Примерное время чтения: 7 минут
6138

«Любители баварского». Кто в России сожалеет о победе над Гитлером?

PhotoJuli86 / Shutterstock.com

На фоне специальной военной операции по защите ДНР и ЛНР в кругах российской оппозиции вновь поднялась волна «пораженчества». Смысл подобных высказываний сводится к тому, что вернуться на «путь цивилизации» страна может только в результате военного разгрома.

«Если бы СССР в свое время был оккупирован Германией, то сейчас Россия была бы более развитой технологически»

Удивительным образом всплыли и тезисы о пресловутом «баварском пиве», которое пили бы россияне, если б в 1941 году Великая Отечественная война завершилась поражением Советского Союза.

Бывший главный редактор издания «Коммерсантъ» Андрей Васильев в интервью признанному в России иноагентом «Радио Свобода» заявил: «Собственно говоря, был шанс у России, я считаю, у Советского Союза проиграть войну. Проиграть войну Гитлеру. А потом и Гитлера, и Сталина все естественно объединенные силы рано или поздно победили. И если бы Россия осталась проигравшей в войне, то жила бы как сейчас Германия или Япония».

Но если Васильев сегодня никаких постов не занимает, то аналогичное высказывание кандидата экономических наук Елены Чирковой, которое в своем Telegram-канале привел историк Александр Дюков, куда менее безобидно: «А я считаю, что если бы СССР в свое время был оккупирован Германией, то сейчас Россия была бы более развитой технологически и с большим ВВП на душу населения. И что? Я всегда так думала».

За «вклад в научную репутацию»

Окончившая в 1989 году Московский государственный университет по специальности «Политическая экономия» госпожа Чиркова на протяжении последних 16 лет является доцентом Факультета экономических наук НИУ Высшей школы экономики. Дважды она признавалась лучшим преподавателем вуза, имеет благодарность ВШЭ, а также надбавку за «вклад в научную репутацию» «Вышки».

Разумеется, всегда можно сказать, что доцент Чиркова экономист, а не историк. Однако такая великолепная теория пользы, которую якобы несло поражение от Гитлера, ставит под сомнение репутацию специалиста в целом.

Никто сегодня точно не знает, кто первым запустил в обиход выражение «Проиграли бы — пили бы баварское», однако активная трансляция его в либеральной отечественной прессе началась на излете перестройки.

«Рабство под Гитлером не длилось бы дольше, чем под Сталиным»

В 1989 году журналист издания «Московский комсомолец» Александр Минкин написал следующее: 

«Нет, мы не победили.

Или так: победили, но проиграли.

А вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер — Сталина?

В 1945-м погибла не Германия. Погиб фашизм.

Аналогично: погибла бы не Россия, а режим. Сталинизм.

Может, лучше бы фашистская Германия в 1945-м победила СССР. А еще лучше б — в 1941-м! Не потеряли бы мы свои то ли 22, то ли 30 миллионов людей. И это не считая послевоенных “бериевских” миллионов.

Мы освободили Германию. Может, лучше бы освободили нас?

Прежде подобные пораженческие рассуждения (если и возникали) сразу прерывал душевный протест: нет! уж лучше Сталин, чем тысячелетнее рабство у Гитлера!

Это — миф. Это ложный выбор, подсунутый пропагандой. Гитлер не мог бы прожить 1000 лет. Даже сто. Вполне вероятно, что рабство под Гитлером не длилось бы дольше, чем под Сталиным, а жертв, может быть, было бы меньше».

Опубликовали материал в 1990 году в журнале «Страна и мир», а затем и в журнале «Социум».

Но на этом Минкин не успокоился, повторив публикацию в «МК» 22 июня 2005 года. Что закончилось уже грандиозным скандалом.

При этом сам журналист пытался доказать, что он, дескать, не про «баварское». Но суть не меняется — апологеты данной теории исходят из того, что поражение от Гитлера не несло для жителей СССР фатального характера.

«Главная идея — именно в борьбе с "Московией" и русскими»

Пример госпожи Чирковой показывает, что этот тезис носители либерализма продолжают внушать новым поколениям. А от него уже, соответственно, перебрасывать мостик к текущим событиям.

При этом напрочь игнорируются не только все идеологические постулаты Гитлера, касающиеся «завоевания жизненного пространства на Востоке», но и практические шаги в рамках так называемого «Генерального плана Ост».

«Мысль о том, что еврею в случае победы нацистов выжить было не вариант, у нашей интеллигенции кое-как в мозгах улегся. А вот что русскому в мире победившего Третьего Рейха было бы немногим лучше — это как-то в головах не укладывается. Русские как-то не воспринимаются в качестве объекта нацистской расовой войны на уничтожение — считается, что речь шла не об истреблении, а о порабощении, — пишет в своем Telegram-канале историк Александр Дюков. – Между тем, если мы посмотрим разработки Розенберга весны 1941 г. (эти планы были вознаграждены назначением на должность министра по делам оккупированных территорий), то обнаружим что главная идея там — именно в борьбе с "Московией" и русскими:

– как можно больше русских территорий должны быть отторгнуты и переданы марионеточным государствам Украине, Вайсрутении и Донской области;

– русские с этих территорий должны депортироваться в урезанную "Московию";

– туда же планировалось депортировать и европейских евреев;

– в "Московии" должен быть установлен самый жестокий оккупационный режим, как политически, так и экономически.

В общем, русская "Московия" должна была стать последним кругом нацистского ада: место уничтожения евреев и "славян русской национальности" (такое определение врага давал Гитлер в своей "второй книге")».

«Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей»

Есть и статистика людских потерь Советского Союза в годы Великой Отечественной войны, где 14 миллионов жертв приходится на мирное население. Из них 7,4 млн — жертвы преднамеренного истребления. Это те, кого убили просто потому, что хотели убить. За то, что они представители «низшей расы», мешающие устанавливать «новый порядок».

Трагедия Ленинграда — яркий тому пример. При этом и здесь либерально мыслящие граждане успели поспекулировать на тему необходимости сдачи города, игнорируя факт, подтвержденный немецкими документами — гитлеровцы не собирались сохранять ни Ленинград, ни его население.

8 июля 1941 года начальник немецкого Генерального штаба Франц Гальдер в своем дневнике записал: «Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет «народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще».

«Любители Баварского»

Казалось бы, все более чем ясно. Но отечественный либерал мыслит иначе. Он относит себя к категории, которая не должна разделить страдания народа. Оккупант, оценив высокий интеллектуальный уровень «элиты», сохранит ее для своих целей. И, соответственно, нальет «баварского».

Опыт Великой Отечественной свидетельствует, что на территории нашей страны было немало тех, кто верил в «цивилизованных немцев». Оказавшись в оккупации, такие люди вели себя по-разному. Одни, убедившись в том, какова на деле политика Третьего Рейха, мечтали о возвращении Красной Армии. Другие же действительно шли на службу нацистам, участвуя в уничтожении соотечественников. Многие из последних сумели затем сбежать на Запад, вещая оттуда о некоем «Третьем пути».

За будущее страны борьба идет не только на передовой, но и в тылу. И с «любителями баварского» пора кончать самым решительным образом.

Оцените материал
Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах