Примерное время чтения: 6 минут
8320

Охотники и добыча. Почему СССР и Россию не захотели принимать в НАТО?

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком

Взаимоотношения между нашей страной и Западом редко характеризовались спокойствием и взаимопониманием. Как правило, понимать нас начинали только тогда, когда «цивилизованный мир» бы заинтересован в том, чтобы мы приняли на себя часть их проблем.

Нож в спину победителю нацизма: как создавался антисоветский блок

Разгром гитлеровской Германии и ее сателлитов стал концом и периода существования антигитлеровской коалиции. В США и Великобритании стали искать способы снизить возросшую степень влияния СССР на мировые проблемы. Причем военный вариант в Вашингтоне и Лондоне совершенно не исключали. Речь Уинстона Черчилля в Фултоне, фактически провозгласившая начало холодной войны, стала прологом к активным действиям.

17 марта 1948 года пять западноевропейских государств — Бельгия, Великобритания, Люксембург, Нидерланды и Франция — заключили так называемый Брюссельский пакт, ключевым положением которого было создание «коллективной самообороны». В качестве возможного агрессора рассматривалась Германия в случае возвращения к власти милитаристов, однако в первую очередь в качестве противника рассматривался СССР.

4 апреля 1949 года 12 стран, среди которых были подписанты Брюссельского пакта, США, Канада, а также Дания, Италия, Норвегия, Португалия и Исландия, заключили Североатлантический договор. Его антисоветская сущность не скрывалась ни тогда, ни сейчас.

Первый генсек НАТО Исмэй Гастингс формулировал цель существования организации довольно лаконично: «Держать Советский Союз вне, американцев — внутри, а немцев — в подчиненном положении».

«Не стоит ли тогда и нам присоединиться к НАТО?»

Вчерашние союзники СССР по борьбе с нацизмом (США, Великобритания, Канада) вместе с теми, кто состоял в союзе с Третьим рейхом (Италия), а также с теми, чья независимость была оплачена кровью советских солдат (Норвегия), готовились покончить с «опасными большевиками». Со страной, которая не только внесла наибольший вклад в победу над фашизмом, но и понесла в этой борьбе тяжелейшие потери, несопоставимые с потерями других европейских государств.

Когда в 1952 году в НАТО включили Турцию, снова заявив о мирном характере организации, Иосиф Сталин в привычном для себя ироничном тоне заметил: «Не стоит ли тогда и нам присоединиться к НАТО?» Легендарный советский дипломат Андрей Громыко не раз публично заявлял: «Если бы этот пакт был направлен против возрождения немецкой агрессии, СССР сам бы присоединился к НАТО».

Громыко и стал идейным вдохновителем попытки Советского Союза вступить в НАТО, которая имела место в 1954 году.

«Нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения»: как СССР стучался в двери Альянса

31 марта 1954 года правительство СССР отправило официальную ноту с просьбой о приеме в Североатлантический альянс. В документе говорилось: «Организация Североатлантического договора перестала бы быть замкнутой военной группировкой государств, была бы открыта для присоединения других европейских стран, что наряду с созданием эффективной системы коллективной безопасности в Европе имело бы важнейшее значение для укрепления всеобщего мира».

Ответ Запада был исчерпывающим: «Нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения». Впрочем, США готовы были рассмотреть такую возможность в случае отказа СССР от баз на Дальнем Востоке, вывода советских войск из Германии и Австрии, подписания Москвой ряда договоров об ограничении вооружений на западных условиях. При этом «коллективный Запад» никаких обязательств на себя брать не собирался.

Собственно говоря, советский «маневр» 1954 года наглядно продемонстрировал, что разговоры о мирном НАТО не стоят ничего, а сам альянс целиком и полностью враждебен нашей стране.

9 мая 1955 года в НАТО приняли Западную Германию. То есть в нарушение всех прежних договоренностей стран — членов антигитлеровской коалиции сделали членом военного блока страну, ставшую инициатором Второй мировой войны.

Спустя пять дней после принятия Западной Германии в НАТО Москва сделала ответный ход: СССР и социалистические страны создали Организацию Варшавского договора по обеспечению мира и безопасности в Европе. Советский альянс, как ни крути, был лишь ответом на действия Запада.

Ельцин просился, но его лишь похлопали по плечу

Распад социалистического блока и СССР породил новую реальность. Уже в декабре 1991 года президент России Ельцин отправил в НАТО обращение, объявив вступление в Североатлантический альянс одной из целей своего внешнеполитического курса.

В России начала 1990-х действительно обсуждалась идея членства в НАТО, но общий фон был негативным. Да и не было внятного ответа на логичный вопрос: если холодная война закончилась, то для чего нужен блок, который некогда был против коммунистического Советского Союза?

Сегодня из опубликованной переписки западных дипломатов становится понятно: и в США, и в Европе отлично понимали, что любое расширение НАТО на восток Москва будет воспринимать крайне негативно. Все основные российские политические силы видели в этом враждебные действия по отношению к России, и в Вашингтоне об этом прекрасно знали.

Путин хотел «по-хорошему»: последняя попытка вступления

Нынешний президент России Владимир Путин в начале своей политической карьеры также пытался найти точки соприкосновения с Североатлантическим альянсом. Будучи еще и. о. главы государства, в начале 2000 года в интервью Би-би-си он сказал, что рассматривает возможность членства России в НАТО: «Почему нет? Я не исключаю такой возможности — в том случае, если с интересами России будут считаться, если она будет полноправным партнером».

Та же тема обсуждалась и на переговорах с президентом США Биллом Клинтоном. В 2017 году Путин вспоминал об этом так: «Я в ходе дискуссии сказал: „Может быть, посмотреть на такой вариант, что Россия вступит в НАТО“. Клинтон ответил: „Я не против“. Но вся делегация очень занервничала».

В 2004 году произошло так называемое «пятое расширение НАТО». В блок включили уже не только бывшие соцстраны, но и бывшие республики СССР: Литву, Латвию и Эстонию.

Мнение и интересы России учитывать никто не собирался, отделываясь общими словами о «партнерских отношениях».

В знаменитой Мюнхенской речи 2007 года Путин с горечью констатировал: «Процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления?.. Сейчас же нам пытаются навязать уже новые разделительные линии и стены — пусть виртуальные, но все-таки разделяющие, разрезающие наш общий континент. Неужели вновь потребуются долгие годы и десятилетия, смена нескольких поколений политиков, чтобы „разобрать“ и „демонтировать“ эти новые стены?»

Ту речь сочли на Западе агрессивной. А ведь Путин довел до них простую мысль: вы не хотите сотрудничать, а хотите нас сожрать, но мы этого не допустим. Но НАТО все-таки пытается.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах