4235

Рождение «Барбароссы». Как разрабатывался план нападения на СССР

/ Федеральный архив Германии / Commons.wikimedia.org

Приказ на приведение в действия плана «Барбаросса» по нападению Третьего рейха на СССР был отдан Гитлером 17 июня 1941 г. Главные разработчики плана или не пережили войну, или были казнены вскоре после. Но некоторые оставили воспоминания.

Кто ковал «Барбароссу»

Когда встает вопрос, какая организация в той или иной стране составляет планы ведения войны, ответ кажется очевидным — Генеральный штаб. Так вот: в Германии при Гитлере такого органа не было.

Тут необходимо небольшое отступление о структуре германских вооруженных сил того времени. В Третьем рейхе существовало Верховное командование вермахта, то есть всех вооруженных сил в целом. У нас его по традиции называют ОКВ (Oberkommando der Wehrmacht).

ОКВ представлял собой центральный элемент военной управленческой структуры Третьего рейха. Формально ему подчинялись командования видами вооруженных сил — ВВС, ВМС и сухопутных войск. Последнее в немецкой иерархии называлось Верховным командованием сухопутными войсками и по традиции имеет в русском языке наименование ОКХ (Oberkommando des Heeres). В составе ОКХ существовал Генеральный штаб сухопутных войск, но он не отвечал за планирование боевых действий летчиками и моряками.

По идее, возглавить разработку плана нападения на СССР должен был ОКВ. Но этого не случилось. Почему? Этот вопрос стоило бы адресовать генерал-фальдмаршалу Вильгельму Кейтелю. Но он был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Та же судьба постигла и главу Штаба оперативного руководства ОКВ генерал-полковника Йодля. Объясняться с потомками пришлось его подчиненному Вальтеру Варлимонту. В 1940 г. он был полковником, и возглавлял отдел «Л» штаба оперативного руководства ОКВ. По-нашему это примерно соответствует главному органу Генштаба — оперативному отделу.

Штабные игры

В книге «В ставке Гитлера» Варлимонт писал после войны: «Один из наиболее примечательных фактов в истории германской верховной ставки заключается в том, что с конца июня до начала декабря 1940 года высший штаб вермахта и его Верховный главнокомандующий играли очень небольшую роль в подготовке к величайшей кампании Второй мировой войны... Разработка всего плана кампании, включая выдвижение войск и первоначальные цели, полностью оставалась в руках ОКХ; в нужные моменты они подключали к планированию флот и люфтваффе».

5 декабря 1940 г. армейские руководители представили Гитлеру свой план войны с СССР, который тот первоначально одобрил. Заработала германская военно-бюрократическая машина, которая должна была превратить планы сухопутных генералов в четкую директиву для всех видов вооруженных сил. Писать директиву должны были в ведомстве Йодля, то есть в Штабе оперативного руководства ОКВ.

17 декабря проект директивы лег на стол к Гитлеру. Вопреки ожиданиям генералов, он начал вносить в текст директивы принципиальные изменения.

«С самого начала ОКХ считало, — писал Варлимонт, — что решающим условием для успеха всей кампании будет направить главный удар на Москву, ибо это, по всей вероятности, лучшая гарантия того, что противник введет в бой свои главные силы и будет разгромлен. Но теперь Гитлер отдал приказы, как только Красная армия будет разбита в Белоруссии, группе армий „Центр“ развернуть значительную часть своих мобильных сил на север, „чтобы вместе с группой армий „Север“ уничтожить войска противника в районе Балтики“; выдвижение на Москву продолжить только после захвата Ленинграда и Кронштадта. Причины, которые привели его к такому решению, типичны; как зачастую случалось прежде и даже еще чаще впоследствии, он не учитывал первое и неизменное правило всей стратегии — уничтожение сил противника — и вместо этого гнался за второстепенными целями. У него в голове была одна мысль: „Быстро отрезать русских от Балтийского моря, чтобы оно было свободным для снабжения армии“ и к тому же обеспечивало бы самый короткий путь в Финляндию; месяц спустя он все еще говорил, что это „самая важная задача“. Так одним росчерком пера план, который был разработан в ОКХ в результате многомесячных кропотливых исследований и подвергнут перекрестной проверке, под разными углами зрения, лучшими военными умами германской армии, заменила новая концепция относительно главных направлений военной кампании против России».

Новый план взамен прежних кодовых названий «Отто» и «Фриц» получил название «Барбаросса». По мнению Варлимонта, именно личное вмешательство Гитлера не дало вермахту добиться решающей победы над СССР и тем самым выиграть Вторую мировую войну. Вот уж точно: «иногда лучше жевать, чем говорить».

«Расстреливать на месте»

Как известно, Балканская кампания заставила перенести сроки нападения на СССР с весны на лето. За это время план «Барбаросса» успел обрасти совсем уж людоедскими планами по обращению с побежденными.

30 марта 1941 г. Гитлер произнес более чем двухчасовую речь перед немецкой военной элитой. Он выступал перед своими генералами и перед началом Польской кампании, и перед началом Западной. Фюрер ставил подчиненным политические задачи на грядущую войну. На сей раз она выглядела так: «Верховный главнокомандующий вермахта заявил в своей речи, — писал Варлимонт, — что с советскими комиссарами и чиновниками следует обращаться как с преступниками, независимо от того, относятся ли они к вооруженным силам или к гражданской администрации. Поэтому их не будут рассматривать как военнослужащих и с ними не будут обращаться как с военнопленными. Всех их, захваченных в плен, следует передавать полевым отделам СД, а если это невозможно, расстреливать на месте...

Говорил он убедительно. В зале не поднялась ни одна рука, никто, кроме него, не произнес ни слова».

До нападения на СССР оставалось меньше 3 месяцев.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество