250

Прибалтика приравняла сталинизм и нацизм: сколько миллиардов это будет стоить России

В прямом эфире AIF.RU на вопросы читателей ответил  Михаил Иоффе,  директор Некоммерческого правозащитного учреждения «Центр  по оказанию правовой помощи соотечественникам  «Москва-Россияне», защитник ветерана Великой Отечественной Войны  В. Кононова, преследуемого властями Латвии.

- В чём заключается главный конфликт между Россией и Прибалтикой? С чего всё началось?

- Если говорить об исторических моментах, в данной ситуации латвийское руководство страны в качестве правового основания своей политики, проводимой после восстановления независимости указывает тезис, что 17 июня 1940 года в Латвии была совершена оккупация, и последующие события Второй мировой войны, 44-й год – освобождение Латвии от нацизма оценивается в этих странах как преступление – оккупация со стороны СССР. Мы знаем позицию и руководства государства по этому вопросу, что этой оккупации не было.

- О чем умалчивают латышские историки, политизируя эту ситуацию?

- Ввод войск в Латвию, Литву, Эстонию состоялся в соответствии с международными договорами между СССР и руководителями этих государств. В Латвии это был министр иностранных дел Монтерс, который по полномочиям подписал акт о взаимной помощи. В соответствии с этим актом руководство этих государств разрешило ввод войск на их территорию для защиты от агрессии третьей европейской страны.

Если знать историю, 1 сентября 39-го года началась Вторая мировая война, и эти государства оказались перед выбором: либо войти в состав СССР, либо оказаться под оккупацией нацистской Германией. Руководители этих государств для себя приняли решение встать под защиту СССР. Для этого был разрешен по международному договору, а этот договор даже зарегистрирован в Лиге Наций, и в октябре 39-го года ограниченные контингенты советских войск были введены на территорию республики. К сожалению, количество войск было явно недостаточно.

В Латвии было 25 тыс., а надо было около 100 тыс. человек, чтобы защитить эту республику. И правительство Латвии препятствовало дальнейшему вводу контингента войск для защиты этой территории. 17 июня – в день, на который латвийские историки ссылаются как на день оккупации – политики по согласованию с президентом Латвии по договору, подписанному между Министерством обороны Латвии и руководителем войск Красной Армии, куда вводить войска. И вот спустя 60 лет эти документы историки вдруг не видят и говорят: была вооруженная оккупация. Да ни одного выстрела не было в эту оккупацию! Это что ж за оккупация.

С точки зрения международных норм права, конечно, никакой оккупации не было и близко. Это называется юридически аннексия – присоединение других территорий. Но за аннексию не платят деньги, а вот прибалтийские власти очень хотят получить компенсацию с России – вот это главный фундамент, в отношении которого ведется борьба на историческом и правовом фронте.

- В последнее время много говорят о Пакте. Так всё-таки в чем его суть? Что за шумиха вокруг того, что документ якобы - подделка?

- Могу сказать, исторический документ такой был, он находится в архивах МВД России. Пакт Молотова - Риббентропа получил свою правовую оценку на Нюрнбергском трибунале. И то, о чем сейчас молчат латвийские политики и историки: там нет никаких сведений о том, что СССР готовился к агрессии. Наоборот, во исполнение этого пакта он никаких действий не предпринимал, чтобы захватить чужую территорию. Но если дана такая правовая оценка, иной дать нельзя, потому что приговор Нюрнбергский является окончательным и пересмотру не подлежит. И вот сейчас власти прибалтийских республик пытаются изменить приговор Нюрнбергского трибунала, поэтому пакт был, больше для историков интересны протоколы, о которых не писалось в советское время, - это разделение зон влияния. Это нормальная практика в международных нормах. И эти документы имеют место быть. Но они потеряли юридическую силу, имеют только исторический момент – что они действительно были подписаны.

- С 1 июля 2009 года в латвийский УК введена статья 74 со значком 1, предусматривающая уголовную ответственность лица, которое занимается реабилитацией, защитой, восхвалением преступлений геноцида, военного преступления и преступления против мира. Могли бы вы пояснить, что входит в данном случае в понятие геноцида?

- В понятие геноцида у них преступления коммунистического режима включены, в военные преступления – партизан Кононов, который от лица советской власти якобы совершил международное преступление и так далее. Все, что связано с СССР, сейчас пытаются перенести на Россию как правопреемницу. Это, конечно, недопустимо. Но это политическая линия, она должна иметь отпор с нашей стороны. Мы должны отреагировать на эту ситуацию, я надеюсь, что осенью и парламент РФ, и президент ответят адекватно.

Кстати, наш президент встречается с руководителями ряда государств – с Ангелой Меркель, с руководителем Израиля – обсуждал вопрос о совместных действиях против такой политики именно прибалтийских государств, которые занимаются реабилитацией нацизма.

- Кто попадает под ответственность в связи с этой статьёй?

- Под ответственность попадает любое лицо, которое будет отрицать факт «оккупации» Латвии в 40-44-м году со стороны СССР. УК Латвии предусматривает ответственность на территории страны. Но я знаю хорошо Владимира Бузаева, депутата латвийского сейма, который публично сообщил письменно и написал запрос в полицию безопасности, с тем чтобы дали оценку его сообщениям. Он отрицает факт оккупации. Он юрист и, конечно, аргументированно, на тех же доводах, которые привожу я, попросил дать оценку. И вот какое-то молчание со стороны полиции безопасности. То есть не возбуждено дело и не отказано в возбуждении дела. Поэтому люди борются, решение о привлечении конкретно депутата сейма еще не принято. Будем ждать и смотреть, как власти отреагируют. С точки зрения норм уголовного права то, что делает сейчас политическая власть в Латвии, - это нарушение прав человека бесспорное. Но это не мешает им нарушать. Пока не будет ответственности для тех лиц, которые этим занимаются.

Отстаивая ветерана Кононова, я фактически тоже попадаю под ответственность, но я это делаю в Страсбурге, поэтому не знаю, будет ли латвийский закон действовать на территории ЕС. Они постараются, конечно, его распространить.

- Один из наших пользователей спрашивает: «Могут ли страны прийти к перемирию? Если да, то что для этого нужно?»

- Мы не находимся в состоянии войны, поэтому нельзя говорить о перемирии. Речь идет о политическом нагнетании обстановки со стороны руководителей прибалтийских государств. Нельзя говорить о том, что народ поддерживает. Прекрасно знаем, что часть населения Прибалтики не просто не поддерживает, а выступает против. Поэтому я думаю, что конфликт состоится в разрешении какого-то вопроса, но если прибалтов не поддержат США и ЕС, тогда они пойдут на попятную. Думаю, к этому придет демократичная Европа достаточно скоро.

- С какими словами вы могли бы обратиться в завершение к читателем «AиФ»?

- Хотелось бы, чтобы жили в правовых нормах. Чтобы люди меньше думали о политике и конфликтных ситуациях, которые вокруг этого возникают, радовались жизни, мирному сосуществованию, своему благополучию, здоровью родных и близких, а не втягиваться в аферистическую политику властей, которая подогревается нездоровыми, искаженными историческими фактами, что заставляет многих людей нервничать, чувствовать себя неполноценными. Это действительно не жизненный путь, тот, который толкает руководителей Прибалтики в конфликт. Он не имеет того разрешения, которое они хотят получить, потому что правовая база в этом отсутствует. Ну а всем пожелать здоровья, благополучия, пережить тяжелые времена и радоваться всему того, что будет для них полезного и хорошего в жизни.

Читайте также полный текст онлайн-конференции с Михаилом Иоффе.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество