Примерное время чтения: 5 минут
759

Не коронавирусом единым. Президент Лиги защитников пациентов — о медпомощи

Александр Саверский.
Александр Саверский. / Александр Уткин / РИА Новости

О том, как сейчас, когда все внимание направлено на коронавирусную инфекцию, живут пациенты с другими диагнозами, АиФ.ru рассказал президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский.  

Складывается обманчивое впечатление, что в мире не осталось других болезней, кроме ковид-19. К несчастью, это не так. И сегодня люди продолжают страдать сердечно-сосудистыми заболеваниями, сахарным диабетом, раком и другими не менее тяжелыми недугами. И эти пациенты сегодня, как никогда, остро нуждаются в  помощи. Как она оказывается, рассказал наш эксперт.

Елена Нечаенко, АиФ.ru: Александр Владимирович, обращаются ли к вам в Лигу пациенты с жалобами на отказы в предоставлении жизненно необходимых им медицинских услуг?  

Александр Саверский: Да. Таких обращений у нас точно больше десятка. У кого-то отменяют сложные операции с применением высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) — например, эндопротезирование суставов. Больной, страдая от невыносимой боли в бедре, как манны небесной, ждал этой операции, а ее перенесли на неопределенный срок. У кого-то из кардиологических больных отложили стентирование сосудов. Остались многие онкологические больные, пациенты с гепатитом С, ВИЧ. Недавно мы решали (и, к счастью, решили) проблему пациента, которого выкинули из больницы с переломанными тазовыми костями после ДТП.

 Что делать пациентам в таких ситуациях? Каков должен быть алгоритм действий?  

— Сначала следует обратиться с жалобой на имя главного врача, где надо указать, что отказ в получении медицинской помощи угрожает жизни пациента. И что, если проблема не будет решена, пациент будет вынужден обратиться в  Росздравнадзор, Следственный комитет и прокуратуру. Как правило, это сразу приводит к нужному результату. Но как говорилось в фильме «Чародеи», «сфера услуг требует еще и характера». Конечно, не у всех пациентов он есть, не у всех есть на это силы. Но наша система такова, что часто без этого не обойдешься. А систему надо менять. 

 Жалобы к вам чаще приходят из регионов? 

— Отовсюду — процесс перепрофилирования лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) идет сейчас везде. Но смысл перепрофилирования федеральных медучреждений (ФГУ) мне совершенно непонятен. Ведь только в этих учреждениях больные могут получить высокотехнологичную медпомощь. А ковид-госпитали можно открывать и на базе обычных больниц.   

 Наверное, сейчас без крайней надобности обращаться в любые лечебные учреждения все же не следует?  

— Безусловно! И я об этом часто говорю. Если ситуация терпит, лучше побыть дома, поскольку больницы сейчас превратились в очаги инфекции, «инфекционные бомбы». Ведь при этом заболевании концентрация вируса является очень значимым фактором риска, который увеличивает опасность не только заражения, но и смертности. А в ЛПУ концентрация вируса максимальная. По сообщениям Роспотребнадзора, 55% всех эпидемических очагов в России уже в начале апреля были именно в медицинских организациях. Поэтому, если есть возможность подождать, лучше так и сделать. 

 Но есть ситуации безотлагательные. И их, наверное, тоже немало?  

— Конечно. Аппендицит окончания пандемии ждать не будет. Кроме того, как на дрожжах растет количество осложнений гипертонии, диабета, увеличивается число больных ожирением, депрессией и прочими заболеваниями. Особенно тяжела ситуация у больных инсультом. Этих пациентов непонятно, куда класть, ведь заражение COVID-19 при сосудистой катастрофе мозга — это приговор. Мы пока еще не можем осознать всего масштаба последствий, связанных с коронавирусом. И осознаем мы это не через месяц-другой, а где-то только через 1,5  года. В течение этого срока будет проявляться отложенный эффект карантина. 

 Что делать сейчас в это трудное время людям с хроническими заболеваниями?  

— Первое — стараться держать себя в форме: давать себе необходимый минимум нагрузок, не переедать, укреплять психологический баланс. А второе — регулярно проводить контроль имеющихся хронических заболеваний и медикаментозную профилактику. 

 И как решить эту проблему?  

— Каждый субъект РФ решает ее по-своему. И часто не без ошибок. Почему бы не выписать больному рецепт на тот же, например, инсулин, сразу на 180 дней? Тем более приказ Минздрава это сейчас позволяет делать. И сделать это можно не лично, а дистанционно. А волонтер затем доставит даже не рецепт, а лекарство пациенту, естественно, с соблюдением всех санитарных правил. Например, повесит пакет на ручку двери квартиры.  

Мы обратились в Минздрав с предложением создать единый порядок решения этой проблемы. В частности, выдвинули идею организовать горячие линии в каждом ЛПУ, куда бы мог обратиться любой человек из группы повышенного риска, включая льготников, нуждающийся в лекарствах. Кроме того, предложили выбрать в каждом ЛПУ ответственное за лекарственное обеспечение лицо, а также сделать так, чтобы лечащий врач мог отслеживать и фильтровать электронную очередь своих пациентов. Например, он может звонить пациентам из группы риска, которые имеют право на получение льготных  лекарств, чтобы вовремя предупреждать их приход в больницу.  

 И когда будет создана такая «горячая линия»?   

— Пока ответа на этот вопрос нет, поскольку мы столкнулись с тем, что в каждом из 85 регионов свой порядок. Но мы попросили Минздрав ускориться и принять порядок, единый для всех регионов. Очень надеемся, что это будет сделано. И тогда человек сможет просто позвонить в ЛПУ, где ему оформят рецепт на лекарство, а затем привезут его домой. На мой взгляд, такая система пригодится не только в условиях пандемии, но и потом, в «мирное время», так как избавит пациентов от массы ненужных телодвижений, а врачей — от наплыва пациентов. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах