aif.ru counter
03.04.2019 00:05
24278

Побег «человека Берии». Как разведчик Петров перешел на сторону Австралии

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Евдокия и Владимир Петровы.
Евдокия и Владимир Петровы. © / Public Domain

19 апреля 1954 года в аэропорту Сиднея разыгралась настоящая драма — двое мужчин под руки вели к самолету плачущую женщину.

«Она выбирает свободу»

Чего хотела сама дама, в тот момент, наверное, не знала и она. Но присутствовавшие здесь же журналисты и общественники были убеждены — на их глазах происходит похищение русской женщины, муж которой «выбрал свободу».

Дипкурьеры Жарков и Карпинский тащат Евдокию Петрову к самолету, 19 апреля 1954 г.
Дипкурьеры Жарков и Карпинский тащат Евдокию Петрову к самолету, 19 апреля 1954 г. Источник: Public Domain

В ту пору самолеты летали из Австралии с несколькими дозаправками, и когда лайнер сел в австралийском Дарвине, мужчин — советских дипломатических курьеров Жаркова и Карпинского — нейтрализовали. А женщине, сотруднице посольства СССР в Австралии Евдокии Петровой, предложили переговорить по телефону с мужем. После беседы с ним Петрова заявила, что желает остаться в Австралии.

Советские представители назвали эти действия, предпринятые по приказу премьер-министра Австралии Роберта Мензиса, похищением человека.

На несколько лет отношения между СССР и Австралией ухудшились. Москва временно закрыла свое посольство на Зеленом континенте. Из Советского Союза австралийских дипломатов стали выслать пачками.

«Дело Петрова» до сих пор вспоминают в Австралии. Еще бы, ведь оно считается едва ли не главным успехом австралийской разведки ASIO за все время ее существования.

Перевербовать резидента

В центре этой истории оказался третий секретарь посольства СССР в Австралии Владимир Петров. Он же — кадровый сотрудник советской разведки Афанасий Шорохов.

Деятельность разведчиков за рубежом делится на два направления — легальное и нелегальное. Под вторым понимается работа, подобная той, которой занимался Отто фон Штирлиц, он же полковник Исаев. Легальная деятельность — это сбор разведывательной информации под прикрытием дипломатического статуса.

О том, что в каждом дипломатическом представительстве почти всех стран, помимо обычных дипломатов, работают и разведчики, известно всем. Задача местной контрразведки — максимально нейтрализовать деятельность оппонентов, а еще лучше поймать их с поличным. Тогда следует громкий скандал и выдворение «шпиона».

Есть и третий вариант, самый лакомый для контрразведчиков — перевербовать резидента. Именно это и произошло с Владимиром Петровым.

Семья шифровальщиков

До своего появления в Австралии уроженец Сибири работал в комсомоле, служил на Балтийском флоте шифровальщиком, а в 1933 году был привлечен к работе в Иностранном отделе ОГПУ.

В годы Великой Отечественной войны Петров работал в посольстве СССР в Швеции вместе со своей молодой супругой Евдокией, также являвшейся сотрудницей советских спецслужб.

В Стокгольме Петровы работали под началом более известной пары разведчиков — супругов Рыбкиных.

Эта семейная пара обеспечивала Москву сведениями исключительной важности о транспортных перевозках между Швецией и Германией, о переброске военной техники в Финляндию. Борис и Зоя Рыбкины внесли большой вклад в выход Финляндии из войны в 1944 году.

Зою Ивановну Рыбкину под фамилией Воскресенская знали все советские дети — в послевоенные годы она стала автором чрезвычайно популярных детских рассказов о Ленине и семье Ульяновых.

Информация о ее деятельности в качестве разведчика была рассекречена лишь в начале 1990-х, незадолго до смерти Зои Ивановны.

Прелести «морального разложения»

Но вернемся к Петровым. В 1951 году их направили за рубеж с новой миссией, на этот раз в Австралию.

С одной стороны, это было повышением — со вторых ролей Петров переходил на должность резидента. С другой, австралийское направление для советской разведки было, мягко говоря, второстепенным.

Тому, что произошло дальше, сопутствовали два обстоятельства. Во-первых, согласно рассекреченным документам британской разведки, которая также работала с Петровым, советский дипломат обратил на себя внимание тягой к выпивке и жизни на широкую ногу.

После суровых реалий военного времени разведчик, что называется, расслабился. И чем дальше, тем более очевидным становилось, так сказать, его «моральное разложение».

К Петрову приставили Майкла Бялогурского — польского врача-эмигранта, который одновременно был агентом австралийской разведки. В первоначальную задачу Бялогурского входили совместные попойки с дипломатом, посещения ресторанов и публичных домов. Поляк должен был подвести Петрова к мысли о том, что неплохо бы было остаться в Австралии навсегда, а затем дать понять, что это возможно. Конечно, в обмен на определенные услуги с его стороны.

Под страхом репрессий

Во-вторых, в 1953 году разведчик был сильно напуган тем, что происходило в СССР. Обычно в отечественной историографии говорят о том, что падение Лаврентия Берии привело к освобождению из тюрем политических заключенных.

Это только часть правды — одновременно в тюрьмы по приказу Хрущева и его сподвижников были брошены тысячи сотрудников спецслужб, считавшихся «людьми Берии». Эта судьба не обошла даже легендарного мастера спецопераций генерала Павла Судоплатова, героя разведывательной борьбы с фашистами.

Разумеется, среди арестованных были и те, кто имел отношение к «Большому террору». Но пострадали также люди, честно служившие родине — такие, как Судоплатов, или Зоя Рыбкина-Воскресенская, в тюрьме не оказавшаяся, но буквально вышвырнутая вон из внешней разведки.

Владимир Петров знал о том, что происходит дома, и всерьез опасался отзыва в СССР и ареста.

В итоге он дал согласие на сотрудничество с австралийскими спецслужбами.

Последней каплей для Петрова стала ссора с послом, которому очень не нравились загулы секретаря посольства.

В итоге 3 апреля 1954 года Петров скрылся из посольства, а вскоре заявил о том, что просит у властей Австралии политического убежища.

Свою жену, к слову, в известность о происходящем он не поставил. Так что в тот момент, когда советские дипкурьеры пытались отправить Евдокию Петрову на родину, она действительно плохо понимала, что происходит.

В итоге силовая акция в Дарвине позволила оставить в Австралии и супругу.

Евдокия и Владимир Петровы в своем доме в Австралии.
Евдокия и Владимир Петровы в своем доме в Австралии. Источник: Public Domain

Какой ущерб нанес перебежчик?

Самый интересный вопрос — какую информацию передал Петров австралийцам, а вместе с ним и британцам?

Австралийские авторы книг о Петрове уверяют — он нанес страшный ущерб советской разведке. Якобы на основании его данных были раскрыты около 600 советских разведчиков по всему миру.

В этом можно усомниться. Например, с его именем некоторые связывают разоблачение работавшего в Великобритании Кима Филби.

Но дело в том, что Петров сбежал в 1954 году, а Филби, ушедший в Британии в отставку в 1955 году, годом спустя вернулся в ряды британских спецслужб. Он продолжал свою деятельность нелегала до 1963 года, когда был переправлен в СССР.

Максимальный ущерб Петров нанес сети советских агентов в Австралии. Правда, здесь тоже следует сделать поправку — число этих самых агентов было искусственно увеличено местными политиками, которые с помощью клейма «шпиона Кремля» пытались скомпрометировать своих оппонентов.

Через два года после побега Петрова сборная СССР стала триумфатором Олимпиады в Мельбурне

Авторы книг о Петрове утверждают, что советская разведка десятилетиями вынашивала планы мести в отношении изменника. Есть причины сомневаться и в этом — ущерб родной стране он, конечно, нанес, но у КГБ и ГРУ явно существовали задачи поважнее, чем охота на перебежчика-выпивоху.

Скандал с Петровым не помешал сборной Советского Союза принять участие в Олимпийских играх 1956 года в Мельбурне. Игры закончились победой сборной СССР в неофициальном командном зачете — мы на пять золотых медалей опередили американцев, а по общему числу наград и вовсе обошли США на 24 медали. К тому же олимпийская сборная СССР выиграла футбольный турнир Игр, что стало большой радостью для советских болельщиков.

Семья Петровых и сотрудник ASIO Рон Ричардс.
Семья Петровых и сотрудник ASIO Рон Ричардс. Источник: Public Domain

«Ни друзей, ни будущего»

За кого болели супруги Петровы, которые как раз в 1956 году получили гражданство Австралии, неизвестно. Выдав все известные им секреты, Петровы при помощи приставленного к ним журналиста написали книгу под названием «Империя страха».

После того, как пропагандистский эффект пропал, Петровы окончательно исчезли из публичной жизни.

Австралийская разведка поселила их в Бентли, пригороде Мельбурна. Считается, что всю свою жизнь они прожили под охраной ASIO.

Если верить британским источникам, то спустя десять лет после своего побега Петров сказал своим кураторам: «Лучше бы я умер: ни друзей, ни будущего».

Он действительно всю жизнь боялся мести бывших коллег. С другой стороны, стать добропорядочным австралийцем, войти в местное общество Петров тоже не сумел.

Супруги жили уединенно, практически ни с кем не общаясь, под именами Свена и Марии Анны Эллисон.

Василий Петров умер в июне 1991 года в возрасте 84 лет. Евдокия Петрова скончалась летом 2002 года. О смерти супруги перебежчика, которой было 88 лет, пресса узнала спустя неделю.

Что касается родины, то новость о смерти Евдокии Петровой вызвала интерес только у историков спецслужб.

Жалела ли женщина о выборе, сделанном в 1954 году, теперь уже точно не скажет никто.

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество