2952

По повелению императрицы Анны. Как русская армия на Рейн ходила

Осада Данцига русскими войсками в 1734 году.
Осада Данцига русскими войсками в 1734 году. Commons.wikimedia.org

Русским солдатам не раз приходилось, пересекая границы своей Родины, отправляться на запад, чтобы сразиться с сильным военным противником. Пруссия, наполеоновская Франция, Речь Посполитая, Швеция, Третий рейх — все они в свое время прочувствовали на себе мощь отечественной армии.

Польское наследство

Впервые на берегах Рейна русские солдаты оказались в эпоху, которая в российской истории не считается яркой и успешной: при императрице Анне Иоанновне.

К тридцатым годам XVIII века некогда могущественная Речь Посполитая растеряла былой лоск и силу. Теперь не она определяла правила игры, а более мощные соседи навязывали шляхтичам свою волю. В 1733 году скончался польский король Август II. На освободившийся трон претендовали два кандидата: Станислав Лещинский, тесть французского короля Людовика XV, и курфюрст саксонский Фридрих Август II, сын покойного монарха. Лещинского поддержала Франция, Фридриха Августа II — Австрия и Россия. Начался конфликт, известный как война за польское наследство.

Русская армия действовала решительно. Уже в сентябре 1733 года сторонников Лещинского изгнали из Варшавы. Креатура Парижа засела в Данциге, рассчитывая на французскую помощь. Но в январе 1734 года к стенам города подошел 12-тысячный русский корпус Петра Петровича Ласси. Сил для штурма у него не хватало, и Ласси начал осаду, дожидаясь прибытия фельдмаршала Миниха.

Миних с дополнительными силами прибыл в марте. Отрезав город от гавани, он лишил гарнизон снабжения. Попытки прорыва ни к чему не привели. В июле 1734 года оставшийся без помощи Данциг капитулировал. Станислав Лещинский вынужден был бежать из Речи Посполитой.

Император просит помощи

Австрийцы вместе с силами княжеств, входящих в Священную Римскую империю, были не столь успешны. Они потерпели ряд болезненных поражений от французов сначала в Италии, а затем и непосредственно на немецких землях. Все было настолько плохо, что к весне 1735 года австрийцы готовы были признать польским королем Лещинского, чтобы вернуть хотя бы часть своих итальянских владений.

Но французы хотели большего, и в результате война продолжилась. Император Священной Римской империи Карл VI жаловался в Петербург: ему приходится сражаться с отборными частями французов, в то время как русские гоняют по Польше второсортную шляхту, приправленную такими же второсортными французскими военными специалистами. Карл просил прислать ему на помощь русский корпус.

У россиян были основания для сомнений. Униженный Станислав Лещинский, которому пришлось бежать из Данцига в женском платье, пытался договориться о вступлении в войну с Османской империей. Понятно, что схватка с османами для Петербурга была куда важнее, чем бои на берегах Рейна.

В конце концов Карлу VI объявили: русский корпус он получит, но за это должен обеспечить признание европейскими государствами Фридриха Августа II в качестве короля Польши под именем Августа III.

Король польский Август II.
Король польский Август II. Источник: Commons.wikimedia.org

Про обувь забыли!

Договоренность была достигнута, и началось формирование корпуса. Командующим утвердили генерал-аншефа Петра Ласси. В состав корпуса Ласси вошли Киевский, Архангелогородский, 2-й Московский, Троицкий, Новгородский, Воронежский, Копорский и Псковский пехотные полки. Общая численность корпуса составила около 13 400 человек. Одновременно началось формирование второго корпуса на тот случай, если «Его Римско-Цесарское Величество возтребует».

8 июня 1735 года русский корпус пересек границу Силезии. Продвижение по землям союзников шло без эксцессов, и Ласси волновал лишь один момент: корпусу выдали новую форму, но совершенно забыли об обуви. Командующий отправил в Петербург депешу: если не будет предоставлена возможность переобуть солдат на маршруте, на встречу с врагом русские воины рискуют явиться босиком.

Такого позора Анна Иоанновна и ее окружение не желали. Русских и так в Европе описывали как азиатских варваров, а тут выходит такое наглядное подтверждение «дикости». Российским дипломатам была дана команда озаботиться приобретением достойной обуви для корпуса.

«Обувной кризис» закончился в Праге: на выделенные деньги были приобретены 6000 пар крепкой походной обуви, и у Ласси отлегло от сердца.

Пропаганда XVIII века

Но появилась новая проблема, связанная со здоровьем солдат. Причем косила ряды не эпидемия, а… набожность. Многие солдаты продолжали соблюдать пост в походе, отказываясь от мяса. В условиях многокилометровых переходов это вело к истощению людей. Все же большинство удалось вразумить.

Тем временем во Франции стали ходить самые невероятные слухи. Говорили, что из России к ним движутся то ли 30 000, то ли 50 000 совершенно диких, кровожадных казаков и калмыков, мечтающих лишь перерезать горла французским мужчинам и насиловать французских женщин. Слухи подхватил официальный французский агитпроп, запустивший кампанию «Русские варвары идут порабощать свободных германцев».

Надо отдать должное французским политтехнологам XVIII века, атмосферу страха они создали. Вот только не среди немцев, а среди самих французов, в том числе среди солдат. И чем ближе подходили русские к Рейну, тем больше дезертиров становилось во французской армии.

Военные действия для русских едва не начались в Баварии. Местный курфюрст Карл Альбрехт в войне не участвовал, но объявил, что корпус Ласси через свои земли не пропустит, а если те попытаются прорваться, то остановит их силой.

Карлу VI, ждавшему русских как манны небесной, такие речи не понравились, и он поручил своим полкам поддержать Ласси при продвижении по Баварии. Курфюрсту передали, что если он поднимет руку на русских, то ему придется заодно иметь дело и с австрийцами, после чего у Баварии определенно появится новый владелец.

Карла Альбрехта это убедило, и корпус благополучно преодолел баварские земли.

Фактор присутствия

26 августа 1735 года солдаты генерала Ласси вышли на берег Рейна. Впервые в своей истории русская армия так далеко продвинулась в западном направлении.

Французы, находившиеся на другом берегу реки, ничего особо ужасного в русских не увидели: ни рогов, ни копыт. Но репутация была уже создана, и она играла на руку Ласси: все французские планы наступления после прибытия русского корпуса были свернуты. Однако и австрийцы не торопились. Сначала ждали второго русского корпуса, но из Петербурга сообщили, что война с турками стала неизбежной, а потому новых сил на Рейн Россия посылать не будет.

Союзники попробовали было распределить русские полки по разным направлениям, но нарвались на жесткую отповедь Ласси: корпус прислан не для латания дыр и воевать будет в полном составе, подчиняясь только ему.

В начале октября 1735 года русские части приняли участие в нескольких стычках с французами, завершившихся успехом. Однако в стратегическом отношении это противоборство было малозначительным. Ласси и русские дипломаты тем временем занимались вопросом отвода армии на зимние квартиры. Первоначально австрийцы определили под это деревни, ранее разоренные французами. К ноябрю удалось договориться о том, что корпус разместят в Богемии, Моравии и Силезии.

К концу 1735 года война завершилась. Ласси успел отобедать с Карлом VI, получил от него титул графа Священной Римской империи и вскоре убыл в Россию: его отправляли воевать с турками. Новый командующий корпусом Джеймс Кейт получил приказ русской императрицы о возвращении сил домой. В августе 1736 года полки добрались до Киева. Боевых потерь не было: трое солдат были казнены за воинские преступления, 113 умерли от болезней.

Визит русских на берега Рейна и в целом участие России в войне за польское наследство окончательно убедили европейцев, что большая северная страна стала важнейшим политическим игроком и ее мнение всегда необходимо учитывать.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество