10981

Залётный гастролёр. Как немец Матиас Руст Михаилу Горбачёву помогал

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
19-летний немецкий спортсмен-пилот (ФРГ) Матиас Руст во время суда 2 сентября 1987 года.
19-летний немецкий спортсмен-пилот (ФРГ) Матиас Руст во время суда 2 сентября 1987 года. / Юрий Абрамочкин / РИА Новости

«Миссия мира» и большая «чистка»

28 мая в Советском Союзе отмечался День пограничника. В 1987 году этот праздник у советских пограничников оказался безнадёжно испорчен — в центре Москвы, у храма Василия Блаженного, приземлился иностранный самолёт.

Легкомоторный самолёт «Сессна-172», пилотируемый 18-летним немцем Матиасом Рустом, на историю Советского Союза оказал огромное влияние.

Посадка на Красной площади стала поводом для отставки министра обороны Сергея Соколова и главкома ПВО Александра Колдунова, являвшихся противниками политики Михаила Горбачёва, а также для масштабной «чистки» в рядах советских военных, которая, по мнению иностранных экспертов, была сопоставима лишь с «чисткой» времён «большого террора» конца 1930-х.

Даже 28 лет спустя нет единого мнения о том, являлся ли полёт Руста выходкой юнца-одиночки или тщательно продуманной операцией спецслужб.

Сам Руст и спустя годы настаивал — это была миссия мира. Вдохновлённый потеплением в отношениях между Западом и Востоком, молодой человек решил построить «воздушный мост», прилетев в Москву и приземлившись в самом центре Страны Советов.

Пропавший над Балтикой

Лицензию пилота Руст получил в 1986 году в аэроклубе Гамбурга. В том же аэроклубе в мае 1987 года немец арендовал «Сессну-172», а также получил подробные карты, необходимые для перелёта. Как утверждает Руст, о своих истинных намерениях он никого не информировал.

Стартовав 13 мая из аэропорта города Итерзен, Руст через Шетландские острова и Фареры 15 мая добрался до Исландии. 22 мая немец вылетел в норвежский Берген, оттуда 25 мая — в финский Хельсинки.

В столице Финляндии он принял окончательно решение лететь в Москву.

Утром 28 мая, заправив «Сессну», Руст вылетел с аэродрома, заявив в качестве цели Стокгольм. Сотрудники аэродрома обратили внимание, что «Сессна» не просто заправлена под завязку, но в салоне также установлены дополнительные топливные баки. Полёт в Стокгольм явно не требовал такого количества горючего. Тем не менее Русту разрешили вылет.

«Сессна» взлетела в 12:21, и через двадцать минут самолёт вышел из зоны управления аэропорта. Руст прекратил связь с диспетчерской службой, развернулся к береговой линии Балтийского моря и примерно в 13:00 исчез из воздушного пространства Финляндии около Сипоо.

Исчезновение «Сессны» финские диспетчеры расценили как возможную аварию, подняв по тревоге спасательные службы.

 

«Сессну» вели от самой границы

Спасатели обнаружили в море маслянистое пятно, которое позволяло сделать вывод — произошла катастрофа. Откуда взялось пятно, не ясно и по сей день. Впоследствии, когда стало известно, куда на самом деле улетел самолёт Руста, финны выставили ему счёт на 100 тысяч долларов за работу спасателей. Правда, когда в мире поднялся большой шум вокруг полёта, иск отозвали.

«Сессна» Матиаса Руста в этот момент пересекла советскую границу возле города Кохтла-Ярве и взяла курс на Москву. Пилот ориентировался по магнитному компасу и заранее намеченным объектам — Чудскому озеру, озеру Ильмень, озеру Селигер, железнодорожной ветке Ржев – Москва.

Сразу после полёта Руста появился устойчивый миф о том, что военные, отмечавшие День пограничника, самолёт-нарушитель, что называется, «прохлопали». На самом деле это не так.

В 14:10 «Сессна» была обнаружена радиотехническими средствами подразделений ПВО. Три зенитных ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность, но команды на уничтожение они не получили.

Позднее самолёт Руста также был визуально обнаружен в районе города Гдов советскими истребителями, которые определили его как «спортивный самолёт типа Як-12».

«Сессна» шла на малой высоте и низкой скорости, и сопровождать легкомоторный самолёт истребители были не в состоянии. Поэтому, облетев вокруг нарушителя, они вернулись на базу.

Сбивать — нельзя, посадить — не получается

Прочно закрепившаяся у многих картина беспомощности советских военных перед Матиасом Рустом совершенно неверна. Действительно, система противовоздушной обороны выстраивается с прицелом на куда более серьёзные и опасные цели, чем легкомоторный самолёт.

Тем не менее «Сессну» засекли и могли уничтожить. Однако распоряжения на подобные действия из Москвы не поступило.

В первую очередь, потому, что над СССР довлела история с уничтожением 1 сентября 1983 года пассажирского южнокорейского «Боинга». И хотя в той истории, по большому счёту, за советской стороной не было никакой вины, в Кремле ни в коем случае не хотели повторения подобного инцидента.

К тому же доклад лётчиков подтверждал — речь идёт о легкомоторном гражданском самолёте, а сбивать гражданские самолёты советские военные не имели права. Собственно, так же было и в случае с южнокорейским «Боингом», поскольку он был ошибочно опознан как американский самолёт-разведчик.

Конвенция о международной авиации, также известная как «Чикагская конвенция», предписывает при нарушении воздушного пространства стран легкомоторными спортивными самолётами не сбивать их, а принуждать к посадке. Посадить Руста при помощи боевых истребителей не представлялось возможным по описанным выше причинам, а другого способа военные оперативно не нашли.

Мост имени Руста

Таким образом, «Сессна» в 18:30 благополучно долетела до Москвы. Как рассказывал сам Руст, он хотел сесть в Кремле или на Красной площади, так как других мест в Москве просто не знал. Но в Кремле для посадки не было условий, а на Красной площади было много людей.

В итоге пилот, зайдя со стороны Большой Ордынки, сел на Большой Москворецкий мост, который с полным основанием можно с той поры именовать Рустов мост, и накатом доехал до храма Василия Блаженного.

Вокруг самолёта скопились любопытные. Руст выбрался из кабины, стал общаться с людьми. Среди москвичей и гостей столицы нашёлся школьник с отличным знанием иностранного языка, который и служил переводчиком. У немецкого пилота стали брать автографы.

Удивительно, но в первые минуты среди тех, кто окружил Руста, не было сотрудников спецслужб. Лишь дежурный милиционер поинтересовался наличием у лётчика визы и, узнав, что её нет, оставил немца в покое.

Пока Матиас Руст рассказывал москвичам о своём желании поговорить с Горбачёвым, появились военные, которые оцепили самолёт, однако жёстких действий не предпринимали. Лишь около 20:00 трое людей в штатском предложили Русту пройти для дачи объяснений.

Позднее лётчик рассказывал, что допрашивали его где-то неподалёку от Красной площади. Это неудивительно — москвичи знают, что комплекс зданий Комитета государственной безопасности находится от Кремля в пешей доступности.

Лефортовское гостеприимство

Общались с Рустом вежливо, интересовались, кто организовывал полёт и какие у него были цели. Немец настаивал — он за мир и дружбу, прилетел высказать свою поддержку Горбачёву.

Горбачёва он действительно поддержал — благодаря его полёту советский лидер нанёс мощный удар по позициям военных, критически оценивавших проводимую  им политику.

Но встречаться с Рустом Горбачёв не захотел. Не оправдались и надежды немца на то, что его пожурят и отпустят. Ему предъявили обвинение в хулиганстве, нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении границы. 4 сентября 1987 года Матиас Руст был приговорён к 4 годам лишения свободы.

На самом деле в следственном изоляторе «Лефортово» Руст провёл всего 432 дня. Хотя относились к нему корректно, немец пребывал в подавленном состоянии. И напрасно — советская тюрьма выглядела куда более приятной альтернативой, нежели ракета «земля-воздух», которая вполне могла «навестить» Руста во время полёта.

Летом 1988 года знаменитый глава МИД СССР, а в ту пору председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко подписал указ об амнистии Руста. 3 августа 1988 года лётчик вернулся в ФРГ, где на какое-то время стал весьма популярной личностью.

Открытое заседание судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР по делу гражданина ФРГ Матиаса Руста, 19-летнего лётчика-любителя, который обвиняется в нарушении правил международных полётов и в злостном хулиганстве
Открытое заседание судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР по делу гражданина ФРГ Матиаса Руста, 19-летнего лётчика-любителя, который обвиняется в нарушении правил международных полётов и в злостном хулиганстве. Фото: РИА Новости/ Юрий Абрамочкин

«Это был безответственный поступок»

Впрочем, продолжалось это не слишком долго. О Русте снова вспомнили осенью 1989 года, когда он попал под суд уже в Германии. Он проходил альтернативную службу в госпитале, где ударил ножом медсестру, не разделившую его любовных чувств. В 1991 году немецкий суд приговорил Матиаса Руста к 4 годам — то есть к такому же сроку, как и ранее суд советский. Как и в СССР, в Германии к нему проявили снисхождение, выпустив на свободу после 15 месяцев заключения.

Затем Руст путешествовал по миру, женился на индианке, обращался в индуизм, разочаровывался и в жене, и в религии, возвращался домой, где снова оказался под судом — в 2001 году его поймали на краже свитера в универмаге.

Кажется, что воспоминания о полёте в Москву стали для него главным делом жизни. Он охотно встречается с журналистами, рассказывая о нём, к его 25-летию в 2012 году даже выпустил мемуары.

Тогда же, в 2012 году, журнал «Штерн» опубликовал мнение 44-летнего Матиаса Руста о своём поступке, совершённом в мае 1987 года: «Сейчас я смотрю на произошедшее совершенно по-другому. Я точно не стал бы повторять это и назвал бы свои тогдашние планы нереализуемыми. Это был безответственный поступок».

Самолёт Руста в Немецком техническом музее
Самолёт Руста в Немецком техническом музее. Фото: Commons.wikimedia.org/ Michael32710
Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество