Примерное время чтения: 8 минут
12507

Гонорар в виде пули. Как Сербия выдала Гааге президента Милошевича

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Слободан Милошевич.
Слободан Милошевич. / Алексей Никольский / РИА Новости

В 1970-х — первой половине 1980-х годов Югославия была одной из наиболее успешно развивавшихся стран Европы. Найдя свою нишу между Востоком и Западом, государство под руководством Иосипа Броз Тито уверенно шло своим независимым курсом.

Время распада

Однако смерть Тито стала началом глубокого кризиса, который привел в 1990 году к победе на выборах югославских республиках националистов, взявших курс на разрушение единого государства. Преемники основателя социалистической Югославии не обладали его политическим весом, чтобы эффективно противостоять деструктивным силам. К тому же националистов активно поддерживали западные страны.

Распад Югославии вылился в кровопролитную гражданскую войну, растянувшуюся на несколько лет.

В 1995 году под эгидой США были подписаны так называемые Дейтонские соглашения между президентом Боснии и Герцеговины Алиёй Изетбеговичем, президентом Сербии Слободаном Милошевичем и президентом Хорватии Франьо Туджманом. Фактически они фиксировали поражение хорватских и боснийских сербов, боровшихся за сохранение права на самоопределение и присоединение к Югославии, в составе которой к тому моменту оставались только Сербия и Черногория.

Сербская Краина в Хорватии была ликвидирована военным путем, а Республика Сербская в Боснии и Герцеговине была включена в составе объединенного государства Республика Босния и Герцеговина, фактически находящегося под международным контролем. Кроме того, лидеры сопротивления боснийских сербов Радован Караджич, Ратко Младич и другие были объявлены военными преступниками, которые должны были предстать перед Международным трибуналом по бывшей Югославии.

Поражение

Подпись Слободана Милошевича под Дейтонскими соглашениями многие сербы расценили как предательство. Но сербскому лидеру, пошедшему на такой шаг, не удалось таким образом обеспечить спокойствие своей стране и нормальные отношения с Западом. Уже в 1996 году этнические албанцы в Косово развернули террористическую войну за отделение края от Сербии. Запад оказывал косоварам моральную поддержку, а из исламских стран от братьев по вере боевики получали снаряжение и вооружение.

В 1998 году обстановка настолько обострилась, что Милошевич принял решение о применении против банд регулярных войск. Запад, осуждавший действия России в Чечне, но не решавшийся напрямую вмешиваться в события на Кавказе, в данном случае стал грозить Сербии военным вмешательством.

В 1999 году Соединенные Штаты назвали Милошевича военным преступником и при поддержке НАТО, без резолюции Совета безопасности ООН, начали бомбардировки Югославии. Впервые после окончания Второй Мировой войны в Европе развернулись полномасштабные боевые действия с участием регулярных сил. Москва, выступавшая против военной операции НАТО, отправила в Белград своего спецпредставителя Виктора Черномырдина, который убедил Милошевича начать вывод войск из Косово.

Революция под знаком бульдозера

Утрата края, имеющего важнейшее историческое значение для сербов, стала трагедией для народа и началом конца для самого Милошевича.

В сентябре 2000 года в Югославии состоялись президентские выборы, в первом туре которых представитель оппозиции Воислав Коштуница опередил Милошевича, не набрав при этом 50 процентов + 1 голос. Это означало, что должен состояться второй тур выборов, однако Коштуница объявил, что у него украли победу.

Прозападная оппозиция начала массовые протесты, получившие название «Бульдозерная революция» — одно из административных зданий штурмовали при помощи строительной техники. Через два дня столкновений в Белграде командиры расквартированных в столице подразделений армии и полиции вступили в переговоры с лидерами оппозиции и достигли с ними соглашения о соблюдении силовиками нейтралитета в обмен на отсутствие враждебных акций со стороны демонстрантов-противников Милошевича.

После этого Милошевич признал поражение, согласившись уйти в отставку. Экс-президент собирался продолжить политическую деятельность в оппозиции, однако у его противников были другие планы.

Продать за деньги

Милошевич, несмотря ни на что, оставался влиятельным человеком в Сербии, а настойчивые требования Запада выдать его Гаагскому трибуналу лишь добавляли ему очков в глазах простых сербов. Ставший президентом Югославии Коштуница был категорическим противником передачи Милошевича в Гаагу. Он считал, что политик, если он виновен, должен нести ответственность перед собственным народом.

Между тем, США и европейские страны заявили, что выдача Милошевича станет поводом для снятия санкций с Югославии, а также откроет путь к передаче Белграду пакета экономической помощи в размере 1,25 млрд долларов. Вашингтон предъявил ультиматум — дальнейшие переговоры по предоставлению экономической помощи Сербии будут возможны только в том случае, если до 1 апреля 2001 года Милошевич будет арестован.

Накануне истечения срока ультиматума у стен резиденции экс-президента развернулось жесткое противостояние силовиков и сторонников Милошевича. Многочасовые переговоры закончились тем, что бывший президент, во избежание кровопролития, согласился сдаться добровольно. При этом один из лидеров прозападных сил Зоран Джинджич, занимавший пост премьер-министра Сербии, заявил, что никакой выдачи Милошевича в Гаагу не будет, и судить его будут в Белграде.

План господина Джинджича

Несмотря на эти слова, Джинджич попытался провести решение о выдаче через парламент, но большинство депутатов было против. Продолжал возражать и Коштуница. Джинджич, начинавший свою оппозиционную деятельность еще в студенческие годы при Тито, как-то заявил: «Меня вообще очень редко поддерживало большинство в этой стране». Считаться с мнением большинства дорвавшийся до власти оппозиционер не видел нужды.

Для многих в Югославии было очевидно — прозападные силы попросту хотят продать Милошевича в Гаагу за деньги, заодно избавившись от политического оппонента. При этом у властей практически не было шансов провести данную операцию законным путем. В итоге решение о передаче Милошевича Гаагскому трибуналу приняло правительство Сербии. При этом Джинджич проигнорировал решение Конституционного суда Югославии, постановившего приостановить данную процедуру.

Как и водится у истинных демократов, все делалось по-воровски: из здания Центральной тюрьмы Белграда Милошевича вывезли вечером в тюремной машине для перевозки хлеба. Экс-президента отправили на военный аэродром в Батанице, откуда перевезли в боснийскую Тузлу. После этого вертолет перевез пленника на территорию Нидерландов.

Коштуница постарался дистанцироваться от случившегося, назвав действия правительства Сербии «антиконституционными». Джинджич же ликовал. В интервью газете New York Times он заявил, что готов к любому спаду своей личной популярности при условии, что Сербия получит обещанные ей деньги, передача которых была обусловлена выдачей Милошевича.

Две смерти

Сербия, пережившая череду унижений национальной гордости, вынуждена была проглотить и это. Запад же, отправив Милошевича на скамью подсудимых, рассчитывал вместе с приговором получить оправдание бомбардировок югославских городов.

Однако официального приговора в этой истории не дождался никто — ни Милошевич, ни Джинджич.

Слободан Милошевич умер 11 марта 2006 года в тюрьме Гааги, после неоднократных отказов представителей трибунала в предоставлении ему адекватной медицинской помощи в связи с заболеванием сердца. Милошевич, просивший отпустить его на лечение в Россию, которая была готова дать гарантии его возвращения в Гаагу, писал за три дня до смерти: «Я думаю, что настойчивость, с которой мне не позволяют получить медицинскую помощь в России, в первую очередь мотивируется страхом, что в результате тщательных исследований неизбежно откроется, как в ходе суда велась злонамеренная кампания против моего здоровья — её факт невозможно спрятать от русских специалистов».

Экс-президент Югославии так и не был признан преступником, процесс по его делу был прекращен в связи со смертью подсудимого.

Что касается Джинджича, то 12 марта 2003 года в холле Дома правительства Сербии в Белграде он получил две пули из снайперской винтовки. Раненого политика доставили в больницу, где он скончался. Организаторами покушения стали бывшие бойцы спецподразделения «Красные береты» во главе с подполковником Звезданом Йовановичем.

Оцените материал
Оставить комментарий (8)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах