7287

Кошельков против Ленина. Как вождь едва не проиграл жизнь уголовнику

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком

В январе 1919 года история России чуть было не сделала крутой поворот. В борьбу между красными, белыми, зелеными и прочими силами мог вмешаться обычный уголовник, подобравшийся к лидеру большевиков ближе, чем знаменитая Фанни Каплан. Но в этот день удача оказалась на стороне Владимира Ильича Ленина.

«Жертвы царизма»

Февральская революция 1917 года выпустила из тюрем не только политических заключенных, но и массу уголовников, которых в эйфории записали в «жертвы царизма». «Жертвы», пользуясь ситуацией, развернули активную деятельность, грабя как организации и учреждения, так и рядовых граждан.

Противостоять бандитам было некому: полицейский аппарат империи исчез, а революционная милиция не обладала необходимым опытом для борьбы с преступниками. До крайности усложнила ситуацию Гражданская война: сторонам конфликта стало просто не до уголовников. В результате днем в городах была одна власть (неважно, красные или белые), а ночью — другая. Под покровом темноты хозяевами положения становились бандиты.

Из квартирных воров — в разбойники

Яков Кузнецов, он же Янька, был, если так можно сказать, представителем преступной династии. Его отца за серию разбойных нападений отправили в Сибирь, приговорив к бессрочной каторге. Сын разбойника пошел по стопам отца и к 1913 году числился в картотеке полиции как один из наиболее дерзких квартирных воров. А было Якову к тому времени всего 23 года.

В 1916 году Яньку изловили, осудили и отправили — по стопам отца — на каторгу в Сибирь. С каторги молодой человек бежал и уже после революции прибыл в Москву, где решил заняться делами посерьезнее.

Яков Кошельков.
Яков Кошельков. Commons.wikimedia.org

Наладив связи с влиятельными представителями криминала, Яков Кузнецов создал собственную банду. Среди ее членов были Иван Волков (по кличке Конек), Василий Зайцев (Васька Заяц), Алексей Кириллов (Лешка-сапожник), Федор Алексеев (Жаба), Василий Михайлов (Васька Черный). Помимо «актива», существовали и другие участники, присоединявшиеся к банде во время налетов.

Говорят, что в самом начале деятельности Яков Кузнецов, который получил теперь кличку «Яков Кошельков», не отличался особой кровожадностью, убивая только в крайнем случае. Но потом бандит вошел во вкус и число его жертв стало постоянно расти.

Дерзкий и удачливый

Среди убитых бандитами были милиционеры и сотрудники ЧК. Завладев их документами, Яшка Кошельков с подельниками появлялись в учреждениях и осуществляли «экспроприацию ценностей». Им однажды удалось ограбить ювелирную фабрику, откуда было «изъято» около трех фунтов золота в слитках, три с половиной фунта платиновой проволоки и двадцать пять тысяч рублей наличными.

В начале 1918 года чекистам удалось выйти на след Кошелькова и даже арестовать его. Но что отличало этого преступника, так это редкостное хладнокровие. Схватили его в Вязьме и везли в Москву. Конвоиры расслабились, видя, что бандит ведет себя спокойно и попыток к побегу не предпринимает. На перроне Александровского (ныне Белорусского) вокзала к конвою подошел торговец хлебом, и арестованный захотел купить у него буханку. Чекисты разрешили, не заподозрив подвоха. Торговцем на самом деле был подельник Яшки Кошелькова, а в буханке находился браунинг. На Мясницкой улице бандит выхватил оружие и открыл огонь по чекистам, после чего скрылся.

«Из-за шума мотора главарь бандитов фамилию не расслышал»

Справиться с бандой Кошелькова не удавалось, несмотря на все усилия. «Вотчиной» преступника, которого уголовники стали называть Королем Москвы, были Сокольники.

Вечером 6 января 1919 года на бандитской «малине» шло обсуждение нового налета. План Кошелькова требовал использования машины. Добывать транспорт отправились на Сокольническое шоссе. В те времена автомобилей еще было довольно мало, ждать пришлось долго. Наконец машина появилась. Бандиты достали оружие и закричали: «Стой! Стрелять будем!» В машине, очевидно, некоторое время колебались, решая, подчиниться или попытаться скрыться. Но потом автомобиль остановился.

— Выходи! — крикнул Кошельков людям, находившимся в машине.

— В чем дело? — раздалось в ответ. — Я Ленин. Вот мои документы.

Помимо лидера большевиков, в машине находились его сестра Мария Ульянова, водитель Степан Гиль и охранник Иван Чабанов. Ехали они в больницу, где лежала приболевшая жена Ленина Надежда Крупская.

Степан Гиль в своих воспоминаниях пишет, что приказ остановиться отдал сам Ленин, убежденный, что на дороге не бандиты, а красноармейский патруль. Но, когда машина остановилась, Гиль понял, что они нарвались на вооруженную банду. В тот момент, когда Владимир Ильич назвал себя, его водитель пережил настоящий ужас. «Как сказал он это, так у меня сердце замерло, — писал Гиль в воспоминаниях, — Все, думаю, погиб Владимир Ильич. Но из-за шума работающего мотора главарь бандитов фамилию не расслышал, и это нас спасло».

— Черт с тобой, что ты Левин, — закричал главарь. — А я Кошельков, хозяин города ночью.

У Ленина отобрали документы, кошелек и браунинг, которым был вооружен вождь. Затем из машины выкинули водителя и других пассажиров, после чего преступники уехали.

Ильич уходит от погони

В машине Кошельков стал разбирать захваченные документы и только тут понял, кого именно ограбил. Он тут же приказал разворачиваться. Кошельков заявил, что Ленина они возьмут в заложники и получат за него огромный выкуп, а еще потребуют выпустить всех заключенных Бутырской тюрьмы.

Но, когда бандиты вернулись на место ограбления, Ленина там уже не было. Ильич вместе с сестрой, шофером и охранником сумел добраться до здания Сокольнического исполкома Советов и поднять тревогу. На помощь Ленину прибыли три машины чекистов и красноармейцев. Кошельков же скрылся.

Хотя Владимир Ильич подставился сам, приказав остановить машину там, где этого не стоило делать, у него оказалось немало вопросов к ЧК и милиции. Чего стоит власть, если грабители способны добраться даже до главы государства?

Война против государства

На Якова Кошелькова и его подельников была начата настоящая охота. В начале февраля 1919 года были схвачены пять членов банды, в том числе двое участников ограбления Ленина. Бандитов расстреляли, но пыл Кошелькова это не охладило. Наоборот, он перешел к тактике запугивания, расстреливая постовых милиционеров на улицах Москвы. Это действовало: некоторые предпочитали уйти со службы.

Обнаглевший Кошельков узнал адрес одного из чекистов, участвовавших в его розыске, явился к нему домой с подельниками, организовал свой «суд» и убил его на глазах семьи.

И все-таки Яшка переоценил свои силы. Чекисты быстро набирались опыта, а еще быстрее — ненависти к бандитам. Государственная машина Советской России с каждым днем прибавляла мощи, что не оставляло Кошелькову никаких шансов выйти победителем.

Ликвидация на Божедомке

Членов банды выявляли одного за одним и ставили к стенке. Кольцо вокруг Кошелькова сжималось.В конце концов один из схваченных бандитов, зная, какая участь его ждет, выдал адрес очередной конспиративной квартиры, где прятался главарь.

21 июня 1919 года квартиру в доме № 8 по Старому Божедомскому переулку осадили чекисты. Сдаваться Кошельков и два его подельника не захотели. Тогда чекисты открыли ураганный огонь. Два бандита были убиты сразу, но Кошельков какое-то время отстреливался. Когда стрельба прекратилась и чекисты подошли к нему, бандит уже умирал. Шесть пуль стражей порядка достигли цели.

В квартире, где прятался Яков Кошельков, нашли его дневник. В нем он, в частности, сожалел, что не расправился с Лениным, когда ему представился такой случай. Постреволюционная бандитская «вольница» подходила к концу. Власть оказалась сильнее.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах