aif.ru counter
29003

Неблагочестивая Марта. Как прислуга пастора стала Екатериной I

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Екатерина I.
Екатерина I. © / www.globallookpress.com

В XVIII веке в России произошло небывалое доселе событие — во главе империи оказался простолюдин. Да, на век раньше подобный трюк удался Лжедмитрию, однако предприимчивый Григорий Отрепьев действовал под чужим именем.

Служанка из Мариенбурга

В 1725 году никакого самозванчества не было. Простолюдин, вернее простолюдинка, что еще более удивительно, взошла на трон под своим именем. Причем сама она фактически не прилагала к этому никаких усилий.

Если бы из сказки о Золушке полностью убрали всю романтику и добавили цинизма, то эта история оказалась бы точным изложением биографии Марты Самуиловны Скавронской.

Впрочем, отчество ей по статусу не полагалось. «Марта, подай! Марта, принеси! Марта, бездельница, куда ты подевалась?» — вот и все, что она слышала, будучи служанкой в доме почтенного пастора Глюка.

О ее детстве и ранней юности мало что известно, поскольку сама она об этом времени вспоминать не любила, а русские историографы старались, наоборот, приукрасить биографию Марты. Например, писали, что была она у пастора не служанкой, а воспитанницей, и происхождение девушки вовсе не такое уж худородное.

К 17 годам служанка Марта расцвела настолько, что пастор стал испытывать серьезную тревогу относительно добропорядочности своего дома. Дабы не множить грех, девушку выдали замуж за шведского драгуна Иоганна Крузе.

Через день после свадьбы новоявленный муж отбыл из Мариенбурга, дабы в рядах доблестного шведского войска отразить притязания русского супостата. Из жизни Марты ее первый супруг сгинул навсегда.

«Военный трофей»

Вместо него в Мариенбург в августе 1702 года вломилась армия фельдмаршала Шереметева, рассматривавшая взятую крепость как военный трофей.

«Ребяты! В крепости вино и бабы! Там сутки гуляем. Шпаги вон. На штурм! С богом, вперёд!» — так кричал солдатам Александр Меншиков в исполнении Михаила Жарова в фильме «Петр Первый». Реальность XVIII века не слишком отличалась от этой картины.

Незамужним дамам (и тем, чьи мужья были далеко) в такой ситуации лучше всего было обзавестись любовником из числа победителей, и чем он был влиятельнее, тем лучше.

Марте повезло — ее приметил сам фельдмаршал Борис Петрович Шереметев. Возможно, он довольно быстро пресытился бы ее женскими прелестями, но девушка еще и умело вела домашнее хозяйство, и вскоре немолодой уже военачальник просто не представлял себе, как раньше обходился без нее.

В 1703 году Шереметев похвалился Мартой перед Александром Даниловичем Меншиковым. Царский фаворит оценил способности девушки и сделал предложение, от которого фельдмаршал не смог отказаться. Вообще, Меншикову было очень трудно отказать так, чтобы не нажить себе неприятностей.

Петр I и Екатерина. Гравюра 1717 года.
Петр I и Екатерина. Гравюра 1717 года.  www.globallookpress.com

Доброе сердце

В итоге Марта поселилась в доме фаворита в Петербурге. И к тому однажды в гости пришел сам царь. У Петра I в тот момент был, как сказали бы сейчас, сложный период в личной жизни. Первая жена Евдокия Лопухина уже пять лет как томилась в заточении, с многолетней фавориткой Анной Монс отношения дали трещину, и царь утешался мимолетными встречами с дамами, не придавая значения происхождению последних.

В тот вечер Петр, что называется, положил глаз на Марту, и циничный и расчетливый Меншиков спокойно отправил ее в комнату, подготовленную для ночлега царя.

А на следующее утро царь уехал, оставив Марте несколько монет в награду за ее услуги. В тот момент она была для него всего лишь одной из многих.

Но потом он приехал еще раз, затем еще и еще, а после и вовсе отправил девушку в подмосковное Преображенское, где жила тогда его сестра, царевна Наталья Алексеевна.

Чем Марта приворожила Петра I? По свидетельству современников, она была единственной, кто умел успокоить его во время вспышек гнева, больше похожих на приступы. Царь клал голову ей на колени, она поглаживала его волосы, и великий реформатор засыпал.

Кажется, до нее у Петра просто не было нормальной женщины, способной пожалеть его, искренне разделить волнения и переживания. Он с малых лет был втянут в борьбу за власть, когда взбунтовавшиеся стрельцы на его глазах расправлялись с близкими маленькому царевичу людьми. Подростком он едва не погиб от рук сторонников своей сестры, царевны Софьи, да и потом его жизнь состояла из военных походов и строительства.

Первая жена была далека от интересов Петра, Анна Монс, воспользовавшись своим положением, превратила царя в источник обогащения для себя и своей многочисленной родни. Марта же была нежной, заботливой и бескорыстной. По крайней мере, она умела таковой казаться.

«В знак особых заслуг»

Гражданской, как сказали бы сейчас, женой Марта была без малого десять лет. Впрочем, с 1707 года она была уже не Мартой, а перешедшей в православие Екатериной Алексеевной Михайловой.

В 1711 году Петр I возьмет ее в провальный Прутский поход, когда русское войско окажется на грани полного разгрома. Выбраться из этой ситуации удастся с огромным трудом, но царь оценил, что Катя не струсила и вела себя достойнее, чем многие мужчины.

19 февраля 1712 года в церкви Исаакия Далматского в Петербурге царь венчался с Екатериной. Рассуждения о происхождении невесты оказались под строжайшим запретом, поскольку Петр готов был лично вырвать языку любому «оппозиционеру».

Свадьба Петра I и Катерины Алексеевны в 1712 году. Гравюра А. Ф. Зубова, 1712
Свадьба Петра I и Катерины Алексеевны в 1712 году. Гравюра А. Ф. Зубова, 1712 Фото: репродукция

В мае 1724 года Петр, за три года до этого провозгласивший себя императором, провел коронацию Екатерины в качестве императрицы «в знак особых заслуг».

Она действительно дала ему все, кроме наследников. Рожала Екатерина много, в том числе мальчиков, но большинство детей умерли во младенчестве. Избежали этой участи только две дочери, Анна и Елизавета.

В 1718 году старший сын Петра I от Евдокии Лопухиной царевич Алексей, обвиненный в государственной измене, погиб в тюрьме.

В 1722 году император, поняв, что наследника мужского пола от Екатерины он уже не дождется, издал указ о престолонаследии, позволявший действующему монарху самому определять своего преемника.

По иронии судьбы Петр I этим правом воспользоваться не сумеет — смертельная  болезнь в начале 1725 года начнется слишком внезапно. Когда он попытается выразить свою волю, сил на это уже просто не останется.

Борьба у трона

Последний год жизни Петра любимая жена находилась в опале. Император заподозрил ее в измене, да не с кем-нибудь, а с камергером Виллимом Монсом, братом прежней царской фаворитки. Монса оперативно казнили, а с Екатериной муж просто перестал общаться. И лишь накануне смерти, после отчаянных просьб дочери Елизаветы, Петр все-таки простил свою Катю.

Когда император умер, не оставив последней воли, возник вопрос: кто должен занять трон?

Ни один из реальных претендентов сам в борьбу вмешаться не мог в силу возраста либо ввиду отсутствия достаточного влияния. Поэтому сражение развернулось между придворными партиями.

Так называемая «старая знать», то есть представители боярских родов, несколько оттесненные при Петре I, поддерживали самого очевидного претендента — Петра, сына погибшего царевича Алексея. К тому моменту мальчику было 9 лет, что вовсе не являлось препятствием — Петр Великий стал царем точно в таком же возрасте.

Но «птенцы гнезда Петрова» во главе с Меншиковым от такой перспективы были не в восторге. Во-первых, сам Петр I внука не жаловал. Во-вторых, сподвижники императора не имели на тот момент влияния на ребенка, в отличие от соперников. Те вполне могли напомнить маленькому Петру, что его отца на смерть обрек не только дедушка, но и высокопоставленные сановники. А дальше бы мальчику подсказали бы, как нужно покарать «врагов».

«Матушку на царство!»

Александр Данилович Меншиков не был бы сам собой, если бы безропотно принял такую участь. Посчитав, что дочери Петра от Екатерины еще малы для участия в политических комбинациях, он заявил бывшей своей любовнице: «Вот ты и станешь править!»

Такого поворота не ожидала сама Екатерина. Но Меншиков уже начал действовать.

На совещании, где решалась судьба трона, светлейший князь оказался в меньшинстве, но в критический момент в зал ворвались гвардейские офицеры.

Меншиков знал, что гвардия обожала Петра Великого и эту любовь переносила на Екатерину. Поэтому он с легкостью поднял полки призывом: «Матушку-императрицу на царство!»

Когда самые смелые из представителей «старой знати» попытались изгнать гвардейцев из зала заседаний, Меншиков усмехнулся и посоветовал выглянуть в окно.

Там на площади были выстроены в полном составе Преображенский и Семеновский полки, барабанным боем извещавшие о готовности действовать в случае сопротивления «врагов матушки Екатерины».

Вопрос после этого решился сам собой. Марта Скавронская, она же Екатерина Михайлова, стала императрицей и самодержицей всероссийской Екатериной I.

Правление ее получилось недолгим — здоровье не такой уж и старой женщины стало давать сбои, а она решительно отказывалась менять образ жизни с бесконечной чередой балов, приемов и празднеств. В мае 1727 года, проболев около месяца, императрица скончалась в возрасте 43 лет.

Каких-то великих преобразований за два с небольшим года царствования Екатерины I не произошло. С другой стороны, и дурной памяти после себя она не оставила. А это, согласитесь, уже неплохо для простой служанки из Мариенбурга.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы