руководитель Центра изучения и сетевого мониторинга молодежной среды Денис Заварзин. — По нашим сведениям, около 42 миллионов пользователей соцсетей внедряют деструктивный контент. Цифра эта огромна — при том, что в России живёт всего 146 миллионов, из них 97 миллионов — пользователи интернета. По данным Всемирной организации здравоохранения, у нас 30-45% российских школьников в возрасте 11-15 лет подвергаются травле. По данным ЮНЕСКО, 30% учащихся травят одноклассников. Каждый десятый страдает от кибербуллинга. В последнее время сращиваются такие формы информационной агрессии, как клевета и травля. Распространение заведомо ложной информации о ком-либо сопровождается насмешками и издевательством в Сети. Последний случай — в Рязанской области на сайте для взрослых разместили фото девочки: мол, она оказывает определённые услуги. Кибербуллинг мониторится очень трудно. Травля происходит в закрытых группах, в личных группах. Здесь воздействовать на ситуацию без ужесточения законодательства РФ крайне тяжело. Часто травля в реальной жизни переходит в виртуальное пространство. И если в реальной жизни есть реальное воздействие, например, довели человека до слез и отстали, то в виртуальном пространстве травля может длиться бесконечно. Когда она прекратится, неизвестно. И реакцию на эту интернет-травлю мы видим, к сожалению, в реальной жизни. У подростков возникают суицидальные мысли, кто-то кончает жизнь самоубийством. Психологи ввели уже такой термин, как скулшутинг, когда дети берут в руки оружие, приходят и расстреливают обидчика и всю школу. Заранее понимая, что сами они из школы уже не вернутся. Конечно, эмоциональное воздействие на детей не проходит бесследно.

Первый заместитель председателя комиссии ОП РФ по вопросам развития культуры и сохранению духовного наследия, ректор Российского института театрального искусства ГИТИС Григорий Заславский так прокомментировал проблему: «Я помню, как кто-то из министров обороны, когда произошел очередной скандал с травлей в армии, сказал: „К нам же ребята приходят не из безвоздушного пространства. Они просто продолжают себя вести себя так, как вели себя в школе. Только в армии это называется неуставной ситуацией“. Может сложиться впечатление, что дети в большей мере страдают от кибербуллинга. На самом деле деятели культуры — также одна из самых незащищенных в этом плане групп. Более того, если известный человек борется против клеветы, люди думают: „Раз он опровергает, значит, точно так оно и есть“».

«Сердце болит за детей»

Народный артист РФ Сергей Безруков присоединился к дискуссии онлайн: «У меня как у отца сердце болит за детей. Мы, взрослые люди, крепкие в свои 47 лет, умеем защищаться. Например, у меня есть замечательные юристы. Я выиграл 50 исков. То есть законы работают. Нужно создать поправки относительно подростков. Главное, за что я ратую, — чтобы институты, которые должны заниматься защитой репутации человека, заработали.

Есть статья 23 Конституции РФ: „Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени“. Статья 128, пункт 1, — о клевете, то есть распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Есть статья 137 о незаконном собирании сведений о лице. Статьи-то есть в Уголовном кодексе Российской Федерации. Вопрос в том, как бы сделать так, чтобы это работало?

Возьмём нашумевшую ситуацию с Артёмом Дзюбой. Там же был ещё и шантаж. Какое наказание понесут те, кто это сделал? Меня действительно интересует, как накажут и смогут ли вообще найти организатора этого преступления: правоохранительные органы обязаны это делать. Дзюба — такой же гражданин РФ, как и все. А если это будет неизвестный человек, который обратится в правоохранительные органы. Не отфутболят ли его?»

Директор РОЦИТ (Региональный общественный Центр интернет-технологий) Сергей Гребенников, который с 1996 года занимается вопросами цифровой грамотности, отмечает: «Многие забывают, что преступники находятся в офлайне. Они свои преступления совершают в реальной жизни. Интернет является лишь каналом для них. Поэтому преступников нужно ловить в реальной жизни. В 2020 году впервые отмечался год борьбы с кибербуллингом и травлей в школах, в мессенджерах. По нашей статистике, 91% населения хоть раз подвергался травле в интернете. Мы замечаем рост травли на платформе YouTube. Наши известные видеоблогеры подвергаются травле. Многим страшно. Многие не понимают, что с этим делать. Есть продвинутые пользователи, которые обратятся в правоохранительные органы.. А есть те, кто предпочтёт свести счёты с жизнью. Он просто не найдет в себе сил вести эту неравную борьбу.

Что мы предлагаем? Со стороны государства — ввести уроки цифровой грамотности, заручившись тем, что информационная гигиена — это не техническая информация, а этическая проблема. Родители тоже должны вовлекаться в эту историю.

Что касается новых законов, то довольно спорно, что они нужны. Статей-то достаточно! Нужно только показать, что они работают. Введение дополнительных норм не даст результат. Нужно в принципе говорить о повышении культуры».

Актриса и педагог Лика Рулла в ответ на это выступление посетовала, что трудно говорить о повышении уровня культуры молодёжи, когда в театры люди сейчас практически не ходят и обучение ведётся онлайн: «Где как не в общении с педагогами и друг с другом люди будут свой уровень культуры повышать? Сегодня получается замкнутый круг».

Адвокат Сталина Гуревич считает большой проблемой то, что современные сотрудники полиции «бесконечно далеко от интернета»: «Киберполиции у нас нету. В то время как мошенничество давно ушло в интернет, нет ни одного возбужденного дела. Поэтому создание киберполиции необходимо. И набирать туда надо не мальчиков из обычной полиции, а специалистов.

Если же мы говорим о травле несовершеннолетних, то травят их тоже несовершеннолетние. Ответственность у нас по тяжким составам начинается в 16 лет. Тогда нужно ставить вопрос о снижении возраста уголовной ответственности. И родители тоже должны нести ответственность за участие их детей в этой истории».

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы