6967

Раз, два, три — на выход! Как прибалтийские республики хлопнули дверью СССР

Участники акции в поддержку признания независимости прибалтийских республик перед входом в Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького.
Участники акции в поддержку признания независимости прибалтийских республик перед входом в Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького. / Владимир Федоренко / РИА Новости

В марте 1991 года на территории тогда ещё Латвийской ССР опрашивали население, задавая ему один-единственный вопрос: «Вы за демократическую и независимую Латвию?». Большинство жителей республики (73,68% от принявших участие в опросе) захотели видеть её и демократической, и независимой. В тот же день прошёл референдум о независимости Эстонской ССР. И здесь пожелали выйти из состава СССР (78,4% участвовавших в референдуме). В Литовской ССР опрос о независимости от СССР провели ещё 9 февраля 1991 года. Как и ожидалось, жители Литвы также массово (90,24% опрошенных) захотели стать независимыми.

Уход без прощания

Отменяющий действие Конституции СССР «Акт о восстановлении независимости Литовского государства» был принят на сессии Верховного Совета Литовской ССР годом ранее — 11 марта 1990 года. А вскоре в Вильнюс вступили подразделения советской армии. Десантники заняли здание горкома Компартии Литвы, Дома политического просвещения и Высшей партийной школы. В апреле Горбачёв направил литовскому руководству ультиматум с требованием признать действие Конституции СССР на территории республики. Ответа не последовало, а в Литву были ограничены поставки энергоносителей и других товаров. В свою очередь литовское руководство предъявило Горбачёву счёт на 500 млрд рублей «за ущерб, нанесённый республике в годы советской власти», не упомянув при этом, сколько средств было вложено в неё за это время.

В результате переговоров председатель Верховного Совета Литвы Ландсбергис приостановил действие акта о независимости в ответ на снятие блокады. В январе 1991 года при штурме захваченного сторонниками независимости телецентра в Вильнюсе погибли люди. Столкновения омоновцев с демонстрантами произошли и в столице Латвии. Были жертвы. После этих событий в Верховном Совете Литвы поставили вопрос о проведении референдума о независимости, но поскольку полной уверенности в нужном результате не было, решили на всякий случай ограничиться всеобщим опросом, который, в отличие от референдума, юридических последствий не имеет. Спрашивали: «Согласны ли вы с утверждением находящейся в разработке Конституции Литовской Республики, гласящим, что «Литовская республика является независимым демократическим государством?». Этот самый опрос был представлен Москве и мировому сообществу как плебисцит, а затем как референдум, хотя в конституционном праве эти термины отличаются.

Точно так же в Латвии, объявившей о независимости 4 мая 1990 года, решили проводить не референдум, а опрос. В отличие от Литвы и Латвии, в Эстонской ССР, где также уже объявили о своей независимости, провели не опрос, а референдум. Заметим, что это был первый и последний случай в современной истории республики, когда всем её жителям было предоставлено равное право голоса, вне зависимости от их гражданства или национальности.

В борьбе за власть между Ельциным и Горбачёвым Прибалтика была одной из линий противостояния. Летом 1990 года в Юрмале под Ригой прошла встреча председателя Верховного Совета РСФСР с руководителями трёх прибалтийских республик, на которой было решено приступить к подготовке «двусторонних государственных договоров» между Россией и этими республиками. Сразу после событий в Вильнюсе 13 января 1991 года Ельцин прилетел в Таллин. Там он подписал договоры с Латвией, Литвой и Эстонией, согласно которым Россия признала эти республики независимыми. А ещё через день было опубликовано их совместное заявление, в котором осуждались действия руководства СССР и выражалась готовность «оказывать конкретную поддержку и помощь друг другу в случае возникновения угрозы их суверенитету». Вопрос о взаимоотношения прибалтийских республик с союзным центром был окончательно решён в августе и начале сентября 1991 года. Тогда они воспользовались провалом ГКЧП в Москве и заявили о своей полной государственной независимости. В начале сентября США установили дипотношения с республиками Прибалтики, а через несколько дней их независимость признал и Горбачёв.

Не тот фронт

Надо сказать, что свою руку к отделению Прибалтики приложило и руководство союзного центра. В 1987 году зав. отделом пропаганды ЦК КПСС и лидер либералов в окружении Горбачёва Александр Яковлев посетил три прибалтийские республики. Визит был связан с попыткой создания в регионе широких «народных» движений в поддержку горбачёвского курса. Предполагалось, что советская Прибалтика как самая прогрессивная европейская часть СССР станет союзником Горбачёва в борьбе с партийным консерватизмом. В 1988 году в Литве, Латвии и Эстонии практически одновременно появились «Саюдис» и народные фронты. «Саюдис» — по-литовски «движение», а полное название этой организации было «Движение за перестройку». Однако скоро «перестройку» отбросили, и остался просто «Саюдис».

Вспоминает бывший секретарь парткома Академии наук Литовской ССР Валентин Лазутка: «По нашим планам председателем «Саюдиса» должен был быть писатель Петкявичус. Мы за эту кандидатуру выступали. А КГБ выдвинул свою кандидатуру — Ландсбергиса. На первом собрании Ландсбергис не прошёл, остался Петкявичус, но буквально через месяц-два на бюро ЦК компартии Литвы Ландсбергис был утверждён председателем «Саюдиса». Народные фронты Латвии и Эстонии во всех уставных документах и программных заявлениях именовали себя демократическими движениями в поддержку перестройки. В них участвовали не только латыши, литовцы и эстонцы, но и русские. Например, весьма демократично и привлекательно для населения Эстонии звучало следующее положение: «Народный фронт — не национальный фронт, он не знает языковых барьеров, его функция — объединить всех». Сначала основными объектами их критики были местные противники перестройки, прежде всего — партаппаратчики. Весьма показательно, что первый секретарь ЦК компартии Литовской ССР Бразаускас провозгласил выход партии из КПСС. Кстати, и большинство «старых коммунистов» беспрекословно стали «новыми», образовав независимую компартию Литвы. В ходе прошедших осенью 1988 года выборов в центральные и местные органы власти прибалтийских республик кандидаты от народных фронтов одержали убедительную победу. Страсти разгорелись в связи с проблемами перехода этих республик на полный хозрасчёт, прямого товарообмена между республиками и иностранными государствами, минуя центр, привлечения иностранного капитала и конвертируемой валюты. Народные фронты очень скоро превратились в центры сепаратистского движения. Решение Горбачёва применить силу в Вильнюсе и Риге (в чём он никогда не признавался) только подтолкнуло Литву, Латвию и Эстонию к выходу из состава СССР, а шагавшие в начале перестройки в рядах «фронтовиков» русскоязычные граждане вскоре узнали, что такое «неграждане».

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество