Примерное время чтения: 10 минут
427

Кресло Чичерина в итальянском отеле. Где подписали Рапалльский договор?

/ Марина Мишункина / АиФ

В апреле 1922 г. был подписан Рапалльский договор между РСФСР и Германией (Веймарской республикой), а в сентябре, когда к нему присоединились все республики СССР, он заработал полномасштабно. Вот только заключен он был не в Рапалле. А где?

За этим что-то есть

Санта Маргарита Лигурия — городок небольшой. Обычно туристы едут в Геную, Рапалло или пафосный Портофино — наиболее известные курортные места. И проезжая его, в лучшем случае провожают взглядом из окна.

Несколько лет назад, отправившись к подруге на свадьбу в Италию, я остановилась в старинном отеле Imperiale именно в этом живописном городке. Там была намечена церемония бракосочетания, и отель стал местом сбора всех приглашенных. Праздник получился ярким, вкусным, хоть и достаточно камерным.

Фото: АиФ/ Марина Мишункина

После я еще несколько раз бывала в Санта Маргарите — проездом (в гостях у молодых супругов) или на отдыхе. И неизменно останавливалась или заходила в тот отель, где произошло мое первое теплое знакомство с этим регионом. Что-то неведомое тянуло туда.

И только в этом году в беседе с Владиславом Битца, управляющим отелем (с которым за многие годы мы успели подружиться), я наконец поняла, почему мне все время хотелось сюда вернуться. Было ощущение, что я не все знаю об этом месте, что есть в величественном отеле какая-то недосказанность.

Нам, русским, впрочем, как итальянцам, свойственно стремление к красоте и стилю, знанию своих корней и бережному отношению к истории. А здесь с ненавязчивой утонченной красотой, чудесным декором сталкиваешься повсеместно — в саду, каскадами спускающемуся к морю, в ресторане на завтраке, в причудливых тенях, которые отбрасывают вечерами муранские люстры, в изысканной архитектуре и монументальности самого здания. Но где-то в глубине души я понимала, что за всем этим есть что-то еще.

Фото: АиФ/ Марина Мишункина

И точно! Оказывается, именно здесь, в очень красивом зале с изысканной мебелью и расписным потолком-куполом, ровно 100 лет назад был подписан судьбоносный Раппальский договор между Германией и Россией. Российскую делегацию возглавлял нарком иностранных дел Георгий Чичерин. Для молодой Страны Советов это был настоящий прорыв в области выстраивания дипломатических отношений и, по сути, признание РСФСР в мировом сообществе.

Прорыв изоляции и признание национализации

Итоги Первой мировой войны подводились на Генуэзской конференции. РСФСР (как новое молодое государство) была в некоторой степени еще непризнанным изгоем. Германия, как проигравшая сторона — тоже. Получается, что к тому договору их подтолкнули итоги Первой мировой.

Хотя это факт: в двух самых крупных войнах человечества Германия и Россия были противниками, однако в межвоенное время они становились хорошими партнерами. Вот и тогда первые политические и экономические связи молодая советская республика наладила с недавним противником. Став партнерами, обе страны укрепили свои позиции на будущих переговорах с другими государствами.

Как позже отмечал госсекретарь США Генри Киссинджер, «подписание Рапалльского договора было неизбежно, потому что западные союзники предопределили это событие, подвергнув остракизму две крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых враждебных друг другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза».

Фото: АиФ/ Марина Мишункина

Если быть совсем точной, Рапалльский мирный договор был подписан 16 апреля 1922 г. А в сентябре к нему присоединились все остальные республики СССР. То есть документ заработал в полном масштабе.

Согласно ему каждая из сторон отказывалась от территориальных и финансовых претензий друг к другу после Брест-Литовского договора 1918 г. Обе также договорились нормализовать дипломатические отношения и «сотрудничать в духе взаимной доброй воли, в удовлетворении экономических потребностей».

Подписание Рапалльского договора было триумфом советской дипломатии тех лет. Германия признала национализацию немецкой частной и государственной собственности в РСФСР и аннулирование царских долгов Советским правительством. Это было главной задачей советских дипломатов, с которой они с честью справились. Ведь председатель Совнаркома Владимир Ленин, озвучивая «народный наказ», говорил о первоочередной необходимости добиться аннулирования многомиллионных долгов царского режима, а это было нелегко. Размер национализированного в Советской России германского акционерного капитала был оценен в служебной записке Чичерина от 2 марта 1922 г. в 378 млн тогдашних рублей.

Фото: АиФ/ Марина Мишункина

Кроме того, для нас договор ознаменовал прекращение международной дипломатической изоляции Советской России. А для Германии (Веймарской республики) это был первый равноправный договор после Версаля. Его, кстати, заключили без указания срока введения в действие, т. е. положения вступали в силу сразу после подписания.

При этом наши страны тайно установили военное сотрудничество. Красная Армия получила возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать современные организационные методы германского генштаба. А Рейхсвер — возможность негласно на территории СССР готовить группы летчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым Германии было запрещено.

Почему здесь?

Церемония подписания состоялась в здании, которое сегодня является отелем Imperiale Palace Hotel в Санта Маргарите. Раньше это была частная вилла, любезно предоставленная итальянской стороной для встречи представителей России и Германии.

Но почему договор, который называют Рапалльским, был подписан именно здесь, а не в соседнем Рапалло (всего 5 км от Санта Маргариты) или хотя бы в Генуе? Вопрос открытый. Тем более что конференция называлась Генуэзской, а встречи на высшем уровне проходили в Рапалло.

Фото: АиФ/ Марина Мишункина

Докопаться до истины сейчас, спустя 100 лет, уже непросто. Но, думаю, ответ очевиден: России нужна была отдельная (от места проведения Генуэзской конференции) площадка для двустронней закрытой встречи, чтобы иметь возможность приватно обсудить поручение Ленина и другие судьбоносные для молодой советской республики вопросы. И наши дипломаты смогли все это изящно организовать и воплотить в жизнь, то есть справились блестяще. Возвращался Чичерин, по воспоминаниям очевидцев, с чувством выполненного долга. Ему не терпелось доложить Ильичу о том, что поручение исполнено.

Мне удалось походить по залам, 100 лет назад принимавшим делегации двух стран, и даже посидеть в кресле, в котором сидел во время подписания Рапалльского договора Георгий Чичерин, за столом, хранящим память об этом историческом событии.

Фото: АиФ/ Марина Мишункина

И приятно было увидеть, как заботливо относятся современные владельцы отеля-особняка к истории, несмотря на мировые коллизии, как хранят они реликвии в первозданном виде, гордятся причастностью к событиям тех лет. На старых фотографиях и документах можно прочитать русские слова. Простые итальянцы всегда ценили дружбу с Россией и, по-моему, ценят и сейчас.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах