Примерное время чтения: 6 минут
4716

В ответ на ханство. Как Крым дрейфовал в сторону России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. Вопросы повестки 19/04/2023
Идею о принятии Крыма в состав России народ одобрил ещё в 1783 г.
Идею о принятии Крыма в состав России народ одобрил ещё в 1783 г. / Андрей Дорофеев / Коллаж АиФ

240 лет назад, 19 апреля 1783 г., был подписан «Высочайший манифест Великой императрицы Екатерины II о принятии Крымскаго полуострова, острова Тамана и всея Кубанской стороны под Державу Российскую».

А ведь этот Манифест чуть не сыграл в ящик – из морёного дуба, обитый свинцом, окованный железом и снабжённый секретным замком.

О том, что находится внутри, знали сама Екатерина, её статс-секретарь Александр Безбородко, глава Правительствующего сената генерал-прокурор Александр Вяземский и фаворит императрицы Григорий Потёмкин, уже отправившийся в сторону Крыма. Вскоре к ним присоединился личный секретарь и сподвижник Потёмкина Якуб-ага Рудзевич. Именно ему было поручено перевести Манифест на татарский язык.

Источник беспокойства

Видный крымский вельможа Якуб-ага Рудзевич ещё в 1770 г. перешёл на сторону русских и был своего рода депутатом от Крыма. Вернее, от той значительной части крымской элиты, что тяготилась верховной властью Османской империи. Информация, которой поделился с русскими Якуб-ага, легла в основу секретного трактата «Об отложении крымских татар от власти турецкой», представленного Екатерине II.

Крымское ханство было источником постоянного беспокойства и разорительных набегов на южные рубежи Российской империи. К примеру, в январе 1769 г. войско хана Крым-Гирея вторглось в пределы Новороссии, разорило более 150 деревень и увело от 15 до 20 тыс. пленных. И России был нужен не сам Крым, а спокойствие на южных рубежах. Именно поэтому в 1772 г. Российская империя и Крымское ханство подписали Карасубазарский трактат, по которому Крым объявлялся независимым государством. После войны 1768–1774 гг. признала этот договор и Османская империя. Казалось, что этот расклад более или менее устраивал всех.

Бюст А. В. Суворова на месте его ставки в Гёзлёве (ныне — Евпатория).
Бюст А. В. Суворова на месте его ставки в Гёзлёве (ныне — Евпатория). Фото: Commons.wikimedia.org/ Vlad2003

Всех, кроме Османской империи. Крымское ханство, ещё вчера фактически турецкая провинция, вдруг стало независимым? Нет! Для начала они пошли на прямое вторжение. В 1776 г. турки высадили в Крыму войско, свергли законного хана Сахиб-Гирея и утвердили власть своего ставленника Девлет-Гирея. Но в январе 1777 г. в Крыму появился генерал-поручик Александр Суворов во главе Московской пехотной дивизии. Вот его краткий рапорт: «В проходе партий наших чрез селения обыватели были к войскам благосклонны и ласковы. Жители деревни Мунай на речке Карасу встретили партию нашу хлебом…» Дев­лет-Гирей бежал, на престол взошёл пророссийски настроенный хан Шагин-Гирей.

Против него турки применили уже комплексный подход. В качестве затравки было активизировано то, что впоследствии назовут «пятой колонной». Турецкие эмиссары вели агитацию в стиле: «Смотрите, новая власть продалась русским неверным, скоро и вас всех тоже продаст. Так защитите же веру отцов, а мы вам поможем!» Когда агитация достигла нужного градуса, в Ахтиярскую бухту (нынешний Севастополь) был отправлен флот с намерением высадить десант. И снова в Крыму появился Александр Суворов.

12 миллионов за 10 лет

Он чуть было не опоздал – весной 1778 г. фрегаты Гаджи-Магмет-аги уже обосновались в бухте, а янычары стреляли в русский патруль и убили казака. Суворов послал протест. Турки убийц не наказали, но Суворов получил заверения в дружбе. А на следующее утро турецкий военачальник увидел, что по обе стороны бухты расположились русские батальоны, ведущие работы по возведению укреплений, а его флот находится под прицелом русских пушек. Гаджи-Магмет послал протест, на который Суворов ответил чем? Правильно – заверением в дружбе. Поразмыслив, турки сочли за лучшее убраться восвояси.

Надежды на восстание в суворовском тылу тоже оказались беспочвенными. Впоследствии видный крымско-татарский общественный деятель и просветитель Исмаил-мирза Гаспринский отметит: «Ни один народ так гуманно и чистосердечно не относится к покорённому, вообще чуждому племени, как наши старшие братья, русские… Русские одарены весьма редким и счастливым характером мирно и дружно жить со всякими другими племенами. Эта черта – несомненный залог величия и спокойствия России».

Словом, всё было хорошо. Но существование независимого Крыма мало-помалу обессмысливалось. Прежде всего в глазах Петербурга – постоянные рейды русской армии в Крым, а также финансовая поддержка лояльных ханов влетали в копеечку. С 1772 по 1782 г. на это было истрачено более 12 млн руб.

Россия защитит

Самое любопытное, что независимое Крымское ханство перестало устраивать и самих крымцев. Что они наблюдали в течение этих 10 лет? Постоянное турецкое вмешательство и попытки расшатать власть независимого хана. Хан вынужден был каждый раз обращаться к России. Русские войска, верные союзническому договору, приходили на помощь. Руководствуясь при этом инструкцией: «Обращайтесь с жителями ласково. Казни же пусть производит хан, если в нём не подействует дух кроткой монархини нашей, который ему сообщён». Ясное дело – в хане, напуганном турецким вмешательством, не мог подействовать никакой «дух кротости». Казни на головы своих подданных он обрушивал помногу. И только заступничество императрицы Екатерины могло остановить расправы – по её личной просьбе мятежникам несколько раз даровали жизнь.

В итоге у жителей Крым­ского ханства сложилось впечатление, что только Россия может защитить их и от турок, и от собственного хана. К весне 1783 г. эти настроения достигли пика. Так что когда Потёмкин в Крыму, а Суворов на Кубани объезжали племенных старейшин, те чуть ли не со слезами упрашивали принять наконец Крым в Россию. «Присяжные листы» с клятвой верности Екатерине подписывались пачками.

Именно тогда, в июле 1783 г., и был обнародован тот самый документ, подписанный 19 апреля. Манифест о присоединении Крыма, который мог бы навсегда остаться в ящике, получил самое лучшее обоснование, какое только можно придумать, – прямое волеизъявление народа. С этим не мог поспорить уже никто.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах