aif.ru counter
18.12.2015 00:01
4599

Русский бунт - бессмысленный и беспощадный. Какими раньше были протесты?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Землю — крестьянам, луну — космонавтам! 16/12/2015
1606 .: пока москвичи резали поляков на улицах, Шуйский со своими людьми брал штурмом Кремль. Картина «Убийство Лжедмитрия».
1606 .: пока москвичи резали поляков на улицах, Шуйский со своими людьми брал штурмом Кремль. Картина «Убийство Лжедмитрия». © /

На прошлой неделе Ильдара Дадина приговорили к 3 годам колонии за то, что он неоднократно нарушал в Москве правила проведения митингов. Что сказать, протестовать в России любили всегда, о чём красноречиво свидетельствует история. Правда, далеко не всегда народ понимал, «за что» кричит и чем это может обернуться... 

«Накрутить» массы

Столичные бунты в дореволюционной России редко были продуманными мероприятиями. Слишком часто всё начиналось стихийно, развивалось непредсказуемо и лозунги не соответствовали тем целям, которых добивались зачинщики. Например, в 1606 г. москвичей подняли против поляков - о том, что таким образом Василий Шуйский хотел заменить сидящего на троне Лжедмитрия I, догадались лишь самые прозорливые. 

Вот как писал об этих событиях историк Николай Карамзин: «Многие знали, многие и не знали, чему быть надлежало, но угадывали и с ревностию вооружались, чем могли, для великого и святого подвига, как им сказали. Сильнее, может быть, всего действовала в народе ненависть к Ляхам; действовал и стыд иметь Царём бродягу, и страх быть жертвою его безумия, и, наконец, самая прелесть бурного мятежа для страстей необузданных». 

О том, что толпа зачастую подобна стихийному бедст­вию, писал и историк Иван Забелин, повествуя о московской чуме 1771 г. со ссылками на церковные документы: «Отыскивая преосвященного Амвросия (на нём перепуганные, оголодавшие горожане - и бедные, и зажиточные - хотели отыграться за запрет массово молиться у чудотворных икон. - Ред.), мятежники ворвались в Чудов монастырь, где «онаго не нашед, всё его имение расхитили, стулья переломали, оборвали, и одним словом весь домашний убор с крайним ругательством в ничто обратили». Как вы понимаете, если бы накануне этих событий погромщикам сказали, что они будут с азартом крушить Чудов монастырь, все оскорбились бы и с пеной у рта доказали: такого не будет. 

Что за шум, а драки нет?

К началу ХХ в. в столице бушевала самая настоящая эпидемия манифестаций, митингов и публичных акций. Гимназистки и торговцы, владельцы магазинов и чиновники, экзальтированные дамы и почтенные мещанки - почти все участвовали в стихийных уличных «спектаклях», что «разыгрывались» по любому поводу. Причём многие москвичи воспринимали это именно как театральное действо. 

Даже когда речь шла о войне... «Был я в этой грандиозной манифестации Москвы 17 июля, в день объявления мобилизации, - записал в свой дневник в 1914 г. тогда ещё будущий советский писатель Дмитрий Фурманов. - Скверное у меня осталось впечатление. Подъём духа у некоторых, может, и очень большой... но в большинст­ве-то что-то тут фальшивое, деланое. Видно, что многие идут из любви к шуму и толкотне, нравится эта бесконтрольная свобода: хоть на миг, да и я делаю, что хочу... Главари, эти закрикивалы, выглядывают то дурачками, то нахалами.

Вот этот молокосос-оратор у Скобелевского памятника - чего он пищит? Ведь его насквозь видно: поза, поза и поза. Никто ничего не слыхал и не понял, многие ведь смеются даже. Музыка только что кончила гимн - какой-то дурак крикнул: «Пупсика!» (популярная пошлая песенка. - Ред.). И что же: засмеялись. Наши манифестации - обычное, любимое проявление своевольства и чувства стадности. И встреться какое-нибудь зрелище по пути - непременно забудут свою манифестацию и прикуются к нему».

На самом деле это самый мирный исход людских сборищ. Гораздо чаще бушующие эмоции приводили слушателей в такое состояние, что вспыхивали ссоры между соседями, случались потасовки или, наоборот, все начинали следовать приказам очередного оратора, порой совершенно диким. В упомянутом 1914 г. после митингов отдельные группы «патриотов» громили (ну и попутно обворовывали) немецкие магазины и избивали тех, кто имел несчастье носить немецкую фамилию.

Кстати, медицинское объяснение таким массовым «зат­мениям» давно найдено. Знаменитый российский психиатр Владимир Бехтерев, на глазах которого царская Россия превратилась в советскую республику, так говорил об уличных акциях: «Что связывает воедино массу лиц, незнакомых друг другу, что заставляет биться их сердца в унисон одно другому? Ответ можно найти только в одном и том же настроении и в одной и той же идее, связавшей этих лиц путём убеждения. Но она для многих лиц, без сомнения, является внушённой идеей... Достаточно, чтобы кто-нибудь возбудил в толпе низменные инстинкты, и толпа, объединяющаяся благодаря возвышенным целям, становится в полном смысле слова зверем, жестокость которого может превзойти всякое вероятие».

Читайте также: Павленский назвал поджог двери ФСБ «способом борьбы с терроризмом»

Ну а сегодня акции протеста (будь то пикеты, массовые или «одиночные выступления») чаще всего превращаются в самопиар. Вспомните Петра Павленского, считающего себя художником. Известен он не своими полотнами, а сомнительными «акциями»: то гениталии на Красной площади к брусчатке прибьёт, то подожжёт дверь здания ФСБ на Лубянке...   

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество