Примерное время чтения: 7 минут
5071

Непарадная жизнь Ивана Конева. Воевать маршалу пришлось и после Дня Победы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Несгибаемые. Прислушайтесь к ветеранам. Их осталось совсем немного... 03/05/2023 Сюжет Великая Отечественная война
Советский полководец маршал Советского Союза Иван Степанович Конев в кругу семьи.  1967 г.
Советский полководец маршал Советского Союза Иван Степанович Конев в кругу семьи. 1967 г. / Юрий Абрамочкин / РИА Новости

В преддверии Дня Победы о маршале «АиФ» рассказывает его внучка Елена Конева.

Чтобы не озлобиться

– В январе 1945-го наши войска освобождали Аушвиц. А сам Конев тогда в концлагерь не пошёл…

– Аушвиц был машиной по умерщвлению людей. И сегодня кажется: там птицы не поют, нет движения воздуха… Дед отказался идти туда, поняв, что не может позволить себе смотреть на весь тот ужас. Чтобы не озлобиться.

– При этом думал о художественных ценностях, которые могли погибнуть в Кракове, Праге, Дрездене.

– Он думал не только о картинах, но и о том, как сохранить прекрасные места для потомков. Потому и применял ­фирменный манёвр: брал город в клещи, оставляя «коридор» для ухода противника. Так был сохранён потрясающей красоты Краков. Конев не хотел уподобляться фашистам, которые разрушили, например, Петергоф… Полагаю, это был стиль всех наших полководцев – они не уничтожали древние города. Дед сохранил в Польше Матку Боску Ченстоховску – это ведь и православная святыня. Освободив монастырь, он поставил возле иконы охрану. А потом монахи молились там за него.

– Особый случай – спасение «Сикстинской Мадонны» в Дрездене.

– Её нашли в заминированных штольнях. В ужасном состоянии. Война была на излёте. Вызвали специалистов из Москвы. И дед, чтобы быстрее доставить картину на реставрацию, предложил свой самолёт. Искусствовед Соколова возразила: «Что вы! Она же может разбиться!» Конев опешил: «Ну я ведь на нём летаю!» Соколова: «Ну вы же маршал, а она – мадонна!» Для уникальной женщины был организован железнодорожный спецсостав. С тех пор в сложных ситуациях над дедом шутили: «Ну вы же маршал, а не мадонна!» Отреставрированную картину, к слову, вернули в Дрезденскую галерею. И не только её. Почти все спасённые сокровища музея наше правительство передало ГДР.

– Иван Степанович встретил Победу в Праге. Но бои там ещё продолжались.

– На Ольшанском кладбище много могил наших красноармейцев, погибших 10, 11, 12 мая… Сейчас половина чешских историков уверяет, что советские бойцы отравились палёной водкой. Но если их послушать, то и Прагу освобождали не мы.

Жители Праги радостно встречают советских воинов освободителей, во главе которых маршал Иван Конев.
Жители Праги радостно встречают советских воинов освободителей, во главе которых маршал Иван Конев. Фото: РИА Новости/ Анатолий Егоров

– А в Вене у Конева произошла удивительная история с врачом.

– После войны у деда открылась язва. Наши медики вроде предлагали операцию. Позвонив Иосифу Виссарионовичу, дедушка услышал: «Попробуйте. Но помните, что случилось с товарищем Фрунзе». Может, это байка? Тем не менее из лагеря военнопленных к деду привели нациста. А тот посоветовал: «Поезжайте на охоту! Пейте молоко, гуляйте». Дед послушался. И через 10 дней вернулся здоровым. Язва, конечно, не исчезла. Однако обострение было снято. Потом Иван Степанович пытался найти того немца. Но он будто попал под Нюрнбергский трибунал.

– Как отмечали в семье День Победы?

– После войны дед командовал Прикарпатским военным округом, а он был ­непростым – оставались бандеровцы. Пришлось ещё воевать. Позже, 9 Мая, он участвовал в параде на Красной площади, мы все шли на демонстрацию. А потом был обед на даче. Дед возвращался красивый, блестя орденами. Для него это был самый радостный праздник. Цвела его любимая сирень, которой была засажена вся дача… Традицию 9 Мая мы стараемся сохранять. Теперь с членами Фонда памяти полководцев Победы идём к Кремлёвской стене. А потом за столом поднимаем рюмку за предков.

– Конев не очень любил спирт­ное, да и есть из-за язвы не всё мог. Каким же был праздничный стол?

– Дед вообще не пил. Были какие-то и диетические блюда. Но… язва язвой, а любил он селёдочку с печёной картош­кой, щи, чай и сушки с маком. Пытались делать пирог с рыбой, как на его родине (родился в Вологодской губернии. – Ред.) Но так вкусно не получалось. Сам он привозил с Икшинского водохранилища окуньков, и жена Антонина Васильевна варила уху. Ему нравился подлёдный лов. Если отдыхал там, где были водоёмы, старался порыбачить.

С глазами прапорщика

– Маршал ушёл из жизни 50 лет назад. Но застал фильмы о войне…

– Не очень-то он смотрел телевизор. Но документальная лента «Если дорог тебе твой дом…» ему нравилась. Конев, Жуков и Симонов рассказывали в ней о Московском сражении. Был он консультантом и на фильме Ордынского «Красная площадь». Это история о становлении Красной армии. Главные роли играли Шалевич и Малявина. После смерти деда Вячеслав гордо рассказывал, что он единственный артист, которому выпала честь стоять на Мавзолее – Конев добился сцены проводов войск на фронт. Давал он советы и режиссёру «Освобождения» Озерову. Но к фильму относился холодно. Да и игравший его Легков не понравился. Как вспоминал Сергей Никоненко, Конев, увидев этого артиста в двух сериях, сказал: «Не может маршала играть человек с глазами прапорщика». Бедного актёра сняли с роли, и в трёх оставшихся частях китель Конева носил Шукшин. Василий Макарович даже побрился наголо…

– У деревенского мужика Шукшина, стало быть, маршальские глаза были?

– Не могу не верить Никоненко – они ведь наверняка вместе были на закрытом просмотре.

– А песни застольные в семье любили? Раньше ведь в праздники не только пили, но и пели…

– Никогда дед не пел! Наверное, слуха не было. При этом в музыке разбирался, хоть слушать Чайковского или Баха в консерваторию не ходил. Однако в честь праздников проводились потрясающие концерты. 7 ноября, 1 мая, 23 февраля выступал весь цвет нашего искусства, начиная с солистов Большого театра. Сталину нравились опера, классическая музыка. На концертах с ним бывало и его окружение… Из всех песен дедушка любил одну – «По диким степям Забайкалья, где золото роют в горах…». Она напоминала ему молодость, которая пришлась на годы гражданской войны.

А после Великой Отечественной он подробно рассказывал о своих операциях – Берлинской, Пражской… С наименованиями всех частей! Память была феноменальной. Да и события эти оказались самыми яркими в жизни. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах