Примерное время чтения: 8 минут
931

Константин Кудряшов: Музей, история и понты

Сюжет Паломничество по пути следования мощей Великой княгини Елизаветы Федоровны
Братцы, последний Рюриковичем на русском троне был Василий Шуйский! А вас кто-то обманывает. Фото Константина Кудряшова

Над нами многозначительно парила хищная птица.

– Сокол, — сказал кто-то из паломнической группы.

– Ни разу не сокол, — возразил я. — Скорее уж коршун. Да, коршун и есть!

Над уральской рекой Реж действительно парил коршун. Сама же река Реж рассекает город Алапаевск на две неравные части. Впрочем, город скоро кончается, что в ту, что в другую сторону. А на обоих берегах этой реки — суровая уральская тайга с сумраком, мошкой и прочими уникальными редкостями и красотами. И пустым разговорам здесь явно не место.

– Всё-то ты знаешь, — некоторые из моих спутников поморщились, как от лимона. — Ну, коршун и коршун, какая разница? А я ведь пытался объяснить, что сокол, тем более атакующий, больше всего похож на нынешний герб Украины. Он же — родовой знак Рюриковичей…

Рюрик, и династия его называется Рюрики. Так на иконе написано, положено верить Рюрик, и династия его называется —Рюрики. Так на иконе написано, положено верить. Фото Константина Кудряшова
 

Шёл третий день нашего паломничества. Вернее, он только начинался, а проблем было — и не перечесть. Поэтому, с вашего позволения, я разобью этот рассказ на главы. Так оно даже лучше выйдет. Итак…

Глава первая

Всё началось с экскурсии на Патриаршее подворье, что расположено напротив екатеринбургского Храма на Крови. Про этот храм и ночную службу здесь уже было сказано, так что, как говорят экскурсоводы, «повернёмся налево»…

А налево была экскурсия. Патриаршее подворье. И знаете, мне поначалу там очень понравилось. Представьте себе — лестница на две стороны, и вся она по всем сторонам украшена иконописью. Но несколько нестандартной. И тогда насчёт «понравилось» появились разные мнения.

Вот слева, если считать по первородству, стоит Рюрик. Да-да, именно Рюрик. Лохматый язычник, в руке — меч, а в другой руке — щит. А на нём — герб. Чей герб? Может, изображение атакующего сокола, как и положено Рюрику? Нет. На щите Рюрика — грифон. Герб дома Романовых. То, что до возникновения этого самого дома остаётся ещё лет пятьсот, хе-хе… Это здесь никого не колышет.

Это нормально, объяснили мне. Так, говорят, и надо. Не фиг тут, говорят, удивляться. «Таким образом наш художник изобразил преемственность династий», — и всё тут.

Не, ну что. Всё понятно. Рюрик несёт на своём щите знак того, что его потомков вырежут ко всем собачьим чертям. А потом подумают, да и затеют новую династию. А он, то есть Рюрик, этому, значит, сильно радуется. Потому что он приуготовил место природным русским царям, понятно?

Очень хорошо. Карамзин бы написал что-то вроде: «Царь плакал, бояре рыдали».

Дальше идёт князь Святослав Игоревич. Назвать его православным язык не повернётся даже у меня. Однако ж вот он, как положено, с серьгой и бритой макушкой. И вполне себе иконописный товарищ.

Святослав Игоревич Великий князь. Жёг попов и иконы. Теперь сам попал на икону Святослав Игоревич Великий князь. Жёг попов и иконы. Теперь сам попал на икону. Фото Константина Кудряшова
 

– Впервые! — вырвалось у меня.

– Что впервые? — вопрос из-за левого плеча был резок и внезапен.

– Впервые вижу иконописное изображение свирепого язычника, который разрушал церкви, убивал попов, жёг церковные книги и вообще вёл себя по отношению к Церкви, как скотина!

– Это вы про Ленина? Да, ужасный был человек, палач, кровавый палач…

– Нет, я про князя Святосла…

– Надо же, и сюда добрались! — тётка в пушистых тёплых тапочках вооружилась шваброй и уверенностью в себе. — Добрались! Мало вам того, что нашего природного царя убили, а? Ещё ходят, щёлкают своими щелкучками! Кто снимать благословил? Кто ты вообще такой?

Говорить с магнитофоном, включённым на воспроизведение, всё-таки нелепо. Я и не стал. Я повернулся и избрал часть благую. То есть поднялся в экспозицию музея.

Ближайшие несколько минут показали, как может ошибаться человек. Экспозиция, в общем, была даже хороша. В своём роде, просто великолепна. Я видел, как поднимается православная империя православного царя. Я ощущал, как растёт промышленность и производство — процентов эдак на сто в год, а то и больше! Я обонял запах нефти-сырца, которую благочестивый император Ники запретил продавать за границу. Я видел, как растёт метрополитен, котоый был предложен царю ещё в 1902 году. Я осязал и почти что вкушал мясо, шерсть, яйца и прочие интимности, которыми наших предков осыпал сей благочестивый царь.

А ещё я видел, как растёт чудовищная, непоправимая ложь. Знаете, дьявол, он в деталях. А вот как раз о деталях здесь предпочитают умалчивать.

Да, рост промышленности. В процентах — ого-го как впечатляет. Раз в десять, а то и двенадцать!

Ну, примерно так оно и было. Скажем, автомобильный завод «Руссо-Балт» в 1912 г. выпустил по лицензии 100 автомобилей, а через год — почти полторы тыщи, то есть 1500 машин. Налицо явный рост автомобилестроения в Российской империи. Рост в 15 (пятнадцать!) раз. Не, ну а что — было 100 машинок, а стало — 1500. На всю империю. Круто, правда?

Московское метро при Николае II? То самое, которое, наверное, помешали построить кровавые большевики? Ну да, был проект. Неплохой, в принципе. Центральную наземную (!) станцию предполагалось построить примерно там, где сейчас Мавзолей Ленина. А для строительства этой станции предполагалось разобрать стену Кремля. Вам ещё хочется такое метро?

Ну, и примерно то же самое можно было сказать обо всех экспонатах этого музея. Откровенной лжи вроде нет, но почему-то здесь как-то дурно всё пахнет…

Единственный правдивый и нужный экспонат — жестяная кружка с вензелем Николая II. Та самая, которую обещали подарить каждому, кто посетит Ходынское поле в день коронации нового императора. Та самая, из-за которой случилась Ходынская трагедия, когда за этими вот халявными кружками попёр народ и передавил друг друга в неплохом количестве. Та самая кружка, из-за которой дядю Николая II, губернатора Москвы, прозвали «Князь Ходынский».

Кружка, из-за которой погибло почти полторы тысячи человек. Помним и гордимся Кружка, из-за которой погибло почти полторы тысячи человек. Помним и гордимся. Фото Константина Кудряшова
 

А ведь этот самый губернатор приходился мужем нашей Елизавете Фёдоровне. Сергей Александрович, Великий князь. И его жена, великая княгиня Елизавета. Мученическая, без дураков, смерть.

И рядом — «достижения» Российской Империи. Да-да. Полторы тысячи автомобилей в год. Паршивый проект метро. Ходынка. Ленский расстрел. Кровавое воскресенье. Две проигранных войны. Я помню, я горжусь.

Бог ты мой, ну зачем, зачем все эти понты? Зачем гордиться провалами? Музей посвящён Великой княгине и вообще дому Романовых. Неужели нет по-настоящему славных страниц в истории династии? Зачем все эти дутые достижения? Бог весть. Я сбежал с экскурсии, походил по набережной, покурил (кстати, на это у нас в поездке смотрят неодобрительно) и пошёл восвояси. Впереди был ужин, Алапаевск и вторая глава.

Сбежал с экскурсии Сбежал с экскурсии. Фото Константина Кудряшова
 
 
Константин Кудряшов Журналист отдела «АиФ.Культура» «Аргументы и Факты»

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах