28651

Дважды преданные. Как покарали близких генерала Власова?

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Суд над генералом Власовым (на фото слева).
Суд над генералом Власовым (на фото слева). Public Domain

14 сентября 1901 года родился изменник Родины генерал Андрей Власов.

***

Тема предательства по отношению к Великой Отечественной войне полутонов не знает — не было в период этой жестокой схватки, когда на карту была поставлена, без преувеличения, не только судьба страны, но и народов, ее населяющих, никаких полутонов.

«Семьи подлежат аресту»

Легенда о некоем «третьем пути» была придумана теми, кто в тяжелый для Родины час присягнул Гитлеру, а потом, когда Красная Армия сломала хребет нацизму, пытался оправдать свое падение.

Символом предательства в нашей стране стал Андрей Власов — бывший советский генерал, согласившийся на сотрудничество с Третьим Рейхом. Все попытки реабилитации, хотя бы частичной, власовщины и власовцев, имеют ту же природу, что и реабилитация Бандеры, Шухевича и дивизии СС «Галичина». Поэтому если кто-то в России начинает разговор о том, что с Власовым, мол, не все так однозначно — этот гражданин мечтает повторить на нашей земле кровавую вакханалию.

Власов предал не только страну и народ, но и близких людей. Соглашаясь на сотрудничество с гитлеровцами, он отлично понимал, что на головы тех, кто остался на территориях, не занятых вермахтом, обрушится кара. Причем строго в рамках действовавших тогда законов. Приказ № 270 Ставки Верховного Главного Командования Красной армии от 16 августа 1941 года «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия» гласил: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров».

Генерал Власов о существовании данного приказа знал отлично. И понимал, соглашаясь на сотрудничество с немцами, — пострадает в первую очередь его супруга. Вернее, супруги.

Законная супруга

Его связи с женщинами еще в довоенный период носили, как принято говорить, беспорядочный характер. Но пока Власов был на хорошем счету, на это предпочитали закрывать глаза.

В 1926 году перспективный офицер женился на Анне Ворониной, которая после заключения брака стала Власовой. Детей у пары не появилось, но вплоть до самого перехода на сторону немцев генерал писал ей письма, в которых уверял ее в самых нежных чувствах. И одновременно в переписке изводил жену ревностью. Что не мешало ему заводить один роман за другим.

В начале 1942 года генерал, ставший одним из героев битвы под Москвой, писал жене, находившейся в эвакуации: «Ты не поверишь, дорогая Аня!.. Я беседовал... с самым большим нашим Хозяином... Ты представить себе не можешь, как я волновался и как я вышел от него воодушевлённым. Ты, видимо, даже не поверишь, что у такого великого человека хватает времени даже для наших личных дел. Так верь, он меня спросил, где у меня жена и как живёт. Он думал, что ты в Москве. Я сказал, что далеко, поэтому в Москве и часу останавливаться не буду, а поеду обратно на фронт... Твой всегда и всюду Андрюша».

Закончив одно письмо, Власов брался за другое: «Дорогая и милая Аличка! ...Меня вызывал к себе самый большой и главный Хозяин. Представь себе, он беседовал со мной целых полтора часа. Сама представляешь, какое мне выпало счастье... Прошу тебя, моя крошка, не скучай, не волнуйся, тебе это вредно. Я всегда мысленно с тобой. Твой всегда и всюду Андрюша».

Военно-полевая жена

Второе письмо было адресовано 24-летнему старшему военврачу Агнессе Подмазенко. Роман с ней Власов закрутил летом 1941-го, прямо в разгар боев. Рассказывал, что влюблен без памяти, что вот-вот разведется, даже якобы развелся уже. Агнесса поверила настолько, что стала считать себя законной генеральской женой. Тем более что Власов приказал подчиненным так к ней и относиться. Вместе они выходили из окружения, причем генерал сделал все, чтобы для любимой этот выход сопровождался минимумом неудобств. В январе 1942 года Подмазенко демобилизовали по причине беременности — она ждала ребенка от Власова.

Так в тылу оказалось сразу две женщины, считавшие себя женами Власова. И с обеими генерал вел полную нежности переписку. Правда, в какой-то момент Агнесса перестала откровенничать с любовником, не сообщив ему даже пол рожденного ребенка. Дело в том, что люди, служившие рядом с Власовым, сообщили ей: генерал завел себе очередную любовницу, Марию Воронову. С этой своей третьей «женой» Власов из окружения уже не вышел.

История Вороновой довольно запутанная. Попав в плен к немцам, она вроде бы бежала из него, а затем неожиданно объявилась у Власова, когда он находился в Германии. Обрадованный генерал сделал ее своей поварихой, хотя она призналась ему, что пришла от партизан с заданием — отравить его.

Генерал Андрей Власов и Агнесса Подмазенко.
Генерал Андрей Власов и Агнесса Подмазенко. Фото: Commons.wikimedia.org

Пять лет по постановлению ГКО

Но если Воронова, попав после войны в руки компетентных органов, отвечала за собственные грехи, то Анна и Агнесса расплачивались за предательство генерала. При том, что изменил Власов не только Родине, но и им, как женщинам.

Первой пострадала законная супруга. Анну Власову арестовали в соответствии с приказом № 270. Постановление Государственного комитета обороны от 24 июня 1942 года «О членах семей изменников Родины» гласило: «Установить, что совершеннолетние члены семей лиц (военнослужащих и гражданских), осужденных судебными органами или Особым Совещанием при НКВД СССР к высшей мере наказания по ст. 58-1 „а“ УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик: за шпионаж в пользу Германии и других воюющих с нами стран, за переход на сторону врага, предательство или содействие немецким оккупантам, службу в карательных или административных органах немецких оккупантов на занимаемой ими территории и за попытку измены Родине и изменнические намерения, подлежат аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок в пять лет».

В соответствии с этим постановлением Власовой и дали пять лет. Освободившись, остаток жизни она провела в полном забвении. Реабилитировали ее только в 1992 году.

Сын Власова узнал о своем отце только в конце 1990-х

С Подмазенко все было несколько сложнее. Судя по всему, чекисты вовсе не горели желанием обрушивать на нее карающий меч — официально она никакого отношения к Власову не имела, хотя, конечно, о ее связи с ним прекрасно знали. К тому же на руках у женщины был маленький ребенок. Но Агнесса упорствовала, настаивая, что она является законной женой генерала. И вот эта настойчивость кончилась пятилетним сроком заключения.

Подмазенко после освобождения много лет жила и работала на Севере, а затем осела в Бресте, где стала врачом Брестского областного кожно-венерологического диспансера.

Единственный сын Власова вырос, получил образование, стал секретарем парткома Куйбышевского госуниверситета, а затем главой лекторской группы по пропаганде марксизма-ленинизма при первом секретаре областного комитета партии. О том, чьим сыном является, Андрей Подмазенко узнал только в конце 1990-х, после смерти матери.

Агнесса Подмазенко во время ареста.
Агнесса Подмазенко во время ареста. Фото: Commons.wikimedia.org

Срок для мачехи

Но двумя женами список наказанных не ограничивается. В своей автобиографии в 1940 году Власов писал: «Родился я 1 сентября 1901 года в селе Ломакино Гагинского района Горьковской области (с. Ломакино Покровской волости Сергачского уезда Нижегородской губернии) в семье крестьянина-кустаря. Жена Анна Михайловна Власова (девичья фамилия Воронина), уроженка той же местности. Главное занятие родителей моих и жены до Октябрьской революции и после — земледелие. Хозяйство имели середняцкое. Мой отец — портной, с 1930 года в колхозе. В настоящее время мой отец имеет 82 года от роду — инвалид 1-й группы, живёт на родине в колхозе и состоит на моём иждивении. Мать умерла в 1933 году. Кроме отца, у меня ближайших родственников никого в живых нет. Брат погиб в Гражданскую войну в борьбе против Колчака в Красной армии. Сестра умерла в 1935 году».

В постановлении «О членах семей изменников Родины» говорится: «Членами семьи изменника Родине считаются: отец, мать, муж, жена, сыновья, дочери, братья и сестры, если они жили совместно с изменником Родине или находились на его иждивении к моменту совершения преступления или к моменту мобилизации в армию в связи с началом войны».

Отцу Власова в какой-то степени повезло — он умер в 1944 году, и на него репрессии не обрушились. Но после смерти первой жены немолодой уже мужчина женился на своей односельчанке. Так Прасковья Васильевна Власова стала мачехой генерала-предателя. Этот факт всплыл во время допросов изменника, когда его после войны доставили в Москву. И в январе 1947 года покарали и мачеху: «Власову Прасковью Васильевну как члена семьи изменника Родины и как социально опасный элемент сослать в Коми АССР сроком на пять лет, считая срок со дня вынесения настоящего постановления. Лично принадлежащее имущество конфисковать».

«Я порвал все нити, связывающие меня с родиной»

Были еще многочисленные племянницы и племянники, но их репрессии не коснулись. В том же постановлении говорилось: «Не подлежат аресту и ссылке семьи тех изменников Родине, в составе которых после должной проверки будет установлено наличие военнослужащих Красной Армии, партизан, лиц, оказывавших в период оккупации содействие Красной Армии и партизанам, а также награжденных орденами и медалями Советского Союза».

На фронтах Великой Отечественной войны смертью храбрых погибли сразу несколько родственников Власова, включая трех его родных племянников. А всего в годы войны отдали свои жизни за Родину 12 Власовых из села Ломакино. И их, называя вещи своими именами, тоже предал переметнувшийся к фашистам генерал.

В феврале 1946 года Власов на допросе сказал: «Я порвал все нити, связывающие меня с родиной». Пытаясь стать для гитлеровцев своим, в Германии он заключил брак с вдовой эсэсовца Адель Биленберг. У дамы были связи в высших кругах Рейха, а ее брат входил в окружение Гиммлера. Вступая в брак по расчету, Власов и не вспоминал о женщинах, брошенных им на Родине. Интересно, что госпожа Биленберг после войны даже пыталась выбить себе генеральскую пенсию — в ее то глазах Власов был не предателем, а верным воином на службе Германии. Но история Адель Биленберг — это, скорее, комический сюжет на фоне трагедий тех, кого Власов оставил на Родине.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество