2925

«Россия наносит ответный удар». Искусный план первой Северной войны

Осада Риги в 1656 году. Гравюра XVII века.
Осада Риги в 1656 году. Гравюра XVII века. Public Domain

365 лет назад, 17 мая 1656 года, по всей Москве звонили колокола, что изрядно смутило горожан — Пасха в том году выпадала на 19 апреля, да и до Троицына дня оставалось ещё солидно времени. Праздник же Пелагеи Заступницы, приходящийся на 17 мая, у нас так широко никогда не отмечался.

На самом деле колокола в тот раз звонили по сугубо светскому поводу. Так — в торжественной обстановке и соответствующих декорациях — царь Алексей Михайлович Тишайший объявил народу, что начинается война со Швецией.

В многочисленных сетевых «календарях памятных дат» по какой-то загадочной причине этот день характеризуется следующим образом: «Россия объявляет Швеции войну, вступив таким образом в Первую Северную войну».

Правды здесь ровно половина, и она умещается в первую часть предложения — насчёт России и Швеции. А вот со второй частью, как всегда бывает у невежд, большие проблемы. Дело в том, что Россия никак не могла «вступить» в Первую Северную войну. По той простой причине, что сама же её и развязала двумя годами ранее.

Или, если быть совсем точным, не столько развязала, сколько спровоцировала.

В середине XVII столетия Русское царство достаточно окрепло, чтобы покончить с полувековым унижением — последствием Смутного времени, когда Речь Посполитая и Швеция терзали Россию и отрезали от неё огромные территории. Очень кстати подвернулся и лидер запорожцев Богдан Хмельницкий, ещё в 1648 г. заявивший: «К милостивым ногам вашего царского величества покорно отдаёмся».

Адресатом этих строк был как раз Алексей Михайлович Тишайший, который в 1653 году на Земском соборе заверил переход Украины в подданство Русской короны. А в следующем году собрался окончательно подтвердить своё право на «древние русские вотчины» вооружённой рукой. Война с Речью Посполитой началась летом 1654 года.

И началась так, что остаётся только снять шляпу перед дипломатическим, политическим и стратегическим талантами царской администрации и лично самого Алексей Михайловича.

Как говорится, следите за руками. Официально цель войны декларировалась примерно так: «Оборонить новоприобретённые Украинные земли от попыток Польши вновь забрать их себе». Логично было бы предположить, что главный удар по Речи Посполитой будет нанесён на юге, в Малороссии.

Туда, на соединение с казаками Богдана Хмельницкого, и впрямь были отправлены русские полки. Объединёнными силами они в битве на Дрожи-поле разгромили польско-татарское войско и пресекли попытки вновь забрать Украину под польскую руку.

Однако основной удар той кампании был нанесён в неожиданном месте. Выступая «на защиту Украины», Алексей Михайлович, лично возглавивший войско на главном направлении, отчего вся кампания 1654 года и получила название «Государев поход», выдвинулся на Смоленск, а далее на Витебск и Полоцк — к рубежам Западной Двины. То есть в сторону, с точки зрения географии чуть ли не прямо противоположную.

С географической — да. А вот с точки зрения политики и большой стратегии этот удар был блестящим. В случае удачи сразу достигались две цели. Первая — возвращение старинных русских владений на западе и выведение из строя солидной части Речи Посполитой — Литвы. Вторая — выход в прямое соприкосновение с Лифляндией. Поскольку она тогда была под властью Швеции, создавалась непосредственная угроза второму стратегическому противнику России.

А удача Алексею Михайловичу в ту кампания явно благоволила. Смоленск был взят. Полоцк тоже. И Витебск, и Вильно...

В Швеции сразу же занервничали. Успехи русского царя могли поставить крест на всех их планах. Речь Посполитая явно трещала по швам — Алексей Михайлович имел все возможности попросту подмять под себя это огромное государство. Его надлежало остановить, во что бы то ни стало. Но как? У Швеции не было никаких формальных поводов развязать войну с Россией — русские не пересекали границ шведской Лифляндии. Просто стояли там и наращивали военное присутствие.

И тогда король Карл X предпринимает не менее блестящий ход. Что? Воевать с русским царём не получается? Тогда мы завоюем Польшу, чтобы она не досталась русским! Формальный повод для этого был. Польский король Ян Казимир, происходивший из шведской династии Ваза, требовал компенсаций за отказ от шведского престола. Так, под предлогом «Накажем этого наглеца» в 1655 году началось вторжение Швеции в Польшу. Оно получило название «Потоп» — шведы чуть ли не сразу заняли и Варшаву, и Краков, и вообще всю территорию Великой Польши.

Чисто теоретически Швеция и Россия могли бы договориться. И тогда первый раздел Речи Посполитой состоялся бы уже тогда. Вернее, по факту он уже состоялся — русские захватили Литву, шведы — Польшу. Оставалось это положение юридически оформить, и дело с концом.

Но фокус в том, что Алексею Михайловичу такой расклад не нравился. Он начинал войну, имея целью уничтожить Речь Посполитую и ослабить Швецию. А в случае раздела Речи Посполитой Швеция только усиливалась. Поэтому, когда шведы прислали посольство для очередной ратификации позорного для России Столбовского мира, русский царь моментально нашёл формальный повод для войны. Карл X, обращаясь к нему в грамоте, не упомянул царские титулы «Белой России, Литовской, Волынской и Подольской самодержец». И кому какое дело, что Алексей Михайлович эти титулы обрёл буквально пару месяцев назад?

Удары, нанесённые русским царём, показывали, что главной целью войны по «защите Украины» были всё-таки шведские владения на южной Балтике. Три удара, и извольте — Рига осаждена, Дерпт, нынешний Тарту, а когда-то русский город Юрьев взят. Поставлено под русский контроль и устье Невы — отряд Петра Потёмкина захватил тамошнюю шведскую крепость Ниеншанц. Более того — отряд Потёмкина вышел в море и разорил шведский остров Котлин, примериваясь чуть ли не к десанту под Стокгольм.

Русско-шведская война продолжалась до 1658 года. С переменным успехом. В целом она была для нас, скорее, удачной — по перемирию 1658 года за Россией оставалась часть Ливонии с Дерптом и Мариенбургом. Но по истечении срока этого перемирия случился откат России на исходные позиции. Причина — запорожцы. Преемник Богдана Хмельницкого Иван Выговской переметнулся обратно к Польше. Терять Украину Алексей Михайлович не хотел, и был вынужден свернуть такую удачную операцию на Балтике. Доламывать Швецию пришлось его сыну, Петру, во Второй Северной войне.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество