8837

Нюрнбергское возмездие. 16 октября 1946 г. казнили нацистских преступников

Главный зал Дворца Юстиции во время Нюрнбергского процесса.
Главный зал Дворца Юстиции во время Нюрнбергского процесса. Commons.wikimedia.org

О том, что главарей Третьего рейха надо судить, союзники договорились еще на Тегеранской конференции. Окончательно решение приняли в Ялте. Державы-победительницы сошлись во всем, кроме одного. Советские судьи отказались наряжаться в мантии и парики.

Попали под раздачу

До суда дожили не все. Гитлер и Геббельс застрелились. Глава СС Гиммлер отравился, попав в плен к англичанам. Борман погиб при попытке прорыва из окруженного Берлина, но об этом стало известно через много лет после окончания войны. Основной корпус подсудимых составили члены Фленсбургского правительства, которое должно было продолжать руководить страной после самоубийства Гитлера.

Теплую компанию дополнили Рудольф Гесс, находившийся под стражей в Англии с 1941 г., и Герман Геринг, которого Гитлер на тот момент уже лишил всех постов и должностей. Кроме них под трибунал попали бывший канцлер Германии и посол в Турции Франц фон Папен, гауляйтер Тюрингии и уполномоченный по использованию рабочей силы Фриц Заукель, министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп, бывший министр финансов Ялмар Шахт, экс-главный редактор нацистской газеты «Дас Штюрмер» Юлиус Штрайхер и др.

Эпилог

Юрист Аркадий Полторак был на процессе секретарем советской делегации. В книге «Нюрнбергский эпилог» он так описывал последнее, 407-е заседание трибунала 1 октября 1946 г.: «Последний, резолютивный раздел приговора будет оглашать сам председательствующий  (Джеффри Лоуренс, главный судья от Великобритании и глава всего процесса. — прим. АиФ.).  Привычным движением он поправляет очки, и в тот же миг бесшумно, как будто бы без прикосновения чьей-либо руки, откатывается на шарнирах дверь позади скамьи подсудимых. Из темного отверстия в освещенный зал вступает хорошо знакомая фигура Германа Геринга. По бокам от него — двое солдат.

Геринг беспокойным взглядом обводит напряженно притихший зал, обвинителей и задерживает его на судьях. Он бледен, еще больше осунулся. Месяц ожидания приговора не прошел даром! Маска бравады, которую так старательно сохранял бывший рейхсмаршал в течение всего процесса, исчезла с его лица. Ему подают наушники, хотя познания Геринга в английском языке были вполне достаточны, чтобы понять лаконичную, но выразительную формулу приговора: смерть через повешение.

Выслушав ее, Геринг бросает последний злобный взгляд на судей, в судебный зал. Сколько ненависти в его глазах. Он молча снимает наушники, поворачивается и покидает зал. За его спиной закрывается дверь, чтобы через несколько секунд снова открыться.

Появляется Гесс. Этот отказывается от предложенных ему наушников. Он и теперь выглядит каким-то фигляром. Трибунал объявляет ему приговор: пожизненное заключение.

Вновь закрывается и вновь открывается дверь. На этот раз через нее входит Риббентроп. Лицо как зола. Глаза выражают испуг, они полузакрыты. Меня поразило, что в руках у него какая-то папка с бумагами. Она ему уже не пригодится.

— К смертной казни через повешение, — объявляет Лоуренс.

Ноги у Риббентропа становятся как будто ватными. Ему требуются усилия, чтобы повернуться обратно и скрыться в темноте прохода.

Вводят Кейтеля (начштаба Верховного командования вермахта, или ОКВ. — прим. АиФ). Он идет выпрямившись, как свеча. Лицо непроницаемо.

— К смертной казни через повешение, — звучит в наушниках.

Розенберг вовсе теряет самообладание, когда слышит такой же приговор.

А вот вводят Франка (экс-генерал-губернатор Польши. — прим. АиФ). У этого палача, который обещал сделать „фарш из всех поляков“, на лице умоляющее выражение. Он даже руки простер, как будто такой жест может изменить уже подписанный приговор: к смертной казни через повешение.

Вслед за Франком входит, а точнее, вбегает Юлиус Штрайхер. Широко расставив ноги и вытянув вперед голову, этот погромщик и растлитель душ тысяч и тысяч немцев производит впечатление человека, ожидающего удара. И он получает его, он слышит те же несколько слов, что и Франк.

За Штрейхером — Заукель. И ему воздается должное: смертная казнь.

Альфред Йодль.
Альфред Йодль. Фото: Public Domain

Вводят Йодля (еще один генерал из ОКВ. — прим. АиФ). Услышав об уготованной для него петле, он резко снимает наушники, что-то злобно шипит и, тяжело ступая одеревенелыми ногами, удаляется.

А вот и Вальтер Функ (замминистра пропаганды. — прим. АиФ). Этот помнит о золотых коронках, снятых с зубов освенцимских жертв и хранившихся в сейфах имперского банка, а потому не ожидает для себя ничего иного, кроме смертной казни. Но вдруг до него доносятся спасительные слова: «пожизненное заключение». Функ явно растерян. Похоже на то, что он рыдает и делает беспомощную попытку поклониться судьям...

Восемнадцать раз открывалась и закрывалась дверь позади скамьи подсудимых. Смотрю на часы. Серебряные стрелки на циферблате показывают 15 часов 40 минут. Процесс закончен. Судьи удаляются».

.

Как отравился Геринг?

За три часа до казни Герман Геринг покончил жизнь самоубийством. Кто именно ему в этом помог, стало известно совсем недавно. В этом признался пожилой американец Герберт Ли Стайверс, который в 1946 году служил в роте охраны нацистских преступников в Нюрнберге. В свободное от службы время он познакомился с хорошенькой немкой и проболтался о том, в чем заключается его служба. Девушка попросила его передать Герингу «лекарства», без которых тот «ужасно страдал». Геринг до последнего надеялся на снисхождение. Немочка после этого навсегда исчезла из жизни 19-летнего солдата. Сам он хранил молчание до 2005 г.

Приглашение на казнь

Палачом в Нюрнберг назначили сержанта армии США Джона Вудса — странноватого дядечку 35 лет от роду. До этого он уже повесил примерно 30 американских военнослужащих, совершивших преступления после высадки в Нормандии и осужденных военными трибуналами. К свом обязанностям Вудс относился философски: «Кто-то должен это делать». Он еще раз войдет в историю, когда повесит семерых японских военных преступников после Токийского трибунала в 1948 г.

Ночь казни началась для приговоренных с последнего ужина — картофельный салат, сосиски, ветчина, черный хлеб и чай. Первым в переоборудованный для казни спортзал Нюрнбергской тюрьмы ввели Риббентропа. Около часа ночи 16 октября начальник тюрьмы полковник армии США Эндрюс еще раз зачитал смертный приговор. Риббентропу связали за спиной руки. Два солдата военной полиции поднялись вместе с ним на эшафот. Риббентропа поставили на закрытую крышку люка и связали ему ноги. Его спросили, не хочет ли он что-то сказать. После высокопарной тирады Вудс накинул преступнику на голову черный колпак и затянул на шее веревку. Помощник палача Джозеф Малта привел в действие механизм, и створки люка открылись…

На эшафоте бывшие руководители Третьего рейха вели себя по-разному. Розенберг, один из главных идеологов нацизма, не сказал ничего. Штрайхер прокричал «Хайль Гитлер». Зейсс-Инкварт сказал, что надеется, что его казнь — последний акт трагедии Второй мировой войны.

Утром тела казненных на грузовиках привезли в крематорий на окраине Мюнхена. Через 2 дня пепел высыпали с моста в ближайшую реку.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах