3648

Приемный покой — в конюшне. Почему врачи из ростовских сел бегут на Кубань

/ Виталий Колбасин / АиФ

Сельские медики Ростовской области переезжают работать на Кубань из-за низких зарплат и отсутствия жилья, которое им обещали по федеральной программе «Земский доктор».

АиФ.ru отправился в сельскую больницу и встретился с «врачами-перебежчиками».

Приемный покой — в бывшей конюшне

Меньше часа езды из Ростова-на-Дону — и мы уже в селе Самарском Ростовской области, где живет более 10 тысяч человек. Оно на границе с Краснодарским краем: если проехать еще 40 минут по трассе М-4 «Дон», то окажешься в кубанской станице Кущевской.

Из поликлиники местной районной больницы недавно уволились четыре медика. Поменять место работы намерены еще двое. Все они перебираются в соседний Краснодарский край.

Из села за последние годы уехало 30 медработников.

В коридоре на первом этаже очередь в регистратуру.

Во взрослой поликлинике Самарского.
Во взрослой поликлинике Самарского. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

«Работает только один компьютер, и тот зависает постоянно, — объясняет мне житель хутора Победа Елена Радзянка. — Номерок взять — час простоять в очереди, затем еще очередь к врачу, так целый день и тратишь здесь».

Меня трогает за руку пенсионер и рассказывает о наболевшем.

«Мою жену фельдшеры не смогли сразу погрузить в машину скорой помощи, так как заклинило дверь автомобиля, — говорит он. — Супругу на носилках положили на землю, в снег, пока дверь откручивали. А вы пойдите посмотрите наш „приемный покой“, куда привозят людей на скорой. Зданию уже сто лет, раньше там конюшня была».

Из села за последние годы уехало около 30 медицинских работников. Такие данные приводит председатель общественного совета при Самарской сельской администрации Ольга Романовская.

«К нам едут медицинские специалисты, но они поживут на съемных квартирах, помаются и уезжают в Краснодарский край или Ростов-на-Дону, — поясняет общественница. — Причина одна: им не платят положенных по программе „Земский доктор“ денег. Власти не решают их жилищные проблемы. Два фельдшера, муж и жена, Лошкабановы Станислав и Наталья, проработали год и уехали. Другой молодой — фельдшер Сергей Басанец — также долго не выдержал, сбежал».

Приемное отделение в Самарском расположено в бывшей конюшне.
Приемное отделение в Самарском расположено в бывшей конюшне. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Ольга Романовская продолжает: «У нас большое сельское поселение, уютное, молодежь остается, потому что близко Ростов-на-Дону. По количеству новорожденных детей у нас хорошая статистика. Но вот с больницей беда: не хватает врачей, современного медицинского оборудования. Здания очень старые».

«Совмещаю работу в Кущевской»

Очередной массовый побег специалистов из села Самарского случился в конце 2020 года. Уволилось четыре медработника.

Хирург Айказ Мазманян намеревался также поменять место работы, уехать в Кущевскую. Но вчера в поликлинику приехал министр здравоохранения Ростовской области Юрий Кобзев и уговорил доктора остаться.

Врач образование получил в Красноярске, переехал на Дон из Сибири в 2019 году. Семьей мужчина еще не обзавелся.

«Я ведь знал, на что иду, когда ехал работать в село, поэтому уходить полностью не собираюсь, хоть и настойчиво зовут, — признается Айказ Мазманян корреспонденту АиФ.ru. — Если уйду, то селяне очень сильно пострадают. Сейчас здесь должно быть по штатному расписанию два с половиной хирурга, но я один».

Чтобы не оставлять селян без хирургической помощи, медработник нашел соломоново решение: совмещает работу в Самарском и в станице Кущевской. И он не один такой.

Айказа Мазманяна пока уговорили остаться в Самарском.
Айказа Мазманяна пока уговорили остаться в Самарском. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Айказ Мазманян так прокомментировал уход своих коллег.

«Двое врачей, лор и эндокринолог, уехали из-за отсутствия собственного жилья, они работали здесь давно и по какой-то причине не вошли в программу „Земский доктор“, — говорит хирург. — Два фельдшера уехали по похожим причинам. Их уговаривали остаться, обещали, но мои коллеги сказали, что устали ждать. Два новых пришли, им пообещали „подъемные“ выплаты и жилье, но они говорят, что если не получат в ближайшие месяцы, то тоже уйдут».

«Вы из „Самары“ или деревни?»

На столетнюю конюшню, где сейчас приемный покой, я, конечно, пошел посмотреть. Зашел и в рядом расположенное детское отделение.

«Вы из „Самары“ или деревни?» — спрашивает в регистратуре специалист пациента и быстро находит карточку ребенка. «Самарой» жители называют свое село Самарское.

В детском отделении остался работать один врач.
В детском отделении остался работать один врач. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Очередь здесь одна: к педиатру. Родители детей наперебой делятся проблемами.

«В отделении работает один врач. Ему приезжает помогать специалист из Азова, два раза в неделю по два часа, — говорит жительница Самарского. — Раньше врач работала и в субботу, можно было не отпрашиваться с работы. Теперь же с больным ребенком куда обращаться? В Азове, если поедешь, тебе сразу предлагают платные услуги».

«Возраст мой не спрашивали»

Переехавшая из Самарского в Кущевскую детский оториноларинголог Нарине Давтян готова поговорить. Едем в Кущевскую.

Поликлиника Кущевской имеет статус районной, как и в селе Самарском. Но сравнивать два медучреждения даже визуально не имеет смысла. В Самарском — приемный покой в бывшей конюшне, в Кущевской — современное здание.

Нарине Давтян очень довольна работой в Кущевской.
Нарине Давтян очень довольна работой в Кущевской. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

«Тяжело мне было уходить из Самарской больницы, ведь я там 15 лет проработала, — говорит Давтян. — Я не дождалась того, что обещало государство. Написала Владимиру Путину, что не выполняют приказы, которые он подписывает. В Агентстве жилищных программ Ростовской области мне отказали в жилье, сославшись на то, что в доме, в котором я прописана, слишком большая квадратура. Я объяснила, что квадратура не моя, меня там прописали пациенты. Подходила к заместителю главы администрации Азовского района, он все обещал, что это учтут».

Родилась Нарине Давтян в Армении, в Ереване окончила медицинский институт. Ее семья переехала из Еревана в Кострому, а 20 лет назад по семейным обстоятельствам перебралась в Ростовскую область. В Ростове-на-Дону Нарине работала в военкомате, но свое жилье приобрести не удалось, скиталась по съемным квартирам.

Когда предложили место в поликлинике Самарского, то без раздумий переехала. Но и здесь она не дождалась обещанного. Четыре месяца назад она переехала в Кущевскую.

«После Самарского здесь, конечно, не сравнить, — продолжает Давтян. — Очень нравится работать. В Кущевской меня включили в федеральную программу „Земский доктор“. Документы для выплаты мне миллиона рублей уже подписала. Готовлю документы для льготного приобретения квартиры, сказали, что будет без сложностей. Да и зарплата намного выше, чем в Самарском».

Нарине 56 лет, у нее двое детей. Женщина переживала, что возрастной порог не позволит ей участвовать в программе «Земский доктор» в Краснодарском крае, но опасения не подтвердились.

Районная поликлиника в Кущевской.
Районная поликлиника в Кущевской. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

«При приеме на работу в Кущевской у меня даже возраст не спросили, — поясняет она. — Сразу предложили компенсировать плату за арендованную квартиру. Разница в отношении большая. В Самарском, когда узнали, что уезжаю, вдруг согласились оплачивать жилье, которое арендую».

Детский врач Нарине не понимает, почему в отношении к врачам в двух соседних регионах такая огромная разница.

«Я довольна, что круто поменяла свою жизнь. Боялась, но рискнула и не прогадала», — говорит детский врач.

Минздрав: квот нет

Депутат Законодательного собрания Ростовской области Сергей Косинов поделился с журналистами результатами своего запроса в местный Минздрав.

«Сегодня получил ответ на свой запрос из Минздрава... и сегодня же уволились из больницы в Самарском два фельдшера. Так и не дождавшись обещанных подъемных... — рассказал Косинов. — Ответ мне объемный прислали, аж на трех листах. Обосновали, почему мы не хотим решать проблему с медицинскими кадрами. Просто не хотим. На всех уровнях заявляем, что врачей нет, находим, а потом говорим, мол, извините, квоты нет».

В Минздраве признают: квота для врачей из сельских больниц, которые не относятся к категории удаленных и труднодоступных, в 2020 году действительно была очень маленькой. Помощь получили всего 16 врачей и 4 фельдшера. В 2021 году их будет еще меньше: 15 врачей и 5 фельдшеров. Выплаты получат только те, кто переедет в село в 2021 году. Те, кто так и не дождался жилья и выплат в прошлом, в очередь уже не допускаются.

Азовский район, где находится Самарское, к категории удаленных и труднодоступных не относится, хоть и находится на границе. Поэтому «утечка» врачей может продолжаться.

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах