aif.ru counter
05.05.2015 00:05
2253

«Попробовать преподать нечто внятное». Эксперты о едином учебнике истории

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Ждут! Вернёт ли бизнес уведённые из страны капиталы 29/04/2015

Но не стоит думать, что стандарт — это некая новая линия партии, предписывающая, как именно растолковывать детям неоднозначные события. Хотя сам список из 31 трудного вопроса прилагается. Новый документ — это по большей части всего лишь перечисление фактов и дат, которые должен знать ребёнок. Как их преподносить — дело учителя. 

Стоит ли детям давать разные трактовки исторических событий, подсказывать, где были хорошие парни, а где плохие, кто победил в войне? Разоблачать устоявшиеся мифы? Рассуждают эксперты «АиФ».

«Не много ли гробов?»

Евгений Ямбург, историк, культуролог, директор центра образования № 109 Москвы, доктор педагогических наук:

— В преподавании истории нужно учитывать особенности возраста. В 5-6 классе первая задача — это, образно говоря, привить «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Для маленького ребёнка лучшая иллюстрация войны 1812 г., того, как наши предки воевали, — фильм «Гусарская баллада»: Наполеон пришёл, Наполеон ни с чем ушёл... Но чем страше ребёнок, тем больше вопросов у него может возникать: а не слишком ли много гробов и пепелищ? Со старшеклассниками надо разговаривать честно, ничего не скрывая и показывая весь драматизм истории, в которой были и триумфы, и поражения. Патриотизм — это вещь не фальшивая. Но во всём, в том числе и разоблачении мифов, нужна большая аккуратность. В отдельных случаях либеральная разоблачительная позиция является катализатором национализма и фашизма.

Учитель — живой человек. И по поводу фигуры Сталина, и Великой отечественной войны и т.д. у всех разные позиции. Да и не может быть в нашем сложном обществе единой идеологии, которая устраивала бы всех. Нельзя делать этого и в школе. А раз множество трактовок будет всегда, то задача предмета истории — научить детей цивилизованному диалогу. Философ и писатель Г. Померанц написал гениальную фразу: «дьявол начинается с пены у рта ангела, который вступил в борьбу за правое дело». Не должно быть пены у рта, любая точка зрения должна быть уважаема и аргументирована. Мы никогда не добьёмся консенсуса в обществе, если не научим детей самой главной «святой науке — расслышать друг друга», как говорил Б. Окуджава. Не гавкать по образцу сегодняшних ток-шоу, а цивилизованно дискутировать. Вот этому гораздо важнее научить детей, чем вдолбить в головы исторические даты. 

Спекулируют святым 

Тамара Эйдельман, зав. кафедрой истории московской гимназии № 1567, член правления Межрегиональной общественной организации «Объединение преподавателей истории»:

— Почему-то Пётр I не включён в список трудных вопросов истории. Предполагается, что всё в изучении этой темы однозначно. Между тем, даже когда Пётр был жив, кто-то перед ним преклонялся, а кто-то называл антихристом. И у историков нет единой точки зрения, облагодетельствовал он нашу страну или нарушил её ход развития. Наверное, на каком-то очень простом уровне, с использованием маленьких цитат из источников, детям надо показать, что был и есть этот спор.

Что касается Великой отечественной войны, я думаю, что главная сложность не в том, кто победил, а в том, что происходит её девальвация. Когда по каждому поводу на тебя обрушивают рассказы про Вторую мировую войну, по любому поводу напоминают про каких-нибудь героев, блокаду Ленинграда... Это перестаёт восприниматься всерьёз. Как трагедия. Это что-то, о чем все время болтают, болтают... Правильнее не просто бить в одну точку: «Ура, ура, мы победили!» Дети очень чётко ощущают, часто неосознанно, интуитивно, когда им что-то недоговаривают, искажают. Они все равно почувствуют, что что-то здесь какая-то фальшь. Они должны знать, что Прибалтийские республики по-другому воспринимают результаты Второй мировой войны. И в этом нет позора для нас, позор, что мы про это не говорим. Великая трагедия Второй мировой войны как раз в том, что разные люди и страны оказались по разные стороны от линии фронта, и очень важно показать неоднозначность и сложность той эпохи. Это сделает её изучение только глубже и будет куда интереснее, чем просто отлакированный показ трагедии.

Андрей Туторский, доцент кафедры этнологии исторического факультета МГУ:

— Если давать разные взгляды на неоднозначные события и не расставлять акценты, то есть не разъяснять детям, что явялется приоритетным, а что нет, то у детей остаётся впечатление, что существуют разные точки зрения, и ни одна из них не правильна. Нужно всегда одну позицию выделять, объяснять более подробно и говорить, что большинство историков в нашей стране считают именно так. Хотя само по себе изучение разных точек зрения неизбежно. Даже в ЕГЭ по истории есть вопрос, где надо дать два довода «за» высказывание и два довода «против». Например, в том же ЕГЭ есть вопрос о причинах возвышения Москвы. Часто называют географические факторы, но решающее значение всё-таки имела политическая деятельность русских князей.

Зачем путать детей?

Леонид Поляков, зав. кафедрой общей политологии Высшей школы экономики:

— Школа — это государственное учреждение, а раз так, то в ней нужно воспитывать более или менее единое представление о национальной истории. Школьные учителя, авторы учебников должны договориться между собой и на основе чётко проверенных фактов выстроить их общую интерпретацию. Именно так вырабатывается национальная идентичность, национальное самосозание, которое скрепляет нацию. А не в ситуации, когда в одной школе говорят, что в прошлом не было ничего, кроме угнетения народа крайне репрессивным государством, в другой — что у нас было великое и героическое прошлое, в третьих ещё что-то. Или когда на одном уроке учитель говорит, что по мнению одних Иван Грозный был кровавым убийцей, других — собирателем земель русских, а третьи вообще считают его сумасшедшим, параноиком, который беспрерывно только тем и занимался, что кого-то, в том числе и своих родственников, убивал. Разговоры о том, что нужно давать альтернативные точки зрения, бессмысленны. С одной стороны, это приведёт к полной дезориентации детей. С другой, если на уроке рассказывать детям, как разные исторические школы представляют одно и то же событие и какие разные интерпретации дают, то дальше Древнего мира мы не уйдем. Фантазии на тему, что обо всём можно думать по-разному, оставьте для внеклассных занятий, исторических факультетов вузов, акадмических институтов. Кроме уроков сегодня у школьников безграничные возможности изучить любой интересующий вопрос истории, иные точки зрения, если они хотят их знать. В школе нужно хотя бы в первый раз в постсоветской истории попробовать преподать нечто внятное, цельное и связное.

В США тоже есть дебаты по поводу национальной истории, но в школу дети приходят с учебником, где чётко сказано, где чёрное, а где белое, расставлены все акценты вплоть до моральных. В новой концепции преподавания истории выделен 31 трудный вопрос — это такие, по которым существуют прямо противоположные точки зрения. Как на основе такого стандарта писать учебник, я себе не представляю.

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество