Примерное время чтения: 6 минут
10234

Польский гонор. Как по лекалам США был создан самый опасный хищник Европы

105 лет назад, 8 января 1918 года, президент США Вудро Вильсон обратился к Конгрессу с речью, огласив свой меморандум из 14 пунктов, которые рисовали устройство мира после Первой мировой войны.

Роковая «чертова дюжина»

Магия чисел — дело любопытное. Можно сколько угодно потешаться над суеверными людьми, которые опасаются числа 13. Но не в этот раз. В данном случае именно пункт номер 13 фактически стал гарантом того, что после Первой мировой войны обязательно последует Вторая мировая. Вот что там значилось: «Создание независимого Польского государства со свободным и безопасным выходом к морю».

В самих США Вудро Вильсон уверенно входит в топ-5 самых нелюбимых президентов. Но в Польше его фигура окружена невероятным обожанием, что вполне объяснимо. По сути, Польша своим нынешним существованием обязана именно США — это государственное образование было создано именно по указанию и под руководством «Вашингтонского обкома». О важности этого момента Польша помнит очень хорошо — 5 лет назад, когда речи Вудро Вильсона исполнилось 100 лет, польский президент Анджей Дуда в телеграмме своему коллеге Дональду Трампу подчеркнул: «Сейчас, как и в 1918 году, польско-американский политический союз действует во благо всей Центральной Европы».

Реальности слова Анджея Дуды, мягко говоря, не соответствуют. О том, какое «благо» принесло воссоздание независимой Польши по лекалам Америки, можно судить по любопытному и весьма характерному факту. В межвоенный период Польша была единственным (!) европейским государством, которое умудрилось в разные годы напасть на всех своих соседей и отжать у них что-то ценное. Подчеркнём — на всех без исключения.

Не падальщик, а хищник

С лёгкой руки Уинстона Черчилля ту Польшу принято называть «гиеной Европы». Это не совсем так. Польша — не падальщик, а хищник. Причём как бы не самый главный и опасный, нацеленный на полную и безоговорочную гегемонию в Центральной и Восточной Европе.

Любопытнее всего, что долгое время у Польши это очень даже неплохо получалось. Судите сами. В период с 1919 по 1921 г. Польша под руководством Юзефа Пилсудского безжалостно вторгается и грабит обескровленную Германию, раздираемую Гражданской войной Советскую Россию и Литву, вновь обретшую независимость.

Делай раз — Юзеф Пилсудский провозглашает: «Россия должна перейти в состояние второсортной державы. Польша же, как самое большое и сильное из новых государств, могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор». Итог — советско-польская война и Рижский мир 1921 года, по которому к Польше отходят солидные части Украины и Белоруссии, где начинается жёсткая полонизация населения.

Делай два — в 1919 г. Польша нападает на Литву и, невзирая на протесты Лиги Наций, наскоро устраивает на её территории марионеточное государство под руководством генерала Люциана Желиговского, которое пару лет спустя присоединяется к Польше.

Делай три — в марте 1921 года в Верхней Силезии проводят плебисцит, в ходе которого 63% жителей региона выражают желание остаться в Германии. Польшу такой расклад не устраивает категорически. Верхнесилезские поляки поднимают восстание, Польша их всячески поддерживает, снабжая всеми видами вооружения вплоть до бронепоездов, а также посылает в Верхнюю Силезию несколько батальонов регулярной армии. И добивается своего, отжимая к 1922 году у Германии территорию, где добывалось 18% немецкого угля и 70% цинка.

СССР как спаситель

Вторая серия началась лет пятнадцать спустя, когда Польша уже делила первенство по хищничеству с гитлеровской Германией. Причём делила весьма активно, временами превосходя по напору, агрессии и масштабным планам Третий Рейх. 

Так, принято считать, что главным злодеем был Гитлер, который 12-13 марта 1938 года осуществил аншлюс Австрии. Но первоначально предполагалось, что фактически одновременно Польша проделает примерно то же самое с Литвой. Это особо и не скрывалось. Журнал «Пшёчленд Повшехны» открыто провозглашал: «В связи с аншлюсом мы должны получить какую-то компенсацию... Качественно, ввиду своего геополитического положения, Литва является очень ценной». 17 марта 1938 года Польша предъявила Литве ультиматум, угрожая в случае неповиновения ввести войска. Независимость Литвы спас тогда СССР. В Наркомат иностранных дел был вызван польский посол Вацлав Гржибовский, которому было заявлено: «Серьёзность положения заставляет Советское правительство обратить внимание польского правительства на то обстоятельство, что Советский Союз не смог бы остаться безучастным, если бы Литва оказалась под угрозой».

«Плечом к плечу с Германией»

Ну а что касается участия Польши в разделе Чехословакии в том же 1938 году, то тут придётся признать, что оно было едва ли не более весомым, чем немецкое. В самом деле, кто предложил оригинальное решение поделить Чехословакию между нацистской Германией, Польшей и Венгрией? Может быть, Адольф Гитлер? Нет — глава МИД Польши, а фактически второе лицо государства Юзеф Бек. План окончательного решения чешского вопроса, согласно которому Тешинская Силезия отходит Польше, Словакия и Закарпатская Русь — Венгрии, остальные земли — Германии, принадлежит именно ему. В августе 1938 года он явился в Берлин и сумел продавить это решение.

Но самое интересное, что в том же 1938 году было достигнуто принципиальное соглашение между Польшей и Германией о возможной совместной войне против СССР. Для советского руководства это секретом не было. Польша и так рассматривалась как главный вероятный противник. Просто сейчас к нему добавилась ещё и Германия, что видно из записки, адресованной маршалу Советского Союза Климу Ворошилову от 24 марта 1938 года: «Наиболее вероятные противники на Западе — Германия и Польша... Германия и Польша могут сосредоточить свои главные силы к северу или к югу от Полесья. Этот вопрос указанными государствами будет решен в зависимости от положения в Средней Европе и, наконец, от того, насколько договорятся оба этих государства в украинском вопросе».

А в сентябре того же года польский посол во Франции Юлиуш Лукасевич сделал вообще шикарное заявление: «Польша готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией. Польское правительство уверено, что в течение трёх месяцев русские войска будут полностью разгромлены, и Россия не будет более представлять собой даже подобие государства».

Насчёт трёх месяцев, конечно, Лукасевич слегка загнул, но в общем и целом такой расклад не предвещал СССР ничего хорошего. До поры Польша обладала второй по численности армией в Европе, уступая здесь только Франции. Потом Вермахт вырвался вперёд, вытеснив Польшу на третье место. Объединение второй и третьей по численности европейских армий против СССР действительно могло окончиться военным поражением нашего государства. То, что этого не случилось, — большое везение. А то, что случилось всё остальное, — результат претворения в жизнь заокеанского распоряжения от 8 января 1918 года.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах