Примерное время чтения: 11 минут
8420

Повелитель Индусов. Как Никита Карацупа стал легендой погранвойск

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Герой Советского Союза пограничник Никита Карацупа.
Герой Советского Союза пограничник Никита Карацупа. / Петр Бернштейн / РИА Новости

Пограничников в Советском Союзе уважали. Бойцы, охраняющие рубежи Родины, входили в число любимых героев уличной детворы. Все знали, каким должен быть настоящий пограничник — зеленая фуражка, бинокль, и конечно, служебная собака.

«Скажи спасибо, что собаки не слышали»

В книгах и в кино этот образ появлялся не раз — «Джульбарс», «Пограничный пес Алый»... Но за собирательными образами стоял реальный человек, который со своим верным другом, вернее, друзьями, при жизни стал настоящей легендой погранвойск.

Как-то в начале 2000-х в шумной веселой компании творческий работник либерального толка, приняв на грудь, принялся травить байки о героях советской эпохи. Добрался и до пограничника Карацупы — тот, по его словам, ловил не нарушителей, а безобидных обывателей, пытавшихся убежать из СССР, да и вообще был «обычным вертухаем». Увлекшийся рассказчик то ли не знал, то ли забыл, что среди присутствующих есть отставной полковник погранвойск. Помрачневший офицер встал, взял творца за шиворот, вынес на свежий воздух и дал увесистого пинка, заметив на прощание: «Скажи спасибо, что тебя собаки с нашего питомника не слышали, а то бы они тебе откусили...». В общем то, без чего мужчинам становится и скучно, и грустно.

Обижать память Карацупы в присутствии пограничников не рекомендуется никому — «дедушка погранвойск» почитаем не меньше, чем генерал Маргелов у десантников.

Пастушок и его Дружок

Его имя будто взято из русской былины — почти Никита Кожемяка. А биография такова, будто героя, взятого из романов Киплинга или Фенимора Купера перенесли в советскую эпоху.

25 апреля 1910 года в запорожской деревне Алексеевка в семье крестьянина Федора Карацупы родился сын, которого назвали Никитой. Суждено было маленькому Никите испить полную чашу горя. Вскоре после его рождения умер отец. Мать, Марфа Кузьминична, в 1913 году с тремя детьми в поисках лучшей доли перебралась в Казахстан.

Никите было шесть, когда не стало и матери. Старшие брат и сестра судьбой Никиты заниматься не стали. Фёкла отправилась на заработки и вышла замуж, предоставив младшего брата самому себе. Григорий уехал на Украину, где в Гражданскую войну примкнул к махновцам и в одном из боёв был убит.

Мальчишку, оставшегося без попечения, сдали в детский дом. Но там Никите не понравилось, и он сбежал, став бродяжничать.

Ему было примерно девять лет, когда парень нанялся в пастухи к одному из казахстанских баев. Для защиты отары овец от волков пастуху нужна собака. Никита подобрал обычного дворого щенка, дав ему кличку Дружок. И здесь впервые проявился его дар — не имея никаких навыков и опыта, он воспитал из Дружка настоящую сторожевую собаку. Взрослые глядя на это, с удивлением качали головой.

«Невысокого пограничника и нарушитель не заметит»

В период Гражданской войны пастушок Никита был связным в партизанском отряде «красных» и в этой роли успел немало досадить колчаковцам, которые так и не смогли поймать ловкого мальчишку.

После Гражданской войны Карацупа перепробовал несколько профессий, но себя в них не нашёл. Однажды в посёлок, где жил Никита, приехал пограничник, охранявший границу в Карелии. Из его рассказа молодой парень и узнал о пограничной службе и о том, как в ней используются собаки. Карацупа решил, что он тоже станет пограничником. Но в 1932 году, когда в военкомате решали, в какой род войск направить новобранца, Никите заявили: «Для пограничника мал ростом». Другой бы опустил голову, но Карацупа возразил: «Ничего, невысокого пограничника и нарушитель не заметит». Военком, опешивший сперва от такой наглости, затем махнул рукой: пусть парень попробует.

После первоначальной подготовки молодого пограничника отправили на границу с Манчжурией. Начальник заставы очень быстро оценил возможности вновь прибывшего. Парень был прекрасным следопытом, отлично разбирался в следах людей и животных, мог определить, кто, когда и в каком направлении прошёл. Кроме того, Никита отлично находил общий язык с лошадьми и собаками.

По представлению начальника заставы, рядовой Карацупа был отправлен для дальнейшего обучения в Дальневосточную окружную школу младшего начсостава служебного собаководства пограничной и внутренней охраны НКВД.

Дворняга особого назначения

И тут опять неожиданный поворот. В школу Карацупе заявили: «Собаки для тебя нет». То ли действительно произошла накладка, то ли руководство школы сочло пограничника бесперспективным, и решило быстренько от него избавиться.

Но не тут-то было. Никита нашел в окрестностях двух маленьких беспризорных щенков. Из беспородных дворняг, которых он назвал Индусом и Иргусом, Карацупа вырастил служебно-розыскных собак. Иргуса Никита передал другому курсанту, а более бойкого Индуса оставил себе. Это был идеальный тандем человека и собаки, причем в обоих не верили — ни в невысокого Карацупу, ни в Индуса, «дворянина» с примесью восточноевропейской овчарки.

Они все доказывали делом, задержав своего первого нарушителя еще во время практики в школе собаководства. Там же молодого пограничника привлекли к розыску жестокого серийного убийцы. Карацупа со своей собакой шли по следу несколько десятков километров и всё-таки настигли преступника, который не желал сдаваться и был уничтожен.

Когда Карацупа со своим «неблагородным» Индусом прибыли на заставу «Полтавка», им в очередной раз пришлось столкнуться со скептиками. Но за последующие три года эта парочка задержала 131 нарушителя границы.

Исключительный

Сам Карацупа не только обладал удивительной работоспособностью, но и постоянно развивал свои навыки. Например, он различал около 240 различных запахов. Свои наблюдения, связанные со служебным следопытством, он постоянно систематизировал и обобщал. Впоследствии на научной базе, созданной Карацупой, будут обучаться следующие поколения пограничников.

Карацупа известен прежде всего как инструктор служебного собаководства, однако нередко нарушителей ему приходилось задерживать без помощи собаки. Этому помогали постоянные тренировки в стрельбе и рукопашном бое. Кроме того, Карацупа постоянно тренировал бег на длинные дистанции, чтобы двигаться в одном ритме с идущей по следу собакой. Бывало, что пограничник сбрасывал фуражку, шинель, сапоги и налегке, с одним «маузером», продолжал следовать за собакой.

Инструктор служебного собаководства Карацупа, казалось, знал и умел всё. Однажды он вычислил диверсантов, готовивших подрыв моста, всего по одной детали. Преступники, маскировавшиеся под рыбаков, неправильно насаживали червяка на крючок, что не ускользнуло от внимания заядлого рыбака Карацупы. В итоге диверсанты были задержаны.

Легенды о нем росли и множились. Порой одно упоминание имени Карацупы отбивало желание у диверсантов и контрабандистов делать попытки перехода границы. От него пытались избавиться физически, но пограничнику удалось спастись. А вот его боевой друг Индус погиб. На смену пришел новый пес, получивший ту же кличку. Всего за время службы Карацупы Индусов будет пять.

«Ты, Николай, свободен. Я её никому не отдам»

Вся его жизнь была связана с пограничной службой. И жену себе Карацупа нашел на границе. Приехала в погранотряд 18-летняя медсестра Маша, и опытный следопыт был сражен наповал.

Мария Ивановна Карацупа вспоминала через много лет: «Как ухаживал? Да почти никак. Он с границы не вылезал. Я танцы очень любила, а Никита не умел. И учиться было некогда, наверное, и не хотел. А я ходила в клуб. Вот однажды меня один из поклонников провожает. Коля, лейтенант. Вдруг сзади какой-то особенный луч фонарика возник. А шагов не слышно.

— Всё. Это Карацупа, — говорит мне воздыхатель.

— Откуда знаешь?

— Да такой знаменитый фонарь только у него одного есть. Никита нам перегородил дорогу и сказал спокойно, но таким, знаете, тоном, дискуссий не допускающим:

— Ты, Николай, свободен. Я её никому не отдам».

Большую часть своей пограничной жизни Карацупа посвятил Дальнему Востоку. Но в 1944 году его перевели в Белоруссию — после изгнания гитлеровцев нужно было восстанавливать рубежи, добивать прятавшихся в лесах немецких пособников. И с этой задачей опытный страж границы справился блестяще.

А в 1957 году Карацупу ждала еще более экзотическая командировка — в Северный Вьетнам, где он создавал пограничную службу практически с нуля.

Американские легенды

Имя легендарного пограничника было известно далеко за пределами Советского Союза. Когда в 1994 году Карацупа скончался, некролог появился даже в «Лос-Анжделес Таймс».

Вообще легенды, как ни странно, прочно привязывают имя Карацупы к Америке. Утверждают, что в 1938 году на одном из приемов в Кремле с уже знаменитым пограничником познакомился посол США в СССР. Он уговорил Карацупу показать своего Индуса. Увидев пса, дипломат стал умолять — подарите мне щенка от вашего чудесного следопыта. Через несколько месяцев посол получил живой презент.

Сын Индуса, однако, комнатной собачкой не был, и в итоге дипломат отдал пса департаменту полиции Филадельфии. «Наследник» по части несения службы папу не подкачал, и впоследствии потомки советской пограничной собаки превратились даже в отдельный подвид, именуемый «karatsup».

Еще одна легенда гласит, что у пограничника была внебрачная дочь, перебравшаяся на постоянное место жительства в Соединенные штаты. Ее сын, внук Карацупы, стал в США полицейским, выбрав для себя ... кинологическую службу.

«Сыщик ты мой, сыщик!»

Те, кто знал Карацупу лично, уверяют, что его мастерство в управлении собаками казалось какой-то мистикой. Он, к примеру, мог отдавать команды по телефону, и псы подчинялись беспрекословно.

В 1961 году Карацупа ушел в отставку в звании полковника. Его послужной список таков: 338 задержанных нарушителей, участие в 120 боестолкновениях с диверсантами и преступниками, в которых Карацупа лично уничтожил 127 противников, оказывающих вооружённое сопротивление. Сколько учеников воспитал легендарный пограничник, сосчитать не представляется возможным.

Последний Индус, как и первый, погиб в схватке с нарушителем. По просьбе Никиты Федоровича, таксидермисты сделали чучело пса, которое установили в Музее пограничных войск. До самой смерти Карацупа приходил к нему, гладил шерсть, приговаривая: «Сыщик ты мой, сыщик!». Кстати, на несколько десятилетий в советской литературе Индус вдруг стал Ингусом. Просто ответственные товарищи посчитали, что такое имя собаки может негативно повлиять на советско-индийскую дружбу.

В 1965 году Никите Карацупе было присвоено звание Героя Советского Союза.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах