aif.ru counter
26.01.2019 00:35
12424

Краковяк с Гитлером. Почему поляки увидели в Рейхе друга, а не врага

Германский посол Ганс-Адольф фон Мольтке, лидер Польши Юзеф Пилсудский, германский министр пропаганды Йозеф Геббельс и министр иностранных дел Польши Юзеф Бек на встрече в Варшаве 15 июня 1934 г., через 5 месяцев после подписания Договора о ненападении между Германией и Польшей.
Германский посол Ганс-Адольф фон Мольтке, лидер Польши Юзеф Пилсудский, германский министр пропаганды Йозеф Геббельс и министр иностранных дел Польши Юзеф Бек на встрече в Варшаве 15 июня 1934 г., через 5 месяцев после подписания Договора о ненападении между Германией и Польшей. © / German Federal Archives / Commons.wikimedia.org

Большинство польских историков изображают довоенную Польшу как мирную и демократическую страну, стремящуюся жить со всеми в дружбе и согласии. Однако это далеко не так. Ещё в 1933 году «мирная Польша» рассматривала возможность начала превентивной войны с Германией и пыталась подбить на это Францию и других западноевропейских союзников. Однако вскоре позиция Варшавы радикально изменилась, и уже менее чем через год польские власти стали считать гитлеровскую Германию своим ближайшим другом и союзником. Договор о ненападении с нацистами Польша подписала первой в Европе. Англия, Франция и другие европейские страны сделали это значительно позднее, а Советский Союз подписал аналогичный документ последним.

Взаимные симпатии

Придя к власти, Гитлер взял курс на ликвидацию последствий Версальского договора, который определял условия послевоенного мира и устанавливал границы в Европе. Когда 19 октября 1933 года Германия заявила о выходе страны из Лиги наций, она оказалась в международной изоляции. Однако Юзеф Пилсудский, в то время формально уже не возглавлявший Польшу, но продолжавший оказывать мощное влияние на внешнюю политику страны, пошёл на сближение с Берлином. Не прошло и месяца, как польский посол передал Гитлеру устное послание Пилсудского. В нём говорилось, что Варшава положительно оценивает приход к власти национал-социалистов и внешнеполитические устремления Германии. Было сказано также о позитивной роли фюрера в нормализации отношений между европейскими странами, и что сам Пилсудский рассматривает Гитлера как гаранта нерушимости польских границ.

После того как Польше удалось «подружиться» с Германией, ситуация в Европе начала меняться. Несмотря на установившиеся нормальные отношения с СССР и «европейскими демократиями», поляки выступили категорически против коллективной безопасности. Когда весной 1934 года министр иностранных дел Франции Барту предложил подписать Восточный пакт, по которому Франция, Германия, Советский Союз, Польша, Чехословакия, Литва, Латвия и Эстония стали бы гарантами нерушимости границ в Центральной Европе, Пилсудский на это не пошёл. Польские политики недвусмысленно намекали немцам, что пора забыть разногласия и приступить к совместному переделу Европы.

Что же касается Гитлера, Польша в то время была нужна ему для обеспечения безопасного тыла на случай конфликта с западными странами и, возможно, в качестве союзника в предстоящей войне с СССР. В Берлине польско-германский пакт рассматривался как крупный успех Германии, поскольку Польша демонстрировала не только дружественное отношение к рейху, но и всё больший отход от Франции, своей основной союзницы в тот период. Пилсудский всегда считал, что главная угроза исходит с Востока, от СССР, в то время как «сдерживанием» Германии, по его мнению, должны были заниматься скорее Париж и Лондон. Польское телеграфное агентство после подписания пакта выступило с заявлением о том, что отныне для разрешения спорных конфликтов стороны никогда не будут прибегать к применению силы.

Не насторожились поляки даже тогда, когда в апреле 1939 года Гитлер в одностороннем порядке разорвал договор о ненападении — под предлогом отказа Варшавы предоставить Германии возможность строительства экстерриториальной шоссейной дороги до Кенигсберга через свою территорию.

«Даёшь Камерун!»

Вскоре после заключения польско-германской декларации стала курсировать информация о существовании секретных статей договора и о тайных намерениях Германии и Польши напасть на СССР. И хотя подлинных документов на этот счет обнаружено так и не было, сохранилось немало свидетельств в пользу того, что тайное соглашение действительно имелось. Об этом говорили политики, сообщали в донесениях по дипломатическим и разведывательным каналам, писали во французских и английских газетах. Французская «Бурбоннэ репюбликен» опубликовала текст секретного приложения, в котором в числе прочего говорилось, что Польша разрешит свободное прохождение германских войск по своей территории для того, чтобы «отразить провокацию с востока или с северо-востока».

Фюрер считал, что Польша располагает немалым военным потенциалом и при определённых обстоятельствах способна встать на сторону рейха. Кроме того, Гитлер испытывал неподдельное уважение к Пилсудскому. Когда в мае 1935 года польский маршал умер, в Германии объявили траур, а когда в 1939 году немцы заняли Краков, то у его могилы был выставлен почётный караул. Тесные контакты нацистской Германии и Польши не прекратились и после смерти Пилсудского. В Польшу приезжали Риббентроп и Геббельс, которых принимали со всяческими почестями, а в сейме устраивали званые обеды. Геринг несколько раз ездил охотиться и отдыхать в польскую Беловежскую Пущу как к себе домой. В то же время Польша в титанических потугах стать великой требовала себе около 10% бывших германских колоний в Африке, объясняя это тем, что она была «наследницей Германии в плане территорий». Например, хотела прибрать к рукам Того и Камерун. Начались разговоры о грядущей войне с Чехословакией. Поляки намеревались выдвинуть территориальные претензии к Чехии и Словакии (которую они вообще видели под своим протекторатом). После Мюнхенского соглашения осенью 1938 года Польша на пару с гитлеровской Германией во время раздела Чехословакии аннексирует Тешинскую область, а весной 1939 года польское военное командование подготовило план войны с СССР — «Восток».

Впрочем, все карты полякам спутал их бесноватый союзник. 1 сентября 1939 года Гитлер решил, что в походе на Восток он вполне может обойтись и без Польши, а сама она должна войти в «жизненное пространство» Третьего рейха.

Оставить комментарий (9)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество