13571

Блицкриг на таблетках. Как Третий Рейх кормил солдат «допингом»

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком

10 мая 1940 года гитлеровские войска начали операцию под кодовым названием «Гельб». Она предусматривался захват в кратчайшие сроки Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Вторым этапом плана была операция «Рот», в рамках которой предполагалось разгромить Францию.

«Они устремляются в прорыв с танками и бронемашинами»

Всего через пять дней после начала немецкого наступления французский премьер-министр Поль Рейно позвонил в Лондон Уинстону Черчиллю, заявив: «Мы потерпели поражение... Они устремляются в прорыв с танками и бронемашинами». Черчилль пытался успокоить Рейно, но тот повторял как заведенный: «Нет, мы разбиты, мы проиграли сражение». 

Удар, нанесенный вермахтом, действительно потрясал воображение. Всего пять дней вермахту потребовалось на захват Голландии. В Бельгии уже в первые дни войны гитлеровцы захватили ключевые пункты, что позволяло им успешно развивать дальнейшее наступление. К 14 мая через реку Маас переправились семь немецких танковых дивизий. В зоне их действий между Седаном и Намюром оказались резервные французские дивизии, которые были разбиты в считаные часы. К 20 мая немецкие части достигли Амьена и Абвиля, на следующий день они захватили Сен-Поль и Монтрей. Северо-западнее Абвиля первое немецкое подразделение — батальон 2-й танковой дивизии — вышло к морю. Прижатые к морю английские и французские части были озабочены уже не вопросом победы, а исключительно эвакуацией.

К 4 июня гитлеровцы оккупировали Северную Францию и Фландрию. Деморализованные французские части пытались сопротивляться, но это уже напоминало агонию. Новая фаза наступления, начатая немцами 5 июня, окончательно обрушила оборону французов. Попыток защитить Париж даже не предпринималось: французское правительство сбежало из столицы в Бордо. 14 июня гитлеровские части вошли в главный французский город без боя. 22 июня Франция подписала соглашение, означавшее ее фактическую капитуляцию.

Открытие мистера Нагаёси

Такого поворота не ожидал никто  ни Лондон, ни Вашингтон, ни Москва. Советское руководство рассчитывало на то, что Третий Рейх будет вовлечен в затяжную войну на Западе, что даст время для завершения программы перевооружения. Но гитлеровский блицкриг поломал эти планы.

Помимо отличной выучки солдат и офицеров, блестящего руководства немецкого генералитета, самой современной техники, был у немецкого триумфа и еще один секрет. Французы поражались выносливости немецких военных, совершавших стремительные марши, после которых они сразу были готовы вступить в бой. Такая невероятная выносливость объяснялась не только хорошей физической подготовкой, но и достижениями германской фармакологии.

В 1893 году японский химик Нагаи Нагаёси синтезировал из эфедрина вещество, которое получило название метамфетамин. В ходе изучения его свойств было установлен удивительный эффект воздействия вещества на человека  он становился необычайно бодрым, энергичным, усталость уходила и появлялись новые силы. Конечно, о пагубном воздействии наркотиков к тому времени было уже известно. Но считалось, что новые препараты если не безвредны совсем, то ущерб организму наносят незначительный. Голоса скептиков сразу были заглушены теми, кто увидел в этом большой коммерческий потенциал.

Польский «дебют»

В 1930-х годах немецкие фармацевты из компании Temmler Werke разработали собственную технологию производства метамфетамина, выпустив его на рынок под коммерческим названием «Первитин».

Германия, где к власти пришли нацисты, готовилась к реваншу за Первую мировую войну. На новый мощный стимулятор обратили внимание вожди Третьего Рейха. Гитлер, попробовав первитин лично, пришел в восторг от полученного эффекта и решил, что это средство способно превратить вермахт в военную машину, способную сражаться без сна и отдыха.

«Боевое крещение» первитина состоялось во время нападения на Польшу. Отведав таблеток, солдаты вермахта устремлялись вперед, действуя в течение нескольких суток подряд практически без отдыха. Кроме усталости, исчезало и чувство страха, что делало гитлеровцев настоящими «боевыми роботами». Происходящее производило угнетающее впечатление на поляков, ломая их волю к сопротивлению.

Распробовав средство, военные обращались к нему снова и снова. А поскольку во время Польской кампании первитина в войска поставили не так уж много, некоторые стали писать письма домой с просьбой купить первитин в аптеке и срочно прислать его на фронт.

«Не было бы наркотиков, не состоялось бы вторжение»

После того как данный допинг отлично показал себя в Польше, на этапе подготовки к операции «Гельб» компания Temmler Werke поставила вермахту и люфтваффе 35 миллионов доз первитина.

Создавались и различные модификации данного средства. Появился даже Panzerschokolade, то есть «танковый шоколад», предназначенный для летчиков и танкистов. Помимо собственно шоколада, который и сам по себе является стимулятором, в его состав входил и первитин.

На фоне ликования после разгрома Франции мало кто обратил внимание на предупреждения немецких медиков, которые отмечали, что принятие стимуляторов происходит без соблюдения установленных ограничений, что приводит к стремительному развитию зависимости.

Исследователь Норман Олер, изучавший вопрос использования стимуляторов в вермахте, в интервью The Guardian заметил, что операция во Франции вообще был не состоялась без первитина: «Не было бы наркотиков, не состоялось бы вторжение. Когда Гитлер услышал о плане вторжения через Арденны, он ему пришёлся по душе. Однако верховное командование заявило: “Это невозможно, поскольку ночью мы должны отдыхать, а они тем временем отступят, и мы застрянем в горах”. Затем было издано постановление о стимуляторах, которые позволили бы армии бодрствовать в течение трёх дней и ночей. Роммель и все командиры танковых дивизий были невероятно активными, а без танков немцы бы точно не смогли победить».

«Все глотали эту дрянь часто и в больших дозах»

Разумеется, после достигнутых успехов гитлеровцы продолжили использование первитина и во время нападения на СССР. Хотя формально летом 1941 года на его использование были введены некоторые ограничения: гитлеровские медики докладывали командованию, что подсевшие на препарат солдаты очень быстро приходят к стадии полного физического истощения, опасного для жизни.

Несмотря на это, специалисты полагают, что гитлеровская армия употребила в общей сложности около 200 миллионов таблеток первитина. Российские поисковики, работающие в районах боев Великой Отечественной войны, рассказывают, что частенько находят упаковки стимуляторов рядом с останками убитых немцев. Факты применения первитина подтверждаются и письмами немецких солдат. Вот, к примеру, что писал в 1943 году Герд Шмикле из 7-й немецкой танковой дивизии: «Я никак не мог уснуть. Во время атаки я принял слишком много первитина. Мы все были зависимы от него в течение долгого времени. Все глотали эту дрянь часто и в больших дозах. Таблетки, казалось, избавляли от тревоги и страха. Я погрузился в мир яркого безразличия. Опасность перестала казаться таковой. Силы, присущие человеку, казалось, возрастали. После битвы вы пребывали в странном состоянии упоения, при котором глубокая потребность во сне боролась с явной бдительностью».

Ампулы первитина из Германии. Вводился внутримышечно, подкожно или медленно внутривенно.
Ампулы первитина из Германии. Вводился внутримышечно, подкожно или медленно внутривенно. Фото: Commons.wikimedia.org

«Приход» рядового Койвунена

Угощали первитином немцы и союзников. В частности, описан случай, произошедший с финским солдатом Аймо Койвуненом весной 1944 года. Группа, в которую он входил, наткнулась на советское подразделение. После перестрелки финны отступили, и вымотавшийся Койвунен стал отставать от своих. Тогда он вспомнил об упаковке первитина, решив принять таблетку. Из-за неудобных варежек солдат высыпал себе целую пригоршню таблеток. Недолго думая, он съел их все. Вскоре его, что называется, «накрыло». В полубредовом состоянии он несколько дней метался по лесам, пока наконец не подорвался на мине. Когда спустя несколько дней его подобрали, оказалось, что он в общей сложности преодолел около 400 километров.

Вот только в боях с Красной Армией первитин не обеспечил вермахту решающего преимущества. Парни в ушанках и ватниках, заряженные только 100 «наркомовскими» граммами водки, оказались выносливее и устойчивее, нежели «боевые роботы» вермахта под первитином.

D-IX  последний стимулятор Рейха

На заключительном этапе войны фармацевты Третьего Рейха активно работали над новыми, более мощными стимуляторами. В 1944 году они создали D-IX — «гремучую смесь» первитина, кокаина и эукодала (обезболивающего средства на основе морфина). По некоторым данным, испытания проводились на заключенных концлагерей и получили ошеломляющий результат  истощенные и измученные узники совершали марши длиной до 100 километров, не испытывая усталости. D-IX начали поставлять в люфтваффе и крингсмарине, однако до производства в объемах, сравнимых с первитином, дело не дошло — война закончилась раньше.

В последние месяцы боев стимуляторы солдатам и офицерам вермахта выдавались практически без ограничений  ими буквально забивали доверху сумки санитаров. Впрочем, это уже никак не могло помочь обреченному Третьему Рейху.

Судьба бывших солдат вермахта, подорвавших здоровье из-за первитина, мало кого интересовала после краха нацистской Германии. А вот работы немецких фармацевтов, да и они сами, очень заинтересовали американских военных, которые впоследствии воспользовались данными знаниями.

Но это уже другая история.

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество