aif.ru counter
31.05.2010 18:12
21923

7 Великих побед: Сталинградская битва

Фонтан «Бармалей», 23 августа 1942 года, Сталинград.
Фонтан «Бармалей», 23 августа 1942 года, Сталинград. © / Эммануил Евзерихин / Commons.wikimedia.org

Битва за Сталинград по продолжительности и ожесточенности боев, по количеству участвовавших людей и боевой техники превзошла на тот момент все сражения мировой истории.

На отдельных этапах с обеих сторон в ней участвовало свыше 2 миллионов человек, до 2 тысяч танков, более 2 тысяч самолетов, до 26 тысяч орудий. Немецко-фашистские войска потеряли убитыми, ранеными, плененными более 800 тысяч солдат и офицеров, а также большое количество боевой техники, оружия и снаряжения.

Оборона Сталинграда (ныне — Волгоград)

В соответствии с планом летней наступательной кампании 1942 года германское командование, сосредоточив крупные силы на юго-западном направлении, рассчитывало разгромить советские войска, выйти в большую излучину Дона, с ходу овладеть Сталинградом и захватить Кавказ, после чего возобновить наступление на Московском направлении.

Для наступления на Сталинград из состава группы армий «Б» была выделена 6-я армия (командующий — генерал-полковник Ф. фон Паулюс). К 17 июля в нее входило 13 дивизий, в которых насчитывалось около 270 тысяч человек, 3 тысячи орудий и минометов и около 500 танков. Их поддерживала авиация 4-го воздушного флота — до 1200 боевых самолетов.

На сталинградское направление Ставка Верховного главнокомандования выдвинула из своего резерва 62-ю, 63-ю и 64-ю армии. 12 июля на базе полевого управления войск Юго-Западного фронта был создан Сталинградский фронт под командованием маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. 23 июля командующим фронтом был назначен генерал-лейтенант В. Н. Гордов. В состав фронта вошли также 21-я, 28-я, 38-я, 57-я общевойсковые и 8-я воздушная армии бывшего Юго-Западного фронта, а с 30 июля — 51-я армия Северо-Кавказского фронта. При этом 57-я, а также 38-я и 28-я армии, на базе которых формировались 1-я и 4-я танковые армии, находились в резерве. Командующему фронтом была подчинена Волжская военная флотилия.

К выполнению задачи вновь созданный фронт приступил, имея всего 12 дивизий, в которых насчитывалось 160 тысяч бойцов и командиров, 2,2 тысячи орудий и минометов и около 400 танков, в 8-й воздушной армии имелось 454 самолета.

Кроме того, было задействовано 150–200 бомбардировщиков авиации дальнего действия и 60 истребителей войск ПВО. В начальный период оборонительных действий под Сталинградом противник превосходил советские войска по личному составу в 1,7 раза, по артиллерии и танкам — в 1,3, по количеству самолетов — более чем в 2 раза.

14 июля 1942 года Сталинград был объявлен на военном положении. На подступах к городу строились четыре оборонительных обвода: внешний, средний, внутренний и городской. Для строительства оборонительных сооружений было мобилизовано все население, включая детей. Заводы Сталинграда полностью перешли на выпуск военной продукции. На заводах и предприятиях создавались подразделения ополченцев, рабочие отряды самообороны. Мирные жители, оборудование отдельных предприятий и материальные ценности эвакуировались на левый берег Волги.

Оборонительные бои начались на дальних подступах к Сталинграду. Основные усилия войск Сталинградского фронта были сосредоточены в большой излучине Дона, где занимали оборону 62-я и 64-я армии, чтобы не допустить форсирования противником реки и прорыва его кратчайшим путем к Сталинграду. С 17 июля передовые отряды этих армий в течение 6 суток вели оборонительные бои на рубеже рек Чир и Цимла. Это позволило выиграть время для усиления обороны на основном рубеже. Несмотря на проявленные войсками стойкость, мужество и упорство, армии Сталинградского фронта не сумели разгромить вклинившиеся группировки врага, и им пришлось отойти на ближние подступы к городу.

23–29 июля 6-я немецкая армия предприняла попытку охватывающими ударами по флангам советских войск в большой излучине Дона окружить их, выйти в район Калача и с запада прорваться к Сталинграду. В результате упорной обороны 62-й и 64-й армий и контрудара соединений 1-й и 4-й танковых армий замысел противника был сорван.

Оборона Сталинграда. Фото: www.globallookpress.com

31 июля немецкое командование повернуло 4-ю танковую армию генерал-полковника Г. Гота с кавказского на сталинградское направление. 2 августа ее передовые части вышли к Котельниковскому, создав угрозу прорыва к городу. Начались бои на юго-западных подступах к Сталинграду.

Для облегчения управления войсками, растянутыми в полосе 500 км, Ставка Верховного главнокомандования 7 августа сформировала из нескольких армий Сталинградского фронта новый — Юго-Восточный фронт, командование которым было возложено на генерал-полковника А. И. Еременко. Главные усилия Сталинградского фронта направлялись на борьбу против 6-й немецкой армии, наступавшей на Сталинград с запада и северо-запада, а Юго-Восточного фронта — на оборону юго-западного направления. 9–10 августа войска Юго-Восточного фронта нанесли контрудар по 4-й танковой армии и вынудили ее остановиться.

21 августа пехота 6-й немецкой армии форсировала Дон и навела мосты, после чего танковые дивизии двинулись на Сталинград. Одновременно с юга и юго-запада начали наступление танки Гота. 23 августа 4-я воздушная армия фон Рихтгофена подвергла город массированной бомбардировке, сбросив на город более 1000 тонн бомб.

Танковые соединения 6-й армии двигались к городу, почти не встречая сопротивления, однако в районе Гумрака им пришлось до вечера преодолевать позиции расчетов зенитных орудий, которые были выдвинуты для борьбы с танками. Тем не менее 23 августа 14-му танковому корпусу 6-й армии удалось прорваться к Волге севернее Сталинграда у поселка Латошинка. Противник хотел с ходу ворваться в город через его северную окраину, однако наряду с армейскими частями на защиту города встали отряды народного ополчения, сталинградская милиция, 10-я дивизия войск НКВД, моряки Волжской военной флотилии, курсанты военных училищ.

Прорыв противника к Волге еще более осложнил и ухудшил положение частей, оборонявших город. Советское командование приняло меры к уничтожению прорвавшейся к Волге группировки противника. Вплоть до 10 сентября войска Сталинградского фронта и переданные в его состав резервы Ставки наносили непрерывные контрудары с северо-запада по левому флангу 6-й немецкой армии. Отбросить противника от Волги не удалось, однако наступление противника на северо-западных подступах к Сталинграду было приостановлено. 62-я армия оказалась отрезанной от остальных войск Сталинградского фронта и была передана в состав Юго-Восточного фронта.

С 12 сентября оборона Сталинграда возлагалась на 62-ю армию, командование которой принял генерал В. И. Чуйков, и войска 64-й армии генерала М. С. Шумилова. В этот же день немецкие войска после очередной бомбардировки начали наступление на город со всех направлений. На севере главной целью был Мамаев курган, с высоты которого хорошо просматривалась переправа через Волгу, в центре немецкая пехота пробивалась к железнодорожному вокзалу, на юге танки Гота при поддержке пехоты постепенно продвигались к элеватору.

13 сентября советское командование приняло решение перебросить в город 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Переправившись через Волгу в течение двух ночей, гвардейцы отбросили немецкие войска от района центральной переправы через Волгу, очистили от них многие улицы и кварталы. 16 сентября войска 62-й армии при поддержке авиации штурмом овладели Мамаевым курганом. Ожесточенные бои за южную и центральную часть города велись до конца месяца.

21 сентября на фронте от Мамаева кургана до зацарицынской части города немцы начали новое наступление силами пяти дивизий. Сутки спустя 22 сентября 62-я армия была разрезана на две части: немцы вышли к центральной переправе севернее реки Царица. Отсюда они имели возможность просматривать почти весь тыл армии и вести наступление вдоль берега, отрезая советские части от реки.

К 26 сентября немцам почти на всех участках удалось вплотную подойти к Волге. Тем не менее советские войска продолжали удерживать узкую полосу берега, а кое-где и отдельные здания на некотором удалении от набережной. Многие объекты многократно переходили из рук в руки.

Бои в городе приняли затяжной характер. Войскам Паулюса недоставало сил, чтобы окончательно сбросить защитников города в Волгу, а советским — чтобы выбить немцев с занимаемых позиций.

Борьба велась за каждое здание, а иногда за часть здания, этаж или подвал. Активно работали снайперы. Применение авиации и артиллерии из-за близости порядков противников стало почти невозможным.

С 27 сентября по 4 октября активные боевые действия велись на северных окраинах за поселки заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады», а с 4 октября — за сами эти заводы.

Одновременно немцы вели наступление в центре на Мамаев курган и на крайний правый фланг 62-й армии в районе Орловки. К вечеру 27 сентября Мамаев курган пал. Крайне трудное положение сложилось в районе устья реки Царица, откуда советские подразделения, испытывая острый недостаток в боеприпасах и продовольствии и потеряв управление, стали переправляться на левый берег Волги. 62-я армия отвечала контратаками вновь прибывающих резервов.

Они стремительно таяли, однако и потери 6-й армии принимали катастрофические размеры.

28 сентября Ставка образовала новый фронт — Донской.

В его состав вошли почти все армии Сталинградского фронта, кроме 62-й. Командующим был назначен генерал К. К. Рокоссовский. Из состава Юго-Восточного фронта, войска которого сражались в городе и южнее, был образован Сталинградский фронт под командованием генерала А. И. Еременко. Каждый фронт подчинялся непосредственно Ставке.

Командующий Донским фронтом Константин Рокоссовский и генерал Павел Батов (справа) в окопе под Сталинградом. Репродукция фотографии. Фото: РИА Новости

К исходу первой декады октября атаки противника стали ослабевать, однако в середине месяца Паулюс предпринял новый штурм. 14 октября немецкие войска после мощной авиационной и артиллерийской подготовки вновь пошли в атаку.

На участке около 5 км наступало несколько дивизий. Это наступление противника, продолжавшееся почти три недели, привело к наиболее ожесточенному сражению в городе.

15 октября немцам удалось овладеть Сталинградским тракторным заводом и прорваться к Волге, разрубив 62-ю армию пополам. После этого они начали наступление вдоль берега Волги на юг. 17 октября для поддержки ослабленных соединений Чуйкова в состав армии прибыла 138-я дивизия. Свежие силы отбили атаки противника, и с 18 октября таран Паулюса стал заметно терять свою силу.

Чтобы облегчить положение 62-й армии, 19 октября из района севернее города перешли в наступление войска Донского фронта. Территориальный успех фланговых контрударов был незначителен, но они задержали предпринятую Паулюсом перегруппировку.

К концу октября наступательные действия 6-й армии затормозились, хотя на участке между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь» до Волги оставалось пройти не более 400 м. Тем не менее напряжение боев ослабло, и немцы в основном закрепляли захваченные позиции.

11 ноября была предпринята последняя попытка овладеть городом. На этот раз наступление велось силами пяти пехотных и двух танковых дивизий, усиленных свежими саперными батальонами. Немцам удалось овладеть еще одним участком берега длиной 500–600 м в районе завода «Баррикады», однако это стало последним успехом 6-й армии.

На других участках войска Чуйкова удержали свои позиции.

Наступление немецких войск на Сталинградском направлении было окончательно остановлено.

Локальные бои в городе продолжались до 20 ноября.

К концу оборонительного периода Сталинградской битвы 62-я армия удерживала район севернее Сталинградского тракторного завода, завод «Баррикады» и северо-восточные кварталы центра города. 64-я армия обороняла подступы.

В период оборонительных боев за Сталинград вермахт, по советским данным, потерял за июль — ноябрь до 700 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными, более 1000 танков, свыше 2000 орудий и минометов, более 1400 самолетов. Общие потери Красной армии в Сталинградской оборонительной операции составили 643 842 человека, 1426 танков, 12 137 орудий и минометов, 2063 самолета.

Советские войска измотали и обескровили группировку противника, действовавшую под Сталинградом, что создавало благоприятные условия для перехода в контрнаступление.

Сталинградская наступательная операция

К осени 1942 года в основном завершилось техническое перевооружение Красной армии. На находящихся в глубоком тылу и эвакуированных заводах было налажено массовое производство новой боевой техники, которая не только не уступала, но зачастую превосходила технику и вооружение вермахта. В ходе прошедших сражений советские войска приобрели боевой опыт. Наступил момент, когда нужно было вырвать у врага инициативу и начать массовое изгнание его из пределов Советского Союза.

При участии военных советов фронтов в Ставке был разработан план Сталинградской наступательной операции.

Советским войскам предстояло перейти в решительное контр наступление на фронте в 400 км, окружить и уничтожить сосредоточенную в районе Сталинграда ударную группировку противника. Эта задача возлагалась на войска трех фронтов — Юго-Западного (командующий генерал Н. Ф. Ватутин), Донского (командующий генерал К. К. Рокоссовский) и Сталинградского (командующий генерал А. И. Еременко).

Силы сторон были примерно равными, хотя в танках, артиллерии и авиации советские войска уже имели небольшое превосходство над противником. В таких условиях для успешного выполнения операции было необходимо создать значительный перевес в силах на направлениях главных ударов, что и было достигнуто с большим искусством. Успех был обеспечен прежде всего благодаря тому, что особое внимание было уделено оперативной маскировке. Войска передвигались на заданные позиции только ночью, при этом радиоточки частей оставались на прежних местах, продолжая работать, чтобы у противника создавалось мнение, что части остаются на прежних позициях. Запрещалась всяческая переписка, а распоряжения отдавались только в устной форме, причем только непосредственным исполнителям.

Советское командование сосредоточило на направлении главного удара в секторе протяженностью 60 км более миллиона человек, которых поддерживали 900 только что сошедших с конвейера танков Т-34. Такой концентрации боевой техники на фронте еще не бывало.

Один из центров боёв в Сталинграде — элеватор. Фото: www.globallookpress.com

Немецкое командование не проявило к положению своей группы армий «Б» должного внимания,т.к. ожидало наступления советских войск против группы армий «Центр».

Командующий группой «Б» генерал Вейхс был не согласен с этим мнением. Его беспокоил плацдарм, подготовленный противником на правом берегу Дона напротив его соединений. По его настоятельным требованиям к концу октября на Дон было переброшено несколько недавно сформированных полевых подразделений люфтваффе, чтобы усилить оборонительные позиции итальянских, венгерских и румынских соединений.

Прогнозы Вейхса подтвердились в начале ноября, когда фотографии, сделанные воздушной разведкой, показали наличие в этом районе нескольких новых переправ. Через два дня Гитлер приказал перебросить с Ла-Манша в группу армий «Б» 6-ю танковую и две пехотные дивизии в качестве резервного подкрепления 8-й итальянской и 3-й румынской армиям. На их подготовку и переброску в Россию требовалось около пяти недель. Гитлер, однако, не ожидал от противника каких-либо значительных действий до начала декабря, так что, по его расчетам, подкрепление должно было прийти вовремя.

Ко второй неделе ноября с появлением советских танковых частей на плацдарме Вейхс уже не сомневался, что в зоне 3-й румынской армии готовится крупное наступление, которое, возможно, будет направлено и против немецкой 4-й танковой армии. Поскольку все его резервы находились под Сталинградом, Вейхс принял решение сформировать новую группировку в составе 48-го танкового корпуса, который он поставил позади 3-й румынской армии. Он также передал в этот корпус 3-ю румынскую бронетанковую дивизию и собрался перевести туда же 29-ю моторизованную дивизию 4-й танковой армии, однако передумал, поскольку ожидал наступления также и в районе расположения соединений Гота. Однако все предпринимаемые Вейхсом усилия оказались явно недостаточными, а Верховное командование было скорее заинтересовано в наращивании мощи 6-й армии для решающего сражения за Сталинград, нежели в укреплении слабых флангов соединений генерала Вейхса.

19 ноября в 8 часов 50 минут после мощной, почти полуторачасовой артиллерийской подготовки, несмотря на туман и сильный снегопад, войска Юго-Западного и Донского фронтов, расположенные северо-западнее Сталинграда, перешли в наступление. Против 3-й румынской действовали 5-я танковая, 1-я гвардейская и 21-я армии.

Только одна 5-я танковая армия в своем составе насчитывала шесть стрелковых дивизий, два танковых корпуса, один кавалерийский корпус и несколько артиллерийских, авиационных и ракетно-зенитных полков. Из-за резкого ухудшения погодных условий авиация бездействовала.

Оказалось также, что в ходе артподготовки огневые средства противника были подавлены не до конца, из-за чего наступление советских войск в какой-то момент замедлилось. Оценив ситуацию, командующий войсками Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин принял решение ввести в сражение танковые корпуса, которые позволили окончательно взломать румынскую оборону и развить наступление.

На Донском фронте особенно ожесточенные бои развернулись в полосе наступления правофланговых соединений 65-й армии. Первые две линии траншей противника, проходившие по прибрежной возвышенности, удалось захватить с ходу. Однако решающие бои развернулись за третью линию, проходившую по меловым высотам. Они представляли собой мощный узел обороны. Расположение высот позволяло обстреливать все подступы к ним перекрестным огнем. Все лощины и крутые склоны высот были заминированы и прикрыты проволочными заграждениями, а подходы к ним пересекали глубокие и извилистые овраги. Вышедшая к этому рубежу советская пехота вынуждена была залечь под сильным огнем спешившихся частей румынской кавалерийской дивизии, усиленной немецкими подразделениями.

Противник проводил яростные контратаки, пытаясь отбросить наступавших в исходное положение. Обойти высоты в тот момент не было возможности, и после мощного артиллерийского налета воины 304-й стрелковой дивизии пошли на штурм вражеских укреплений. Несмотря на ураганный пулеметный и автоматный огонь, к 16 часам упорное сопротивление противника было сломлено.

В итоге первого дня наступления наибольших успехов добились войска Юго-Западного фронта. Они прорвали оборону на двух участках: юго-западнее города Серафимович и в районе Клетской. В обороне противника образовалась брешь шириной до 16 км.

20 ноября южнее Сталинграда перешел в наступление Сталинградский фронт. Это оказалось для немцев полной неожиданностью. Наступление Сталинградского фронта также началось в неблагоприятных погодных условиях.

Было решено артиллерийскую подготовку начинать в каждой армии по мере того, как для этого создадутся необходимые условия. От одновременного ее проведения в масштабе фронта пришлось отказаться, впрочем, так же как и от авиационной подготовки. Из-за ограниченной видимости приходилось вести огонь по ненаблюдаемым целям, за исключением тех орудий, что были выведены на стрельбу прямой наводкой. Несмотря на это, система огня противника в основном была нарушена.

Советские солдаты ведут уличные бои. Фото: www.globallookpress.com

После артподготовки, которая продолжалась 40–75 минут, соединения 51-й и 57-й армий перешли в наступление.

Прорвав оборону 4-й румынской армии и отразив многочисленные контратаки, они начали развивать успех в западном направлении. К середине дня были созданы условия для ввода в прорыв армейских подвижных групп.

Стрелковые соединения армий наступали вслед за подвижными группами, закрепляя достигнутый успех.

Для закрытия бреши командованию 4-й румынской армии пришлось ввести в сражение свой последний резерв — два полка 8-й кавалерийской дивизии. Но и это не могло спасти положения. Фронт рухнул, а остатки румынских войск обратились в бегство.

В ночь на 21 ноября в ставке Гитлера стало известно о разгроме 3-й румынской армии.

Поступавшие сообщения рисовали безрадостную картину: фронт рассечен, румыны бегут с поля боя, сорван контрудар 48-го танкового корпуса.

Красная армия перешла в наступление южнее Сталинграда, а оборонявшаяся там 4-я румынская армия разгромлена.

Командование люфтваффе докладывало, что из-за плохой погоды авиация не может поддержать наземные войска. На оперативных картах со всей очевидностью вырисовывалась перспектива окружения 6-й армии вермахта. Красные стрелы ударов советских войск опасно нависли над ее флангами и вот-вот должны были сомкнуться в междуречье Волги и Дона. В ходе почти непрерывных совещаний в ставке Гитлера шли лихорадочные поиски выхода из создавшегося положения. Нужно было срочно принимать решение о судьбе 6-й армии. Сам Гитлер, а также Кейтель и Йодль считали необходимым удерживать позиции в районе Сталинграда и ограничиться лишь перегруппировкой сил. Руководство ОКХ и командование группы армий «Б» находили единственную возможность избежать катастрофы в том, чтобы отвести войска 6-й армии за Дон. Однако позиция Гитлера была категоричной. В итоге было решено перебросить под Сталинград две танковые дивизии с Северного Кавказа.

Командование вермахта все еще надеялось остановить наступление советских войск контрударами танковых соединений. 6-я армия получила приказ оставаться на прежнем месте. Гитлер заверил ее командование, что не допустит окружения армии, а если все же это произойдет — примет все меры к ее деблокаде.

Пока германское командование искало пути предотвращения надвигавшейся катастрофы, советские войска развивали достигнутый успех. Подразделению 26-й танкового корпуса в ходе дерзкой ночной операции удалось захватить единственную уцелевшую переправу через Дон в районе города Калач. Захват этого моста имел огромное оперативное значение. Быстрое преодоление советскими войсками этой крупной водной преграды обеспечивало успешное завершение операции по окружению вражеских войск под Сталинградом.

К исходу 22 ноября войска Сталинградского и Юго-Западного фронтов разделяло всего 20–25 км. Вечером 22 ноября Сталин приказал командующему Сталинградским фронтом Еременко завтра же соединиться с передовыми войсками Юго-Западного фронта, которые вышли к Калачу, и замкнуть кольцо окружения.

Предвидя подобное развитие событий и чтобы воспрепятствовать полному окружению 6-й полевой армии, немецкое командование срочно перебросило в район восточнее Калача 14-й танковый корпус. Всю ночь на 23 ноября и первую половину следующего дня части советского 4-го механизированного корпуса сдерживали натиск рвавшихся на юг танковых частей врага и не пропустили их.

Командующий 6-й армией уже в 18 часов 22 ноября радировал в штаб группы армий «Б», что армия окружена, положение с боеприпасами критическое, запасы горючего на исходе, а продовольствия хватит всего на 12 дней. Поскольку никаких сил, которые могли бы деблокировать окруженную армию, у командования вермахта на Дону не было, Паулюс обратился в Ставку с просьбой о самостоятельном прорыве из окружения. Однако его просьба осталась без ответа.

Красноармеец со знаменем. Фото: www.globallookpress.com

Вместо этого он получил приказ немедленно направиться в котел, где организовать круговую оборону и ждать помощи извне.

23 ноября войска всех трех фронтов продолжали наступление. В этот день операция достигла своей кульминации.

Две бригады 26-го танкового корпуса переправились через Дон и с утра повели наступление на Калач. Завязался упорный бой. Противник яростно сопротивлялся, понимая важность удержания этого города. Тем не менее к 14 часам он был выбит из Калача, в котором располагалась главная база снабжения всей сталинградской группировки. Все находившиеся там многочисленные склады с горючим, боеприпасами, продовольствием и другим военным имуществом были либо уничтожены самими немцами, либо захвачены советскими войсками.

Около 16 часов 23 ноября войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов встретились в районе Советского, завершив таким образом окружение сталинградской группировки противника. Несмотря на то что вместо запланированных двух-трех дней на выполнение операции потребовалось пять суток, успех был достигнут.

В ставке Гитлера после поступления сообщения об окружении 6-й армии воцарилась гнетущая атмосфера. Несмотря на очевидно катастрофическое положение 6-й армии, Гитлер не хотел даже слышать оо оставлении Сталинграда, т.к. в этом случае были бы сведены к нулю все успехи летнего наступления на юге, а вместе с ними исчезли бы и все надежды на завоевание Кавказа. Кроме того, считалось, что сражение с превосходящими силами советских войск в открытом поле, в суровых зимних условиях, при ограниченных средствах передвижения, запасах горючего и боеприпасов, имеет слишком мало шансов на благоприятный исход. Поэтому лучше закрепиться на занимаемых позициях и стремиться деблокировать группировку. Эту точку зрения поддержал главнокомандующий ВВС рейхсмаршал Г. Геринг, заверивший фюрера, что его авиация обеспечит снабжение окруженной группировки по воздуху. Утром 24 ноября 6-й армии был отдан приказ занять круговую оборону и ждать деблокирующего наступления извне.

В штабе 6-й армии 23 ноября также разгорелись бурные страсти. Кольцо окружения вокруг 6-й армии только что замкнулось, и нужно было срочно принимать решение. Ответа на радиограмму Паулюса, в которой он запрашивал «свободы действий», все не было. Но Паулюс не решался взять на себя ответственность за прорыв. По его распоряжению в штабе армии собрались на совещание командиры корпусов, чтобы выработать план дальнейших действий.

Командир 51-го армейского корпуса генерал В. Зейдлиц-Курцбах высказался за немедленный прорыв. Его поддержал командир 14-го танкового корпуса генерал Г. Хубе.

Но большинство командиров корпусов во главе с начальником штаба армии генералом А. Шмидтом высказались против. Дело дошло до того, что в ходе разгоревшегося спора пришедший в бешенство командир 8-го армейского корпуса генерал В. Гейтц пригрозил собственноручно расстрелять Зейдлица, если тот будет настаивать на неповиновении фюреру. В конце концов все согласились на том, что следует обратиться к Гитлеру за разрешением на прорыв. В 23 часа 45 минут такая радиограмма была отправлена. Ответ пришел утром следующего дня. В нем войска 6-й армии, окруженные в Сталинграде, были названы «войсками крепости Сталинград», а в прорыве было отказано. Паулюс снова собрал командиров корпусов и довел до них приказ фюрера.

Некоторые из генералов попытались высказать свои контраргументы, но командующий армией все возражения отклонил.

На западный участок фронта началась срочная переброска войск из Сталинграда. За короткий срок противнику удалось создать группировку из шести дивизий. Чтобы сковать его силы в самом Сталинграде, 23 ноября перешла в наступление 62-я армия генерала В. И. Чуйкова. Ее войска атаковали немцев на Мамаевом кургане и в районе завода «Красный Октябрь», но встретили яростное сопротивление. Глубина их продвижения за день не превысила 100–200 м.

К 24 ноября кольцо окружения было тонким, попытка прорвать его могла принести успех, нужно было только снять войска с Волжского фронта. Но Паулюс был слишком осторожным и нерешительным человеком, генералом, который привык повиноваться и точно взвешивать свои поступки. Он подчинился приказу. Впоследствии он признался офицерам своего штаба: «Возможно, что смельчак Рейхенау после 19 ноября пробился бы с 6-й армией на запад и потом заявил Гитлеру: «Теперь можете меня судить». Но, знаете ли, к сожалению, я не Рейхенау».

27 ноября фюрер поручил фельдмаршалу фон Манштейну подготовить деблокаду 6-й полевой армии. Гитлер уповал на новые тяжелые танки — «Тигры», рассчитывая, что они смогут снаружи прорвать кольцо окружения. Несмотря на то что эти машины еще не были испытаны в бою и никто не знал, как они поведут себя в условиях русской зимы, он верил, что даже один батальон «Тигров» сможет коренным образом изменить обстановку под Сталинградом.

Пока Манштейн получал прибывшее с Кавказа подкрепление и готовил операцию, советские войска расширили внешнее кольцо и укрепили его. Когда 12 декабря танковая группа Гота пошла на прорыв, она смогла пробиться через позиции советских войск, и передовые ее части отделяли от Паулюса меньше 50 км. Но Гитлер запретил Фридриху Паулюсу оголить Волжский фронт и, оставив Сталинград, пробиваться навстречу «тиграм» Гота, чем окончательно решил судьбу 6-й армии.

К январю 1943 года враг был отброшен от сталинградского «котла» на 170–250 км. Гибель окруженных войск стала неизбежной. Почти вся занимаемая ими территория простреливалась огнем советской артиллерии. Несмотря на обещание Геринга, на практике среднесуточная мощность авиации в снабжении 6-й армии не смогла превысить 100 тонн вместо необходимых 500. Кроме того, доставка грузов окруженным группировкам в Сталинграде и других «котлах» вызывала огромные потери в немецкой авиации.

Руины фонтана «Бармалей» — ставшего одним из символов Сталинграда. Фото: www.globallookpress.com

10 января 1943 года генерал-полковник Паулюс, несмотря на безнадежное положение своей армии, отказался капитулировать, пытаясь сколько будет возможно сковывать окружавшие его советские войска. В тот же день Красная армия начала операцию по уничтожению 6-й полевой армии вермахта. В последние дни января советские войска оттеснили остатки армии Паулюса в небольшой район полностью разрушенного города и расчленили продолжающие обороняться подразделения вермахта. 24 января 1943 года генерал Паулюс отправил Гитлеру одну из последних радиограмм, в которой сообщал, что группировка находится на грани уничтожения, и предложил эвакуировать ценных специалистов. Гитлер снова запретил остаткам 6-й армии пробиваться к своим и отказался вывезти из «котла» кого-либо, кроме раненых.

В ночь на 31 января 38-я мотострелковая бригада и 329-й саперный батальон блокировали район универмага, где находился штаб Паулюса. Последней радиограммой, которую получил командующий 6-й армией, был приказ о его производстве в фельдмаршалы, который штаб расценил как приглашение к самоубийству. Рано утром два советских парламентера пробрались в подвал полуразрушенного здания и передали фельдмаршалу ультиматум. После полудня Паулюс поднялся на поверхность и отправился в штаб Донского фронта, где его с текстом капитуляции ожидал Рокоссовский. Однако, несмотря на то что фельдмаршал сдался в плен и подписал капитуляцию, в северной части Сталинграда немецкий гарнизон под командованием генерал-полковника Штекера отказался принять условия капитуляции и был уничтожен концентрированным огнем тяжелой артиллерии. В 16.00 2 февраля 1943 года условия капитуляции 6-й полевой армии вермахта вступили в силу.

Гитлеровское правительство объявило в стране траур.

Три дня над немецкими городами и селами звучал погребальный звон церковных колоколов.

Со времен Великой Отечественной войны в советской исторической литературе утверждается, что в районе Сталинграда была окружена 330-тысячная группировка противника, хотя никакими документальными данными эта цифра не подтверждается.

Точка зрения немецкой стороны по этому вопросу неоднозначна. Однако при всем разбросе мнений чаще всего называется цифра 250–280 тысяч человек. Эта величина согласуется с общим количеством эвакуированных (25 тыс. чел.), захваченных в плен (91 тысяча человек) и погибших и захороненных в районе боев солдат противника (около 160 тысяч). Подавляющее большинство сдавшихся в плен также погибли от переохлаждения и тифа, и спустя почти 12 лет пребывания в советских лагерях на родину вернулось только 6 тысяч человек.

Котельниковская операция Завершив окружение крупной группировки немецких войск под Сталинградом, войска 51-й армии Сталинградского фронта (командующий — генерал-полковник А. И. Еременко) в ноябре 1942 года вышли с севера на подступы к поселку Котельниковский, где закрепились и перешли к обороне.

Германское командование предпринимало все усилия, чтобы пробить коридор к окруженной советскими войсками 6-й армии. Для этой цели в начале декабря в районе пос. Котельниковский была создана ударная группировка в составе 13 дивизий (в т.ч. 3 танковых и 1 моторизованной) и ряда частей усиления под командованием генерала-полковника Г. Гота — армейская группа «Гот». В состав группы входил батальон тяжелых танков «Тигр», впервые применявшихся на южном участке советско-германского фронта. На направлении главного удара, который наносился вдоль железной дороги Котельниковский — Сталинград, противнику удалось создать временное преимущество над оборонявшимися войсками 51-й армии в людях и артиллерии в 2 раза, а по количеству танков — более чем в 6 раз.

12 декабря части группы Гота перешли в наступление.

Они прорвали оборону советских войск и на второй день вышли в район поселка Верхнекумский. Чтобы отвлечь часть сил ударной группировки, 14 декабря в районе станицы Нижнечирская в наступление перешла 5-я Ударная армия Сталинградского фронта. Она прорвала немецкую оборону и захватила станицу, однако положение 51-й армии оставалось тяжелым. Противник продолжал наступление, в то время как у армии и фронта уже не оставалось резервов. Советская Ставка Верховного главнокомандования, стремясь не допустить прорыва противника и деблокирования окруженных немецких войск, выделила для усиления Сталинградского фронта из своего резерва 2-ю гвардейскую армию и механизированный корпус, поставив перед ними задачу разбить ударную группировку противника.

19 декабря, понеся значительные потери, группа Гота достигла реки Мышкова. До окруженной группировки оставалось 35–40 км, однако войскам Паулюса было приказано оставаться на занимаемых позициях и не наносить встречный удар, а Гот продвинуться дальше уже не смог.

24 декабря, создав совместными усилиями примерно двойное превосходство над противником, 2-я гвардейская и 51-я армии при содействии части сил 5-й Ударной армии перешли в наступление. Главный удар навстречу котельниковской группировке наносила свежими силами 2-я гвардейская армия. 51-я армия наступала на Котельниковский с востока, одновременно осуществляя танковым и механизированным корпусами охват группы Гота с юга. В первый день наступления войска 2-й гвардейской армии прорвали боевые порядки противника и захватили переправы через реку Мышкова. В прорыв были введены подвижные соединения, которые начали стремительно продвигаться к Котельниковскому.

27 декабря к Котельниковскому с запада вышел 7-й танковый корпус, а 6-й механизированный корпус обошел Котельниковский с юго-востока. В это же время танковые и механизированные корпуса 51-й армии отрезали группировке противника пути отхода на юго-запад. Непрерывные удары по отступающим войскам противника наносили самолеты 8-й воздушной армии. 29 декабря Котельниковский был освобожден и угроза прорыва противника была окончательно ликвидирована.

В результате советского контрнаступления попытка противника деблокировать окруженную под Сталинградом 6-ю армию была сорвана, а немецкие войска были отброшены от внешнего фронта окружения на 200–250 км.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество