3734

В память о Походе РККА. В Белоруссии провозгласили День народного единства

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Польский поход РККА. Советские войска пересекают границу Польши, 1939 г.
Польский поход РККА. Советские войска пересекают границу Польши, 1939 г. Commons.wikimedia.org

О событиях сентября 1939 года, в отечественной историографии именуемых «Польским походом РККА», в последние десятилетия на постсоветском пространстве говорят осторожно, опасаясь задеть тонкие чувства европейцев, особенно поляков.

«Акт исторической справедливости»

Те же, в свою очередь, не стесняются, штампуя резолюции, в которых на Советский Союз и Третий Рейх возлагается одинаковая ответственность за начало Второй Мировой войны, а действия Красной Армии осенью 1939 года приравниваются к операциям вермахта. Между тем, Польский поход РККА стал актом восстановления исторической справедливости в отношении украинцев и белорусов. Тем удивительнее, что в новых независимых странах это обстоятельство в течение долгого времени старались если не игнорировать, то не придавали ему серьезного значения.

Лидер Республики Беларусь Александр Лукашенко 7 июня 2021 года подписал указ № 206 о внесении изменений в список государственных праздников, праздничных и памятных дат в стране. Отныне Белоруссия ежегодно 17 сентября будет отмечать День народного единства.

«Этот день стал актом исторической справедливости в отношении белорусского народа, разделенного против его воли в 1921 году по условиям Рижского мирного договора, и навсегда закрепился в национальной исторической традиции, — цитирует агентство БЕЛТА сообщение пресс-службы белорусского президента, — Сегодня белорусский народ един в выборе стратегического курса на развитие сильной, суверенной и процветающей страны. Установление Дня народного единства 17 сентября подчеркивает преемственность поколений, незыблемость и самодостаточность белоруской нации и государственности».

Как отмечается, восстановленное в 1939 году единство позволило Беларуси выстоять в годы Великой Отечественной войны, занять почетное место в международном сообществе, стать одним из соучредителей Организации Объединенных Наций.

По «линии Керзона»

Нет никаких сомнений, что, узнав о решении Лукашенко, многие в Европе, особенно в Польше, подавятся кофе. Ибо белорусский День народного единства 17 сентября прямо бьет по тщательно выстраиваемым в последние годы историческим концепциям.

Юзеф Пилсудский в Минске, 1919 г.
Юзеф Пилсудский в Минске, 1919 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Вновь обретшая после Первой Мировой войны независимость Польша, которой руководил Юзеф Пилсудский, была государством крайне агрессивным. Польский лидер заявлял: «Замкнутая в пределах границ времён шестнадцатого века, отрезанная от Чёрного и Балтийского морей, лишённая земельных и ископаемых богатств Юга и Юго-Востока, Россия могла бы легко перейти в состояние второсортной державы, не способной серьёзно угрожать новообретённой независимости Польши. Польша же как самое большое и сильное из новых государств могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор».

Подпитываемые Францией и Великобританией амбиции Польши привели ее к войне с Советской Россией, которая шла с переменным успехом.

В декабре 1919 года Верховный Совет Антанты предложил установить в качестве восточной границы Польши линию, примерно разделявшую территории с преобладанием польского населения с одной стороны и украинского и белорусского — с другой. Линия, установленная в ноте министра иностранных дел Великобритании лорда Керзона, получила название «Линия Керзона». Однако Пилсудский отказался ее соблюдать, ибо рассчитывал продвинуться на восток значительно дальше.

Польские войска вступают в Киев. Крещатик, 1920.
Польские войска вступают в Киев. Крещатик, 1920. Фото: Commons.wikimedia.org

Варшавские оккупанты

В начале мая 1920 года польская армия заняла Киев. Но вслед за этим последовал мощнейший удар Красной армии, после которого под вопросом оказалось существование польского режима. В августе 1920 года состоялась Варшавская битва, иначе именуемая «Чудом на Висле». Тяжелое поражение Красной армии вновь склонило чашу весов в пользу поляков.

Рижский мирный договор 1921 года зафиксировал, по сути, ничью — ни одна из сторон своих целей не добилась. Украина и Белоруссия стали существовать в двух ипостасях — в виде Украинской ССР и Белорусской ССР в составе Советского Союза, а также в виде восточных провинций Польши. 

Ни о какой национальной автономии белорусов и украинцев речи не шло. Польша проводила политику ассимиляции национальных меньшинств. Если для Западной Украины ситуация нахождения под властью тех или иных завоевателей была уже привычной за века, то у жителей Западной Белоруссии происходящее вызывало ожесточенное неприятие. Белорусы не отделяли себя от государства Российского, и ориентация местных жителей на Москву откровенно раздражала Варшаву. С начала 1920-х годов и вплоть до 1939 года польские власти проводили жесточайшую национальную политику, ограничивая права белорусов на образование, на участие в политической жизни и т. д. Давление шло и в религиозной сфере. Православные храмы в Западной Белоруссии закрывались в массовом порядке, белорусов склоняли к переходу в католицизм, угрожая насильственным переселением и запрещая православным приобретать землю.

«Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю»

Отношения между СССР и Польшей в 1920-1930-х гг. дружественностью не отличались. Более того, Варшава продолжала мечтать о территориальных захватах на Востоке, с надеждой глядя на Третий Рейх Адольфа Гитлера. Союз с Берлином позволил полякам поучаствовать в разделе Чехословакии. В январе 1939 года министр иностранных дел Польши Юзеф Бек в беседе с министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом сказал: «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю».

Но вот дальше договориться Третьим Рейхом не удалось. Гитлеровцы готовы были взять поляков в долю при дележе советских земель, но только в обмен на их собственные территориальные уступки. Когда же договориться не удалось, Берлин назначил Польшу в качестве новой жертвы. Советский Союз, подписав с Германией в августе 1939 года Пакт о ненападении, предоставил возможность выяснять отношения с Гитлером Польше и ее старым союзникам из Великобритании и Франции.

Как говорят сегодня, в Москве запаслись попкорном и стали наблюдать, что из этого выйдет.

«Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга»

Нападение Германии на Польшу началось 1 сентября 1939 года, но западные союзники, мягко говоря, не торопились. Лишь 3 сентября Великобритания и Франция объявили Третьему Рейху войну. Продвижение французских войск на территорию Германии началось только 9 сентября, а уже 12 сентября части, без сопротивления прошедшие около 10 км, получили приказ остановиться «в связи со стремительным развитием событий в Польше». А оно и правда было стремительным. Уже к 5 сентября основная линия польской обороны была прорвана, и в тот же день правительство покинуло Варшаву. Когда французской армии было приказано прекратить наступление, немцы уже вышли к среднему течению Вислы на ряде участков, пересекли линию Западный Буг-Нарев, охватив Варшаву с востока, и выдвинулись к Сану, форсировав его верховья.

К 14 сентября гитлеровские войска уже находились на территории Западной Белоруссии и Украины, ими был взят Брест, окружен Львов. Никакого приказа остановить продвижение на восток у вермахта не было. К 21 сентября германские армии могли выйти к государственной границе с СССР.

Из опубликованных ныне документов видно, что Советский Союз не вмешивался в происходящее до тех пор, пока сохранялись хотя бы малейшие шансы на то, что Польша сумеет продолжить борьбу, либо на то, что Франция и Великобритания начнут полномасштабные действия против Германии. Глава Коминтерна Георгий Димитров, общавшийся со Сталиным на тему происходящего, записал в своем дневнике 7 сентября 1939 года такие слова советского вождя: «Война идёт между двумя группами капиталистических стран — (бедные и богатые в отношении колоний, сырья и т. д.) за передел мира, за господство над миром! Но мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга... Уничтожение этого государства [Польши] в нынешних условиях означало бы одним буржуазным фашистским государством меньше! Что плохого было бы, если в результате разгрома Польши мы распространили социалистич(ескую) систему на новые территории и население».

«Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей»

Безусловно, Советский Союз помнил о Западной Белоруссии и Западной Украине, о «линии Керзона», исторической справедливости и своих интересах. Но в этой драке польской «гиене Европы» был дан шанс отбиться, самой или при помощи западных союзников. Но Польша против вермахта в военном плане оказалась несостоятельной, а Франция и Великобритании лишь имитировали военную помощь Варшаве. Когда стало ясно, что Германия неизбежно займет все польские территории, включая Западную Украину и Западную Белоруссию, в дело вступила Красная Армия.

В три часа утра 17 сентября 1939 года заместитель наркома иностранных дел СССР Потемкин зачитал ноту послу Польши в СССР Гржибовскому: «Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили своё действие договора, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам. Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. Одновременно советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью».

И что, скажите, в этой ноте было не так? К 17 сентября у СССР оставался небогатый выбор: или отдать украинцев и белорусов под контроль Рейха, или начать ввод войск в зону своих стратегических интересов.

Первый Лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль в своей речи 1 октября 1939 года заявил: «То, что русские армии должны были встать на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы. Как бы то ни было, эта линия существует, и создан Восточный фронт, который нацистская Германия не осмелится атаковать. Когда господин Риббентроп на прошлой неделе был вызван в Москву, ему пришлось узнать и принять тот факт, что осуществление нацистских планов по отношению к прибалтийским странам и Украине должно быть окончательно остановлено».

Белоруссия все осознала. Дело за Украиной

Начальник Генерального штаба Войска Польского Вацлав Стахевич сообщал о происходящем: «Войска дезориентированы поведением большевиков, потому что те в основном избегают открывать огонь, а их командиры утверждают, что они пришли на помощь Польше против немцев. Советские солдаты в массе своей не стреляют, к нашим относятся с демонстративной симпатией, делятся папиросами и т. д., всюду повторяют, что идут на помощь Польше».

Советская кавалерия вступает во Львов, 1939 г.
Советская кавалерия вступает во Львов, 1939 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Документы того времени свидетельствуют, что и в Западной Белоруссии, на Западной Украине советские войска встречали как освободителей. Историческое воссоединение и белорусского, и украинского народа состоялось в сентябре 1939 года. И чтобы там не думали в Варшаве или Брюсселе, но ни Украины, ни Белоруссии в современных границах без Польского похода РККА просто не было бы. Этот факт давно нужно было признать. Однако заигрывание с националистами, которые скорее утопятся, нежели признают, что историческую задачу воссоединения народа решили большевики во главе с товарищем Сталиным, мешало этому.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество