15585

Ад в миниатюре. История военной тюрьмы Гуантанамо

«Мы с уважением относимся к заключённым, — рассказывает надзиратель военной тюрьмы Гуантанамо приехавшим телевизионщикам. — Если бы я попал в плен на поле боя, я бы хотел, чтобы со мной обращались достойно. Я считаю, что это было бы справедливо».

Прошло уже шесть лет, как президент США Барак Обама постановил закрыть секретный лагерь на Кубе — печально известную жестокими пытками и нарушениями прав человека военную тюрьму, через которую с 2002 года прошли, по разным оценкам, от семисот до нескольких тысяч человек.

«Гуантанамо по-прежнему открыта, но я не думаю, что сейчас там происходят пытки — слишком много проверок», — считает знаменитый публицист Ноам Хомский. Сейчас здесь довольно спокойно, тем не менее на территории военного лагеря по-прежнему без суда удерживаются более сотни человек, которых США считают угрозой национальной безопасности.

«Было бы хорошо закрыть тюрьму в Гуантанамо, — заявил совсем недавно министр обороны США Эштон Картер. — Но там содержатся люди настолько опасные, что мы не можем передать их никакому другому государству, как бы мы этому государству ни доверяли. Реальность такова, что часть находящихся там должны пребывать в тюрьме».

Некогда прекрасные тропические ландшафты сплошь усыпаны минами — от остальной территории Кубы базу отделяют десятки метров нашпигованной бомбами земли. Лишь тоненькая тропинка, простреливаемая с нескольких вышек, остаётся относительно безопасным переходом. За глухими стенами корпусов продолжается ежедневная война, в которой 23 часа в сутки противников разделяет толстая решётка.

Из камер здесь постоянно звучат убийственные проклятья на арабском языке, в ответ — залпы рок-музыки. Одни в отчаянном припадке продолжают свой джихад в одиночной камере, другие — стараются остаться человеком и не сойти с ума в бесконечном параде ненависти. Так или иначе, все здесь — и пленники, и надзиратели — являются узниками Гуантанамо.

Военная база Гуантанамо
Военная база Гуантанамо. Фото: Commons.wikimedia.org

Американская земля на Острове свободы

Вооружённые силы США обосновались в заливе Гуантанамо ещё в конце XIX века, но официально эта территория перешла под прямое управление Штатов в 1903 году. Согласно поправке Платта, зависевшая от Штатов Куба передавала эту территорию в аренду за две тысячи золотых песо в год. Через тридцать лет договор был пересмотрен, и аренда стала бессрочной.

На протяжении многих десятилетий военная база в Гуантанамо оставалась форпостом армии США в Карибском море. В разные годы подбодрить базировавшиеся здесь части приезжали Франклин Рузвельт и Гарри Трумэн. С завершением холодной войны база потеряла своё значение, и в начале 90-х она по большей части использовалась для размещения беженцев.

В 1993 году с подачи местных правозащитников США признали, что беженцы в Гуантанамо содержатся в нечеловеческих условиях, и все они были транспортированы в другие места. На 20 лет общественность забыла о базе Гуантанамо, настоящая история которой началась после 11 сентября.

Особый подход

Первые заключённые прибыли на территорию военной базы в январе 2002 года. Эти двадцать человек были доставлены из Афганистана, где были захвачены в ходе секретных операций. Их обвиняли в «участии в боевых действиях на стороне исламских экстремистов» — «Аль-Каиды» и «Талибана».

Прибытие задержанных в лагерь, январь 2002 года
Прибытие задержанных в лагерь, январь 2002 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Их имена не сообщались, аресты не афишировались и скрывались от публики. К тому моменту военные не успели достроить бараки, первых заключённых пришлось поместить в клетки прямо на улице. Вскоре на Гуантанамо начали доставлять пленных из других стран, в основном из Ирака, Саудовской Аравии и Йемена. Свозили всех, кого разведка или военные считали международными террористами или их пособниками.

К 2003 году тюрьма «обросла» корпусами бараков, библиотекой и помещениями для допросов. Камера заключённого в Гуантанамо — это крошечная каморка с нарами и отверстием для справления нужды. Из вещей — только одежда и предметы личной гигиены. Раз в день заключённых выводят на часовую прогулку — если она им не запрещена за те или иные провинности. В остальное время — допросы и пытки.

Первые громкие скандалы о нарушении прав человека прогремели уже через два года. Выяснилось, что надзирателям в Гуантанамо раздавались памятки с описанием методов «расширенного допроса»: имитация утопления, депривация сна, различные варианты удушения, инструкции по методичному психологическому затравливанию, наиболее сильные оскорбления по национальному или религиозному признаку.

Заключённых неделями держали в одиночных камерах, не сообщая, какое сейчас время суток и день недели. По несколько раз в день — побои. В Гуантанамо практиковался «индивидуальный подход»: в зависимости от типа личности, к арестантам применялись различные способы пыток. Наиболее набожным в камеры подбрасывали испорченные религиозные книги, самых агрессивных — унижали и фотографировали. Когда у заключённого начинались галлюцинации, охранники лишь подыгрывали, доводя своих жертв до полного безумия.

Американское право

Эти методы были полностью одобрены Министерством обороны США. На обвинения в нарушении прав человека и положений Женевской конвенции Вашингтон отвечает, что террористы не являются солдатами регулярной армии какой-либо страны, а потому нормы содержания военнопленных на них не распространяются.

Находясь на Кубе, база Гуантанамо выпадает из поля действия и американских законов. Военным даже удалось оспорить право заключённых на habeas corpus — основополагающее понятие в праве, требующее физического присутствия обвиняемого в суде. Однако арестантов Гуантанамо судят лишь особые комиссии Минобороны, при этом во многих случаях подсудимым годами не предъявляют обвинений.

Расследование Конгресса, инициированное в 2006 году, показало, что эффективность «расширенных допросов» стремится к нулю, так как полученную таким образом информацию невозможно проверить на достоверность. Надзиратели просто получали то, что хотели услышать.

Джордж Буш-младший до последних дней на посту президента США оправдывал ЦРУ и военных. «Мы должны быть убеждены, что у нашей разведки есть все необходимые инструменты в этой войне», — говорил он. Тем не менее масштабы злоупотреблений в Гуантанамо шокировали даже консервативную часть американцев, потребовавших расформирования базы.

Параллельно сообщения о пытках в Гуантанамо подняли очередную волну антиамериканизма в Европе и на Ближнем Востоке и для радикально настроенных исламистов стали ещё одним поводом для вступления в террористические организации. Освобождённые из этой тюрьмы также не питают любви к Вашингтону и зачастую примыкают к террористам, даже если прежде не имели к ним отношения.

Гуантанамо
Фото: www.globallookpress.com

С другой стороны решётки

Заступающие на смену охранники тюрьмы в Гуантанамо первым делом идут на общий брифинг, на котором сдающая посты группа докладывает о ходе своей смены, зафиксированных нарушениях и происшествиях. «Заключённый в камере № 207 объявил голодовку, заключённый из камеры № 275 пытался укусить охранника в столовой».

Затем, прежде чем выйти в коридоры, — тщательный обыск. Только после того, как у солдата на проходной не возникнет вопросов, охранник может надеть форму полностью и отправиться на дежурство. В бараке дежурный надзиратель обязан каждые три минуты проверять камеры, чтобы вмешаться, если заключённый предпринял попытку суицида. Охранники не знают имён заключённых, для них все эти люди — номера над дверьми.

Заключённые пытаются спровоцировать охрану, закрывая одеждой окно решётки. Тогда охраннику необходимо открыть окно и сдёрнуть занавеску, в то время как заключённый может попытаться схватить его за руку, укусить или чем-то ударить.

Каждый, кто сюда попал, отчаялся вернуться на свободу. Заключённым здесь нечего терять, и они не упускают ни единого шанса испортить жизнь охранникам. Из камер вперемешку с криками постоянно доносятся проклятья и молитвы на арабском и ломаном английском.

Каждый день вдоль камер проходит библиотекарь — гражданский, которого зовут Мильтон. Он развозит заключённым свежую прессу, в которой чёрным маркером закрашено всё, что может вызвать у заключённого злобу, агрессию, возбуждение или какие-либо другие сильные эмоции, — в среднем, закрашивается по половине содержания научно-популярного журнала. Мильтон — мусульманин, поэтому заключённые его любят. И поэтому его ненавидят некоторые из охранников.

Приходящие сюда новички от более опытных товарищей усваивают простейшие и очевидные по ту сторону решётки истины: в камерах — враги Америки, готовые взорвать себя в самолёте или отправить на смерть другого человека. Многие из заключённых никогда отсюда не выйдут, и единственное, что они будут видеть до конца своих дней, — мелькающие каждые три минуты лица охранников в небольшом окошке 10-сантиметровой двери. Подобное психологическое давление оказывается невыносимым по обе стороны решётки.

Фото: Commons.wikimedia.org

Никто не знает, сколько ещё будет действовать тюрьма на базе Гуантанамо. Барак Обама дал распоряжение расформировать лагерь, но позже ввёл ограничения на транспортировку заключённых, фактически заблокировав процесс экстрадиции и высылки.

Власти Кубы не обналичивают вашингтонские чеки с 1959 года, с тех пор как Кастро пришёл к власти. И Фидель, и Рауль требовали от США вернуть Гуантанамо, но Вашингтон отказывается под предлогом того, что соглашение можно разорвать только по обоюдному согласию. Штатам сильно не хочется покидать это место.

Эштон Картер, когда у него спросили, закроют ли эту базу, пока он в Пентагоне, затруднился дать ответ. Тем временем ещё 150 человек без суда, следствия и надежды остаются запертыми в клетках Гуантанамо.

Оставить комментарий (4)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество